Линки доступности

Как за Полярным кругом хранят память о «наследии мрачных времен»


Экспозиция о Норильлаге в Таймырском краеведческом музее

Норильлаг был олним из крупнейших островов «архипелага Гулаг». Сегодня в Норильске живут потомки заключенных и их охранников

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Эта памятная дата была установлена Постановлением Верховного Совета РСФСР № 1763/1-I от «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий».

Ветераны правозащитного движения, среди которых немало тех, кто отсидел различные сроки по 58-й или 70-й статьям УК РСФСР, предпочитают называть 30 октября Днем политзаключенного.

Сорок три года назад, 30 октября 1974 года политические узники мордовских и пермских лагерей впервые отметили этот день совместной голодовкой и выдвижением требований к властям. Инициаторами акции стали диссиденты Кронид Любарский, Алексей Мурженко и ряд их товарищей.

В современной России 30 октября представители демократической общественности возлагают цветы к памятникам и памятным знакам, связанным с массовыми репрессиями времен Советской власти и зачитывают списки расстрелянных, обещая хранить память о жертвах террора и приложить все усилия для предотвращения его повторения.

Подобные церемонии проходят в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Самаре, Томске, Тюмени, Пензе, Владивостоке. И в Норильске – городе, который своим появлением на карте страны во многом обязан именно политзаключенным, которых привозили сюда с середины 30-х годов для строительства горно-металлургического комбината.

300 тысяч заключенных

Согласно данным, хранящимся в Государственном архиве Российской Федерации, количество заключенных Норильлага росло постоянно, начиная с 1935 года, когда официально было зафиксировано 1200 заключенных, этапированных в Норильск из Дудинки, куда их привозили на кораблях.

Об этом корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» рассказала заведующая информационным отделом музейно-выставочного комплекса «Музей Норильска» Лариса Коробенина.

«После этого по нарастающей шел рост лагерного населения, и максимума он достиг к началу 50-х годов, когда одномоментно в Норильлаге находилось порядка 70 тысяч человек», – продолжала она.

Что же касается общего числа заключенных за всю историю норильских лагерей, то здесь существуют разные оценки. «Называют количество вплоть до миллиона, но я с этими цифрами не совсем согласна. Потому что если опираться на документ Ликвидационной комиссии 1956 года, то там прописано, что было зафиксировано примерно 270 тысяч карточек заключенных. Поэтому я думаю, что всего за двадцать лет через Норильлаг прошло порядка 300 тысяч человек, а много это, или мало – не мне судить», – отмечает Лариса Коробенина.

Среди заключенных Норильлага в разные годы были исследователь Арктики, руководитель геологоразведочной экспедиции Николай Урванцев, которого норильчане считают основателем своего города. А также историк-этнолог Лев Гумилев, композитор Сергей Кайдан-Дешкин – автор гимна советской пионерии «Взвейтесь кострами», актер Георгий Жженов, писатель-фантаст Сергей Снегов.

Перу последнего принадлежит цикл «Норильские рассказы», где есть такое описание Норильлага: «Погода в этом странном краю была изменчива. Широты – солидные, почти семьдесят градусов, Полярный круг терялся где-то на юге, но все остальное было несолидным – так, по крайней мере, казалось до первых морозов. В августе нас томили ледяные дожди, когда они переставали, прорывалось яркое солнце. Первого сентября выпал большой снег, третьего возвратилось тепло и установилась солнечная осень… Холодеющее солнце заливало подсушенную, подмораживаемую по ночам землю. Горы приблизились – омытые, выскобленные, сумрачные и надрывные, как покаяние с горя».

Легенда о мамонте

Истории Норильлага посвящены большие разделы экспозиции в Таймырском краеведческом музее в городе Дудинка, и в музее Норильска. В частности, здесь представлены документальные свидетельства того, как арестантов этапировали из дудинского порта к месту их заключения в окрестностях норильского комбината. Еду этапники получали в шапки, подол одежды, а зачастую и просто в ладони. Конвоиры продавали воду за золото, женщины отдавали припрятанные украшения, мужчины вырывали зубы с золотыми коронками.

Об этом во время экскурсии по музею Норильска рассказывает старший научный сотрудник музея Ольга Шадрина. Она же рассказала о том, что после войны Норильлаг пополнился воинами-победителями, которые на волне новых репрессий были признаны «шпионами» и «предателями родины». В послевоенное время родилась и одна весьма показательная легенда, иллюстрирующая условия жизни в Заполярных лагерях.

Часовня на территории «Норильской Голгофы»
Часовня на территории «Норильской Голгофы»

Во время строительства кинотеатра, который сооружали по проекту сидевшего в Норильлаге архитектора, заключенные, рывшие котлован, обнаружили останки огромного животного. «Перенести найденное он не рискнули и позвали своего бригадира для принятия решения. Бригадир осмотрел находку, решил снять с себя ответственность и обратился к начальству выше. Приехал высокий начальник, внимательно изучил найденное и заявил, что он должен позвонить в Москву, чтобы получить санкцию союзного руководства.

Телефонная связь в те годы была не очень хорошая, и пока телефонограмма дошла до столицы, там все обдумали и высказали предположение, что это были останки мамонта, пока по инстанциям эта информация вернулась на местный уровень, выяснилось, что заключенные уже сварили и съели тушу мамонта», – рассказывает Ольга Шадрина.

«В Норильске должен быть главный офис “Мемориала”»

В мае 1953-го здесь вспыхнуло самое крупное восстание в истории Гулага. Дело в том, что после смерти Сталина под амнистию попали только уголовники, проходившие по разряду «социально близких». Решение советских вождей возмутило тех, кто был отправлен в лагеря по политическим статьям. Начавшаяся мирная забастовка переросла в восстание, которое было подавлено войсками МГБ. В результате погибло около 150 заключенных; многие участники восстания получили новые сроки. Но после ХХ съезда КПСС, где был зачитан доклад с осуждением «культа личности», было принято решение о ликвидации Норильлага.

В память о тех, кто оказал сопротивление лагерному начальству и вооруженным охранникам, в центре Норильска поставлен памятник с надписью: «Жертвам Норильлага». Ежегодно 30 октября здесь проводятся памятные мероприятия, как и на территории мемориального комплекса «Норильская Голгофа». Он начал создаваться с конца 50-х годов по инициативе общества «Мемориал» на месте безымянных захоронений политзеков. И поскольку здесь находились в заключении уроженцы не только различных советских республик, но и граждане иностранных государств, на территории комплекса есть памятники, поставленные по инициативе представителей Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Израиля, Японии. Есть здесь и часовня в память о русских – узниках Норильлага.

Памятник "Жертвам Норильлага" в Норильске
Памятник "Жертвам Норильлага" в Норильске

Незадолго до Дня политзаключенного в Норильске и Дудинке побывал известный кинорежиссер Александр Сокуров. Он рассказал, что много путешествует по российскому северу, видел, как живут и работают на Кольском полуострове, а Архангельской области и в Республике Коми. Давно хотел приехать на север Красноярского края, и это стало возможно благодаря поддержке горно-металлургической компании «Норникель».

Сокуров увидел музейные экспозиции об истории Норильских лагерей, постоял у монумента «Жертвам Норильлага», прочел надписи на каждом памятнике «Норильской Голгофы».

Своими впечатлениями он поделился с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Александр Сокуров
Александр Сокуров

По мнению Сокурова, пока сделано явно недостаточно для увековечения памяти политзаключенных времен сталинизма. «В сравнении с тем, что здесь происходило, все сделано очень скромно. Должно быть общероссийское покаяние, чтобы поддержать это пространство памяти. Наверно, нужно убрать склады, которые расположены вокруг “Голгофы”. Все обозначено, но не доведено до такого уровня, на котором это, на мой взгляд, должно быть», – считает Александр Сокуров.

Кроме того, по мнению кинорежиссера, имеет смысл перенести главный офис «Мемориала» в одно из тех мест, где были крупные лагеря политзаключенных. И одним из таких мест является Норильск. «Это позволило бы поддержать соответствующее настроение и лучше понимать цели и задачи деятельности “Мемориала”. Было бы правильно, чтобы особый филиал “Мемориала” был в Норильске», – считает Александр Сокуров.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG