Линки доступности

«Фабрика троллей» Евгения Пригожина


Предприниматель Евгений Пригожин (слева) обслуживает Владимира Путина в своем ресторане в пригороде Москвы

Российские эксперты в области медиа анализируют механизм действия «Фабрики троллей» и ее попыток манипулировать общественным

Новый всплеск интереса в международной прессе к фигуре предпринимателя Евгения Пригожина, которого часто называют «кремлевским ресторатором» и «поваром Путина», вызван докладом спецпрокурора США Роберта Мюллера. В тексте доклада выдвинуты обвинения против тех российских граждан, которые пытались оказать влияние на исход президентских выборов в США в 2016 году.

И самым известным фигурантом этого документа как раз и является Евгений Пригожин. С его именем связывают финансирование частной военной компании «Вагнера» и фирмы «Интернет-исследования», более известной, как «Фабрика троллей».

Необходимо отметить, что повышение интереса к фигуре предполагаемого хозяина «Интернет-исследований» со стороны западной прессы в качестве ответной реакции вызывает большую, чем раньше, закрытость тех, кто имел какое-то отношение к деятельности «Фабрики троллей». Так, корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» вежливо отказали в комментариях журналисты, писавшие статьи о бизнес-проектах Пригожина, связанных с медиа.

На днях бывший сотрудник «Фабрики троллей» Марат Миндияров дал телефонное интервью газете “The Washington Post”, а накануне стало известно, что вскоре после этого интервью в квартиру Миндиярова, которую он снимает вместе с другом, пришли сотрудники полиции и доставили их обоих в РУВД города Гатчины Ленинградской области. Поводом стал, якобы зафиксированный звонок с телефона друга, где сообщалось о заминировании. После допроса задержанных отпустили.

«Тролли пытались получить информацию о частностях нашей работы»

Побеседовать с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» согласился старший юрист «Команды 29» Максим Оленичев, который представлял интересы бывшей сотрудницы «Фабрики троллей» Ольги Мальцевой, подававшей иск против своих бывших работодателей.

Максим Оленичев напомнил, что во время рассмотрения этого трудового спора в Невском районном суде Санкт-Петербурга были выслушаны показатели свидетелей, которые «поясняли, как они осуществляли свои функции на разных этажах в здании на улице Савушкина».

У этих сотрудников были задания публиковать комментарии к российским новостям, формировать перепосты и копирайты текстов с размещением их на различных сайтах. «Судя по многочисленным публикациям, связанным с “Фабрикой троллей”, и с показаниями в суде, можно сделать вывод, что эта работа была направлена на формирование положительного имиджа российской власти и на поддержку лояльности действующего президента», –отмечает Оленичев.

Здание где действовала «Фабрика троллей» в Санкт-Петербурге. Россия
Здание где действовала «Фабрика троллей» в Санкт-Петербурге. Россия

Собеседник «Голоса Америки» также рассказал, что «Команда 29» ведет чат в Telegram, где даются разного рода консультации. «И несколько раз в этом чате различные тролли, как мы предполагаем, писали различные выдуманные истории и пытались получить от нас информацию о частностях нашей работы.

Если бы люди искренне хотели получить информацию о нашей деятельности, то оно могли бы связаться с нами по телефону, указанному на нашем сайте. Но они предпочли общаться через чат, чтобы самим остаться в тени», –высказывает предположение Максим Оленичев.

«С точки зрения профессиональной этики их деятельность не является журналистикой»

Корреспондент Фонда защиты гласности по северо-западу РФ Роман Захаров рассказал, что он внимательно следил за публикациями петербургских журналистов-расследователей о деятельности «Фабрики троллей». «Ведь деятельность троллей не только распространялась на такие исключительные случаи, как попытка оказать влияние на выборы в США, но и на внутрироссийские события. И, конечно, их деятельность в большей степени направлена против оппозиционного и демократического дискурса в нашей стране. И журналисты это в полной мере ощутили», – делится соображениями Роман Захаров.

Сам он общался с некоторыми сотрудниками «пригожинских СМИ» и лично знаком с руководителями ряда средств массовой информации, входящих в конгломерат «Фабрики медиа». И некоторые из них даже упомянуты в докладе Роберта Мюллера. При этом, сотрудники конгломерата всячески открещиваются от каких-либо связей с «Интернет-исследованиями».

«С ними я общался подробно, и они мне отвечают и кулуарно, и официально, что они являются настоящими журналистами, у них есть редакционная политика, они ни от кого не зависимы, и так далее. Противопоставлять этому можно только факты. И ни в одном из расследований не показано, что каким-то образом “Фабрика троллей” влияла на их редакционную деятельность. Но результатами этой деятельности так или иначе пользуются все структуры, близкие к Пригожину», – подчеркивает корреспондент Фонда защиты гласности.

При этом Роман Захаров не считает, что на сотрудников «Фабрики троллей» обязательно должны распространяться как права, так и обязанности журналистов. «Потому что они не работают в зарегистрированных средствах массовой информации. Но и с точки зрения кодекса профессиональной этики деятельность этих людей, как и сотрудников других подобных организаций, ни в коем случае не является журналистикой», – убежден Захаров.

«Наглость всего этого образования»

Корреспондент «Голоса Америки» попросила своих собеседников поделиться мыслями о причинах нынешнего всплеска интереса к Евгению Пригожину.

Максим Оленичев полагает, что причина не только в том, что принадлежащая «кремлевскому ресторатору» «Фабрика троллей» пыталась оказать влияние на ход агитационной кампании в США. «Не секрет, что во время выборов в Бундестаг осенью прошлого года “Фабрика троллей” также пыталась участвовать в формировании умонастроений граждан Германии. Но тогда Facebook пошел навстречу германскому правительству, и перед выборами стал удалять фейковые аккаунты, и путем выявления стал препятствовать их распространению.

Поэтому Запад очень заинтересован в том, чтобы иметь информацию о том, как функционирует “Фабрика троллей”, и как на нее можно воздействовать», – замечает старший юрист «Команды 29». И добавляет, что деятельность российских интернет-троллей, скорее всего, будет продолжаться. «Мы как раз через суды пытались получить доступ к их информации, и, что называется, вывести троллей на чистую воду, с тем, чтобы общество понимало, кто там работает и какими методами. Но нам это удалось только частично. Но поскольку запрос на их деятельность существует, и они хорошо скрыты, то это очень удобный способ манипулировать общественным сознанием. Он не требует серьезных затрат, и мы проявления работы “Фабрики троллей” еще увидим», – прогнозирует Максим Оленичев.

Роман Захаров считает, что внимание западной прессы привлекла «наглость всего этого образования». «Раскрыта мощная структура, которая была создана, якобы, на частные деньги, хотя мы понимаем, каким образом такие “частные деньги” появляются у российских олигархов или мини-олигархов. Они появляются благодаря близости к ныне действующей российской власти», – поясняет эксперт.

И добавляет, что это повышенный интерес к персоне Евгения Пригожина привлек «внимание к проблеме с так называемыми “сепаратистами” – людьми, которые, якобы, добровольно отстаивают свою русскую идентичность на Донбассе». И это, в свою очередь, привело «к полному дезавуированию постоянных формальных ответов России на вопросы о том, что “нашей армии там нет”.

То же самое и здесь. Ведь мы понимаем, что это (“Фабрика троллей” – А.П.) – “бойцы невидимого фронта”, фактически, оплаченные деньгами Кремля. И здесь даже не надо срывать маску.

Ну, конечно, следующий шаг будет сделан, когда мы общими усилиями докажем, что не просто близость, а действия в интересах Кремля, что они были инспирированы нынешней властью. Так что ждем следующих витков событий. Хотя, как мы видим, для официальных лиц в Соединенных Штатах Америки многое уже стало понятно, потому что список опубликован достаточно подробный, и там уже никаких тайн нет. А для нас тайны остаются», – подытоживает Роман Захаров.

Валерий Ширяев: Евгений Пригожин принимал участие в борьбе на самом верху

Корреспондент «Новой газеты» Валерий Ширяев рассказывает в интервью Русской службе «Голоса Америки» о том, как Евгений Пригожин получил доступ к первым лицам российской власти: «Евгений Пригожин стремился расширить свой бизнес и попасть в закрытые, «заповедные» места, Его ресторан «Старая таможня», да и другие его рестораны в Санкт-Петербурге – ничем не выдающиеся, а ресторанный бизнес, при всей его прибыли, – не сверхдоходный. Соответственно, он начал искать доступ в Кремль, «Белый дом» российского правительства, государственные загородные комплексы. Добиться на это разрешения можно было только через Федеральную службу охраны, он начал искать там контакты, и нашел их – к 2010 году у него были разрешения на обеспечение питания и в «Белом доме», и в администрации президента».

Пригожину, продолжает Ширяев, сходило с рук то, что могло бы в другом случае стать скандалом международного уровня: «Есть документы от 2010 года о том, как один из его официантов, точнее, человек, который распоряжается официантами, гражданин Финляндии Юхан Шкерин составил полный отчет Пригожину о том, что говорили во время совместного обеда Владимир Путин и Сильвио Берлускони. Эти документы попали в ФСБ, было даже возбуждено дело, но ему не дали хода. Когда его спрашивали, зачем он собирал отчеты о разговорах Путина, он сказал, что, мол, для будущих мемуаров. Вполне возможно, это всего лишь предположение, кто-то в ФСО просил его делать такие отчеты, и это были агентурные отношения».

«Потом он начал искать другие способы доказать свою нужность, и когда началась волна протестов в Москве в 2011-2012 годах, он помог НТВ снять фильм «Анатомия протеста» (на материалы этого фильма ссылались российская прокуратура при расследовании действий организаторов митинга 6 мая 2012 года в Москве – ГА). Таким образом, он начал бизнес в области информационных технологий и пиара, а его служба безопасности занималась провокациями и политическим сыском. Я стал Пригожиным заниматься, когда нам пробовали в редакцию пытались пристроить его агента – Марию Купрашевич, которую мы перевербовали», – вспоминает корреспондент «Новой газеты» первое личное знакомство со следами деятельности «кремлевского повара».

Валерий Ширяев уверен, что высокое покровительство у Пригожина сохраняется: «Очевидно, что Пригожин принимал участие в каких-то битвах на самом верху, потому что он также организовывал публикацию негативных материалов о Дмитрии Медведеве и Аркадии Дворковиче, таких, как публикации блогеров, сатирических мультфильмов. У него есть совершенно очевидный покровитель в «башнях». Пригожин начал кормить военные городки, чем Шойгу был очень недоволен, но я не представляю себе, что могло заставить Шойгу отдать ему подряды на огромные деньги, кроме приказа с самого верха».

Журналист предполагает, что финансирование ЧВК «Вагнера» было возложено на Евгения Пригожина кем-то, решившим воспользоваться бизнесменом как сторонним каналом, который бы не связывал напрямую российские власти и воюющих в Сирии частных бойцов: «До последнего времени, пока «вагнеровцы» не заключили прямой договор с сирийскими властями, он их финансировал, это же означает – каждый месяц вынимать огромную сумму денег. Он мог получить подряды, о которых я сказал, чтобы у него была возможность располагать деньгами на такие выплаты. Ну, и зарабатывал на этом он тоже, я уверен».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG