Линки доступности

Эстония празднует 100-летие независимости


Таллинн, Эстония

О том, как живет русскоязычное меньшинство в Эстонии, рассказывают эксперты, для которых этот язык является родным

В эти дни Эстония отмечает 100-летие провозглашения своей независимости. 24 февраля 1018 года в Ревеле (ныне – Таллинн) был обнародован «Манифест всем народам Эстонии» (Manifest Eestimaa rahvastele).

В документе были перечислены семь принципов, которыми будет руководствоваться создаваемое на переходный период правительство. И первым пунктом значилось: «Все граждане Эстонской Республики, независимо от их вероисповедания, национальности и политических взглядов, находятся в равной степени под защитой законов и судов республики».

Через два года – 2 февраля 1920-го – Советская Россия и Эстония подписали мирный договор о взаимном признании. А 6 августа 1940 года Эстонская Республика утратила свою независимость после включения ее в состав СССР.

Идеологически вредные полотенца

Эстонский историк Давид Всевиов отмечает, что в течение этих 20 лет население страны ощущало себя единым целым. «Если исходить из национальных групп, то здесь, практически, не было никакой разницы. Процент русскоязычного населения в довоенной Эстонии был мизерным. И поэтому невозможно встретить каких-либо упоминаний о том, что русскоязычное население Эстонии относилось к стране более критично. Ведь, в основном, это были уроженцы России, которые прибыли сюда, спасаюсь от революции. Поэтому отношение к людям разной национальности было абсолютно одинаковым, так что русскую национальную группу я бы здесь не выделял», – подчеркнул историк в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

когда в какой-нибудь советской республике случайно изготовляли полотенца, раскраска которых напоминала флаг довоенной Эстонии, то эти полотенца в панике изымались».

С момента окончания Второй мировой войны и до восстановления независимости в августе 1991 года символика Эстонской Республики была под полным запретом, а дата 24 февраля, как годовщина принятия «Манифеста» замалчивалась. «Доходило до анекдотических ситуаций, –вспоминает Давид Всевиов, – когда в какой-нибудь советской республике случайно изготовляли полотенца, раскраска которых напоминала флаг довоенной Эстонии, то эти полотенца в панике изымались».

«Но в памяти людей эта дата никогда не исчезала, – продолжает он. – Многие люди в этот день собирались в семейном кругу и отмечали этот день. Но власть, насколько я помню по 70-м – 80-м годам, старалась в эти дни проводить разные профсоюзные собрания. Чтобы подольше задержать людей на рабочих местах. Но при этом, никогда не упоминая об этом событии».

Историк отмечает, что национальный состав Эстонии в годы утраты независимости был очень сильно изменен. «Это особенно сильно касается северо-востока страны, и частично – Таллинна. Я думаю, что те люди, которые тогда приехали в Эстонию, и понятия не имели, что означает для эстонского народа дата 24 февраля. Тогда, как мы знаем, важной датой было 23 февраля – по календарю совсем рядом с годовщиной провозглашения независимости Эстонии», – рассказал Давид Всевиов.

Продукция Первого канала, разбавленная балтийским контентом

Кстати, к празднованию годовщины создания Красной армии, ныне отмечаемой в России как «День защитника отечества», на прошлой неделе присоединился ряд жителей Эстонии. Об этом корреспонденту «Голоса Америки» рассказал эстонский историк Игорь Копытин.

«Праздничные мероприятия в честь первых боев Красной армии были организованы в Ивангороде Западным военным округом. И хотя все осведомленные люди знают, что никаких боев сто лет назад Красная армия не вела, некоторые жители Нарвы перебрались на другой берег реки Наровы, чтобы принять участия в этом мероприятии», – сообщил Копытин.

Эксперт добавляет, что в последнее время президент Эстонской Республики Керсти Кальюлайд уделяет большое внимание городу, более 90% населения которого составляют русскоязычные жителя. «Я имею в виду недавно состоявшийся визит президента в Нарву. В здании нарвского колледжа также прошла церемония вручения государственных наград, а недавно появилось сообщение, что Нарва получит усиленное финансирование для развития своей инфраструктуры», – поясняет Игорь Копытин.

Тем не менее, по его мнению, «далеко не все русскоязычные жители воодушевлены столетней годовщиной Эстонской Республики, и, скорее, разделяют идеалы нашего восточного соседа».

«Празднование столетия провозглашения независимости Эстонии транслировалось всеми телеканалами, в том числе – и русскоязычным каналом ЭТВ+, рейтинг которого, к сожалению, пока весьма невысок – порядка 0,8% населения смотрит его программы. А ведь по нему впервые на русском языке была показана церемония президентского приема гостей в Тартусском музее эстонского народа.

Но большая доля русскоязычного населения страны смотрит программы ПБК – Первого балтийского канала. У него значительную часть программ составляет продукция Первого российского телеканала, но несколько разбавленная местным балтийским контентом. В целом же канал считается пропагандистским, поддерживающим политику Кремля. И это информационное давление на русскоязычную часть Эстонии усиливается», - отметил собеседник Русской службы «Голоса Америки».

Кто виноват, если за 30 лет человек не выучил язык?

Отсутствие интереса к стране, в которой прошла вся жизнь или большая часть жизни многих представителей старшего и среднего поколения русскоязычных жителей Эстонии, в значительно степени – вина этих людей, считает Давид Всевиов. «Ведь если мы посещаем другие страны, и тем более, если отправляемся туда жить, то это – норма культуры: знать, что важно для живущих там людей. Конечно, мы знаем, что часто переселенцы из РСФСР были направлены сюда по распределению после институтов. А те, кто приехал сюда в начале 50-х годов, были, по сути, экономическими беженцами. Например, многие районы Псковской и Новгородской областей были разорены войной полностью. И люди искали себе новое место для жизни. А здесь строились заводы, открывались сланцевые шахты, здесь можно было найти работу. И за этим, конечно, скрывалась политика партии изменить национальный состав этих районов.

И если ты не интересуешься жизнью страны, в которой живешь, то у тебя нет повода обижаться, если тебя кто-то в этом упрекнет»,

Но если человек за 30 лет не способен на элементарном уровне изучить язык народа, среди которого он живет, то хотя бы частично, он сам в этом виноват. И если ты не интересуешься жизнью страны, в которой живешь, то у тебя нет повода обижаться, если тебя кто-то в этом упрекнет», считает профессор истории Давид Всевиов.

«Русские европейцы» и «эстонские европейцы» - вместе

Иной взгляд на ситуацию у директора таллиннского Центра европейских инициатив Евгения Криштафовича.

«Мне кажется, что чем дальше, тем больше русскоязычные жители Эстонии интересуются историей страны. И новое поколение, которое не отождествляет себя с “советской родиной” и для которого единственным родным государством является, собственно, Эстонская Республика, мыслит уже иначе», – отметил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Евгений Криштафович рассказал, что в связи со столетним юбилеем независимости Эстонии он обратил особое внимание на то, как отмечалась эта круглая дата в северо-восточных районах с преобладанием русскоязычного населения. «И могу сказать, что эти празднества стали очень популярными на северо-востоке страны. Я никогда не видел на церемонии поднятия флага в Нарве так много народу, и особенно – молодежи, как в этом году. А в городе Силламяэ в 25 километрах от Нарвы церемония поднятия флага вообще никогда не проходила. А в этом году школьники, для которых русский язык является родным, организовали поднятие эстонского государственного флага по собственной инициативе.

И это было настолько в позитивном смысле неожиданно, что я сам туда подъехал, чтобы поддержать этих ребят и поучаствовать в этом мероприятиями. Это было очень здорово, я и думаю, что ситуация все же меняется», – делится впечатлениями директор Центра европейских инициатив.

«Страна у нас все-таки маленькая, и мы не выстраиваем стены между собой. И “русским европейцам” было бы странно что-то делать в отрыве от “эстонских европейцев”.

Говоря о своей организации, Евгений подчеркнул, что в ней сотрудничают люди разных национальностей. «Страна у нас все-таки маленькая, и мы не выстраиваем стены между собой. И “русским европейцам” было бы странно что-то делать в отрыве от “эстонских европейцев”. Поэтому мы действуем вместе», – подчеркивает Криштафович.

На просьбу прокомментировать ситуацию с так называемыми «негражданами», или «обладателями серых паспортов», Евгений Криштафович заметил, что статус «апатридов» или «лиц с неопределенным гражданством» не присваивается ни при каких условиях тем, кто родился на территории Эстонской Республики. «Сейчас лиц без гражданства в Эстонии порядка восьмидесяти тысяч и их количество уменьшается с каждым годом на пять – десять тысяч человек», – сказал эксперт. И добавил, что возможно принятие политического акта, в соответствии с которым все, проживавшие в Эстонии по состоянию на 1991 год, получат эстонское гражданство. «Есть несколько политических сил, которые считают необходимым это сделать. Дебаты вокруг этого вопроса идут достаточно суровые, потому что события советского времени у многих еще на памяти. И у определенной части народа есть сомнения по поводу целесообразности такого шага.

Но, честно говоря, мне кажется, что данная ситуация может быть решена политическим актом, а не просто в силу естественной смены поколений», - заключил Евгений Криштафович.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG