Линки доступности

Польские и российские эксперты анализируют накал политической борьбы в Варшаве

В понедельник в Варшаве продолжились протестные акции, участники которых выражают несогласие с политикой правящей консервативной партии «Право и справедливость» (“Prawo i Sprawiedliwość”, сокращенно - PiS).

Акции начались в пятницу, 16 декабря, когда представители оппозиции в Сейме отказались продолжить работу в знак протеста против ограничения доступа журналистов в зал заседаний. Затем оппозиционеры обвинили представителей партии власти в нарушении законодательства при голосовании за бюджет на следующий год. После этого протестующие заблокировали выходы из здания Сейма, а на улицы польской столицы по их призыву вышли тысячи противников «Права и справедливости».

Председатель «партии власти» Ярослав Качиньский назвал действия оппозиции «хулиганством», а глава министерства внутренних дел Республики Польша Мариуш Блащак расценил происходящее, как попытку государственного переворота.

В воскресенье президент страны Анджей Дуда провел переговоры с лидерами оппозиции с тем, чтобы найти выход из создавшейся ситуации. Для смягчения обстановки Дуда объявил о том, что с января 2017 года в Польше будет снижен пенсионный возраст – до 60 лет для женщин и до 65 лет для мужчин. В настоящее время и женщины и мужчины в Польше выходят на пенсию по достижении 67-летнего возраста.

Корреспондент «Голоса Америки» обратилась к польским экспертам и попросила их рассказать о развитии ситуации в стране.

«Компромисс будет временным»

Политический аналитик Кшиштоф Щепанек отметил, что часть польского общества выражала недовольство действиями «Права и справедливости» в течение всего последнего года. «С точки зрения этих людей, партия власти делает все, чтобы уменьшить польскую демократию, практически до полного ее уничтожения. Вследствие этого и возникли нынешние акции протеста», – полагает он.

Кроме уже упомянутого ограничения доступа журналистов в зал заседания Сейма, Щепанек рассказал о том, что один из депутатов от оппозиции лишен права участвовать в работе национального парламента. Попытку президента страны наладить диалог между сторонами конфликта собеседник «Голоса Америки» оценивает положительно, но в то же время отмечает: «Поскольку он (Дуда – А.П.) до сих пор не показывал своей самостоятельности, я боюсь, что это – всего лишь формальный подход к решению проблемы, и что из этого ничего не выйдет. По крайней мере, я думаю так».

Вместе с тем, Кшиштоф Щепанек предостерегает от однозначной оценки происходящего. «Не нужно считать, что весь польский народ придерживается одной точки зрения – либо “против”, либо “за”. Люди относятся к этим событиям по-разному. Но, в то же время нужно учитывать, что год назад, когда партия “Право и справедливость” победила на выборах, она получила лишь 30% голосов избирателей, или 18% голосов поляков, имеющих избирательное право. А обычно партия власти получает побольше голосов на выборах. А если посмотреть рейтинги, которые “PiS” имела год назад, мы увидим, что они теряют поддержку. Конечно, в этом политическом конфликте у них есть сторонники, и пока, по-моему, все просто выжидают, как дело обернется дальше», - поделился соображениями политический аналитик Кшиштоф Щепанек. И напоследок выказал предположение, что компромисс будет нелегким: «потому что пока ни одна сторона не знает, до какой степени она может уступить свои позиции. И пока мне кажется, что если удастся достичь компромисса, он будет временным».

«Люди будут стоять возле Сейма посменно»

В российской прессе уже пошли сравнения акций протеста в Варшаве с киевским Евромайданом и событиями весны этого года в Кишиневе.

Обозреватель польского издания “Gazeta Wyborcza” Вацлав Радзивинович придерживается другой точки зрения. «Мне это пока напоминает первую Болотную в Москве. И что бы мы сегодня ни сказали по этому поводу, тогда российская власть была очень напугана и начинала уступать», – сказал польский журналист в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

В разгар «белоленточных протестов» зимы 2011 – 2012 годов Радзивинович был корреспондентом “Gazeta Wyborcza” в России, и стал свидетелем подъема и спада протестных настроений здесь. Кстати, начало акций протеста в Варшаве совпало с первой годовщиной объявления Вацлава Радзивиновича персоной нон-грата в РФ.

Продолжая параллели между Москвой декабря 2011 и Варшавой декабря 2016, он подчеркивает: «Я боюсь, что у нас повторится та же ситуация, что была на площади Сахарова. Тогда пришло 140 тысяч человек, даже члены правительства пришли выступать на оппозиционном митинге. И оппозиционеры сделали страшную глупость, они сказали: “Ладно, мы встретимся после каникул”.

У нас скоро будет Рождество, который в Польше – просто огромный праздник. И власти надеются, что, может быть, за это время все рассосется. Но мне кажется, что это – не польский вариант», – считает обозреватель “Gazeta Wyborcza”.

Отличие от киевского Майдана, по его мнению, в том, что варшавяне считают, что палаточный городок им не нужен. «Люди просто будут приходить, стоять возле Сейма посменно, но подобие табора вокруг крепости устраивать, конечно, не будут», – говорит Вацлав Радзивинович.

Оценивая настроения в польском обществе, эксперт отмечает, что «фермент протеста», по его словам, распространяется с большой скоростью. «Работники сферы образования недовольны реформой школ, затеянной новым правительством, – приводит он пример. – Интеллектуалы, артисты и другие представители творческих профессий тоже против правительства. И даже кажется, что в армии все не совсем благополучно. Во всяком случае, многие генералы уже покинули армию, заявив, что не хотят находиться рядом с министром обороны Антонием Мацеревичем».

Вацлав Радзивинович рассказывает, что раньше опорой «Права и справедливости» были шахтеры. «Когда у власти была “Гражданская платформа”, их привозили в столицу, где они жгли покрышки и бузили у здания правительства. Но оказалось, что и нынешнее правительство их обмануло – премьер-министр Беата Шидло пообещала, что не будет закрывать шахты, но это все равно происходит, и шахтеры как-то отрезвели», – говорит собеседник «Голоса Америки».

В настоящее время, по мнению обозревателя “Gazeta Wyborcza”, ситуацией в стране управляет лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский. Как считает Вацлав Радзивинович, этот консервативный политик в своей тактике сочетает методы большевиков, Владимира Путина и венгерского премьер-министра Виктора Орбана.

Польша и Венгрия: сходства и различия

Сравнение политических тенденций в Венгрии и Польше часто появляются в международной прессе. Между тем, доцент кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, специалист по странам Центральной и Восточной Европы Игорь Грецкий предостерегает от поверхностных выводов.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» он отметил, что у двух стран есть как сходства, так и различия. «Лидеры правящих партий как в Польше, так и в Венгрии стремятся к автократической модели, – перечисляет он. – Далее – и там, и там наблюдается попытка через использование политических инструментов приглушить влияние оппозиции, с тем, чтобы отстранить ее от принятия решений. Более того, и в одной, и в другой стране правящая партия имеет большинство в парламенте – это все сходства. Как и то, что партия “Фидес” в Венгрии, как и партия “Право и справедливость” в Польше имеют явно выраженный антикоммунистический бэкграунд», –подчеркивает Игорь Грецкий.

Тем не менее, по его словам, имеются и немалые различия. «Польская конституция осталась в неизменном виде после прихода к власти “Права и справедливости”. Между тем, в Венгрии, как мы знаем, была принята новая конституция, которая в значительно степени делает шаг назад от демократических норм и процедур, существующих в большинстве стран Европы. И я считаю, что это отличие является главным и позитивным для Польши. И оно сыграло свою роль в нынешнем политическом конфликте, поскольку польская конституция задает очень высокую планку, например, в деятельности СМИ. И вокруг этого сейчас разворачивается значительная часть противостояния в Польше», – считает петербургский эксперт-международник.

Еще одно отличие двух стран заключается в том, что Виктор Орбан слывет одним из главных симпатизантов Владимира Путина, в то время, как среди влиятельных политических сил Польши практически нет партий, ориентированных на Москву. «Кроме маргинальных политических сил, таких, как “Zmiana”, чей лидер Матеуш Пискорский оказался в тюрьме, все остальные поддерживают европейские санкции против России. На последних парламентских выборах такие партии набрали 95% голосов, а результаты тех, кто ориентировался на Москву, близки к статистической погрешности», - напоминает Игорь Грецкий. И добавляет: «Точка зрения о России, как государстве, которое подрывает стабильность и безопасность в Европе, разделяется абсолютным большинством в политическом истеблишменте Польши вне зависимости от принадлежности к правому или левому спектру. По данному вопросу наблюдается полное единодушие, и я думаю, в этом заключается главное отличие Польши от Венгрии», - подытоживает Игорь Грецкий.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG