Линки доступности

Александр Константинов: скромное обаяние минимализма


Александр Константинов за работой

В Массачусетсе на Москоу-роуд открылся «русский парк»

Вроде бы бесполезные вещи, такие как ствол и фрагменты засохшего дерева, в руках скульптора превратились в изящную и многозначную инсталляцию. Композиция «Ясень» (Ash Tree) российского художника и архитектора Александра Константинова установлена в парковой зоне города Вест-Стокбридж в штате Массачусетс.

Состоявшееся на днях торжественное открытие этого арт-объекта в местном парке TurnPark, стало выражением благодарности владельцев парка Александру Константинову и его оригинальному видению. Художник, интенсивно и плодотворно работавший в США, Европе и Японии, скончался в мае этого года. Ему было 65 лет.

Здесь, у подножья Беркширских гор, примерно в 3 часах езды от Нью-Йорка, благодаря усилиям бизнесмена Игоря Гомберга, его супруги кинодраматурга Кати Брезгуновой, их сподвижников и помощников, и, конечно, благодаря мощному художественному видению Александра Константинова, сформировался в последние два-три года «русский парк скульптур». Уже сам адрес парка красноречиво говорит о его учредителях, переехавших в США из Москвы, – Москоу-роуд, 2, Вест-Стокбридж.

Он спросил у ясеня

Катя Брезгунова, автор сценариев нескольких популярных российских телесериалов, выступая на открытии парка, рассказала о звонке Александра Константинова года два назад.

Выступает Катя Брезгунова
Выступает Катя Брезгунова

«Он был полон детского восторга, - сказала Катя Брезгунова. – Речь шла об электронной карте Google, на которой появились снимки TurnPark. Саша, так мы его звали, радовался и гордился так сильно, потому что эти снимки точно соответствовали его рисункам и проекту парка. Он помнил каждый камень, каждое дерево парка. Иногда даже лучше, чем мы... Вместе с ним мы полюбили эту заброшенную мраморную шахту и сам городок Вест-Стокбридж».

Катя рассказала собравшимся историю создания композиции «Ясень».

«Мы остановили рабочих, которые спиливали старое дерево, - сказала Катя. – Саша мгновенно увидел в нем будущую скульптуру. Мы даже табличку на стволе поместили, чтобы не было путаницы. Он нарисовал контур ствола на большом листе, и то же самое сделал для других фрагментов будущей композиции. Все дощечки он подготовил в мастерской, затем они были покрашены... Увы нам пришлось заканчивать композицию без него. Сегодня мы открываем ее и вспоминаем нашего друга».

Поиск и традиции

Слово об Александре Константинове произнесла его дочь, искусствовед Юлия Туловская, работающая куратором коллекции искусства нон-конформистов в музее Зиммерли в Нью-Брансуике, штат Нью-Джерси.

Юлия Туловская
Юлия Туловская

«Я выросла в орбите отца, - сказала Юлия Туловская «Голосу Америки». – Помню, как в детстве, в Москве, я видела, как он рисовал. Мое понимание искусства идет от него. Я занималась рисованием, он комментировал мои рисунки. Он помогал мне в моих проектах, я – в его. Я устроила ему первую встречу с Игорем и Катей в Москве, с чего, собственно и начался проект этого парка. В своем станоковом искусстве он стремился соединить технологию и разнообразные измерительные системы с человеческим началом, изучал и подчеркивал погрешности, ошибки и сбои в системах координат. Он начинал с пейзажей в духе Моранди, потом увлекся абстрактной графикой, американским минимализмом. Создавал удивительные по тонкости графические листы и геометрическую скульптуру. При этом считал себя продолжателем русского авангарда».

«Александр Константинов не боится традиций классического авангарда и на его основе ведет поиск новых интерпретаций пространства, плоскости, фактуры, соединяет визуальное и тактильное», - писал о нем искусствовед, академик Дмитрий Сарабьянов.

Александр Константинов – «физик и лирик» в одном лице, если использовать популярные в советское время определения. Доктор математических наук, профессор кафедры прикладной математики Московского университета электроники и математики в 1987 году он вошел в творческое объединение «Эрмитаж» и стал выставляться с 1988 года.

Он работал в разных жанрах и техниках, но его любимым направлением стал паблик-арт. Он проектировал парки, сады, общественные и частные здания. В Люксембурге он спроектировал электростанцию. В Японии - сеть автобусных остановок. Он последовательно и с какой-то веселой дерзостью нарушал каноны, правила и границы. Персональные выставки Константинова проходили в России, в том числе в Третьяковской галерее, в Австрии, Германии, Норвегии и многих других странах. Жил он в Москве и Нью-Йорке.

Тропинка на крыше

В Америке любят парки скульптур. Специфика TurnPark – разнообразие ландшафта на относительно небольшой площади в 6,5 гектаров и сквозная эстетическая концепция организации пространства. Генеральный план парка был создан командой дизайнеров под руководством Александра Константинова.

Тропинка на крыше
Тропинка на крыше

«Я восхищался въедливостью Александра, его упорным желанием вникнуть в самые, казалось бы, незначительные детали формирования художественного пространства парка», - говорит Григорий Фатеев, архитектор, тесно работавший вместе с Константиновым над этим проектом. Над проектом также работала московский архитектор Екатерина Власенко. Фатеев переехал в США из Петербурга, учился архитектуре в колледже Купер-Юнион в Нью-Йорке.

По его словам, Константинов сочетал в своей эстетике понятия интимности и универсальности. Так, все дорожки парка прихотливо изогнуты, часть их них сходятся и расходятся, нередко упираются в «тупики», требующие от посетителя некоего усилия в выборе дальнейшего маршрута. Мраморные плиты как часть ландшафта переанжированы в соответствии с архитектурными разметками Константинова. И как наглядный образец творческо-технического мышления – небольшой уютный амфитеатр, выложенный мраморными блоками и очевидно вдохновленный древнеримскими постройками.

Местный каменщик Верн Тауэр участвовал вместе с Константиновым в создании амфитеатра, для чего использовал мраморные плиты из «своей коллекции». «Константинов добивался ощущения натуральности, - сказал он, - И считал, что поверхность плит должна быть шероховатой, совершенно не полированной».

Здание Gate House любопытно тем, что его крыша одновременно и начало тропинки, ведущей в верхнюю часть парка. Здание приземистое, как бы распластанное по земле, но при этом элегантное, функциональное и уютное.

Когда Игорь Гомберг и Катя Брезгунова купили эту территорию, они решили сделать парк, где бы работы российских скульпторов соседствовали бы с работами американцев. В Москве они подружились со скульптором Николаем Силисом (он умер в прошлом году в возрасте 90 лет) и покупали работы его и его друга и соратника Владимира Лемпорта (он умер в 2001 году в возрасте 79 лет).

Игорь Гомберг у скульптуры Николая Силиса «Дон Кихот»
Игорь Гомберг у скульптуры Николая Силиса «Дон Кихот»

Игорь Гомберг – живущий в Ньютоне, пригороде Бостона, компьютерщик, коммерсант, отдает отчет в том, что ему никогда не «отбить» вложенные им и Катей в парк немалые средства.

«Мы с Катей хотим, чтобы в парк приезжали люди, интересующие искусством, любящие природу, - говорит Игорь Гомберг. – Здесь прекрасно проводить время с детьми». У Игоря и Кати трое своих детей, плюс еще четверо от предыдущего брака Игоря.

Юлия Туловская говорит, что работа за границей не вызывала у Александра Константинова никакого дискомфорта. «Его с полным основанием можно газывать гражданином мира, - сказала она. - Со всеми, с кем он делал совместные проекты, он находил общий язык».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG