Линки доступности

Почему человек должен высадиться на Марсе


Роберт Зубрин: «Мы сможем оказаться на Марсе уже через десятилетие, если серьезно примемся за дело»

Роберт Зубрин (Robert Zubrin), ученый, изобретатель, основатель «Марсианского общества». Он автор многих книг, одна из них «Курс на Марс» недавно опубликована в России. Долгое время Зубрин призывает к организации пилотируемого полета на Марс. В интервью Русской службе «Голоса Америки» Роберт Зубрин рассказал, почему эта экспедиция – в интересах всего человечества.

Роберт Зубрин: Есть три причины, по которым мы должны послать людей на Марс: во имя вызова, для науки и для будущего.

Начнем с науки. Марс – это Розеттский камень. Он позволит нам узнать правду о потенциальном существовании и распространении жизни во Вселенной. Потому что, некогда это была планета с большим количеством воды. Если верна теория, что жизнь возникает в результате химических процессов, идущих при определенных условиях, жизнь должна существовать на Марсе. И если мы найдем ее, то это покажет, что жизнь – везде, что Земля – не исключение, а часть правила.

Кроме того, мы можем найти на Марсе жизнь, более примитивную, чем бактерии, чего на Земле не обнаружили. И это расскажет нам о том, как жизнь появилась. Мы также сможем сравнить: похожа ли жизнь на Марсе на жизнь, существующую на Земле, или она другая. Иными словами, мы поймем, что земная форма жизни – это и есть жизнь, либо, что есть другие формы и возможности жизни.

Роберт Зубрин
Роберт Зубрин

Этот вопрос занимал человечество тысячелетиями, потому что если жизнь существует везде, то и разум существует везде. Если жизнь будет найдена на Марсе, это будет означать, что Вселенная обитаема и мы не одиноки.

Но мы не способны найти ответ на этот вопрос с помощью роботов, потому что, если мы хотим найти жизнь на Марсе, мы должны искать на глубине – там, где находится вода, где существуют условия, предположительно, подходящие для жизни. Нам требуется послать туда людей, чтобы организовать бурение. На поверхности мы можем искать окаменелости, но даже эта задача требует намного большей мобильности, по сравнению с тем, чем обладают марсоходы.

Вторая причина – вызов. Я убежден, что общества и отдельные люди растут, реагирую на вызовы, которые ставят перед собой. Полет на Марс будет невероятным вызовом для каждой страны, которая решит принять в нем участие. Это скажет каждому молодому человеку: «Изучай науку, и ты станешь исследователем новых миров!». Благодаря этому вызову, мы получим миллионы молодых ученых, инженеров, исследователей, изобретателей и предпринимателей, занимающихся технологиями. Именно эти люди двигают общество вперед, нам требуется больше таких людей. И лучший способ получить их – дать им столь грандиозное приключение.

И, в конце концов, это для будущего. Если спросить американца: «Что произошло в 1492 году?», он ответит, что в этом году Колумб открыл Америку. Но в 1492 году случилось много других событий: Англия и Франция заключили мир, умер Лоренцо Медичи,Борджиа стал Папой… Наверняка что-то очень важное произошло в России. Но для наших современников все эти события не имеют особого значения – а Колумб имеет, особенно для американцев, потому что он сделал возможным наш мир и наше общество.

Если мы сделаем то, что должны сделать – доставим человека на Марс – то через 500 лет на Марсе, и – возможно, на других планетах вокруг других звезд в разных уголках галактики – будут жить люди. Что они будут считать важным, оценивая нашу эпоху? Неужели они будут интересоваться: кто победил в Сирии или какую реформу здравоохранения проведет Трамп? Будет иметь значение только то, что мы предприняли, чтобы появилась великая межзвездная цивилизация. Именно поэтому мы и должны это сделать.

А.Г.: Но это невероятно технически сложно, насколько мне известно, лунные технологии не подходят для условий Марса…

Р.З.: В моей книге, которая только что вышла в России – она называется «Курс на Марс» – я объясняю, как люди могут добраться до Марса используя, в большинстве случаев, уже имеющиеся технологии. Нам не нужно строить огромные космические корабли, которые вы видите в фантастических фильмах. На мой взгляд, технологические препятствия для того, чтобы отправить человека на Марс сегодня значительно меньше тех, которые существовали в 1961 году для полета на Луну. Мы сможем оказаться на Марсе уже через десятилетие, если серьезно примемся за дело.

А.Г.: Сколько для этого может потребоваться денег?

Р.З.: Все зависит от того, как организовать процесс. Можно организовать его, как государственный проект, со всей его бюрократией и подковерной войной. А можно сделать его на основе простых контрактов, по принципу – кто сделает лучшую систему посадки за меньшую цену? В том случае, все можно сделать за 10-20 млрд долларов. Это большие деньги, но эти расходы не являются неподъемными. И проект более чем окупится за счет интеллектуального капитала, который появится в результате. Один из главных результатов, полученных США в результате программы «Аполлон», это то, что количество людей, получивших дипломы в области науки, более чем удвоилось – на всех уровнях. Предприниматели, которые создали Кремниевую долину в 1990-е годы в 1960-е годы были детьми, которых заинтересовал космос. Они стократно окупили вложения в эту программу.

Роберт Зубрин. Author: The Mars Society. Wikimedia
Роберт Зубрин. Author: The Mars Society. Wikimedia

Люди говорят: «Зачем нам это делать, когда на Земле так много проблем?». Если говорить о материальных проблемах, то исторически они решались с помощью науки и технологий.А если говорить о действиях государств, то, на мой взгляд, лучше, если бы они сфокусировались на космосе. Только немногие из нас видят звезды. Настало время посмотреть вверх.

А.Г.: Возможно ли создание постоянной марсианской базы?

Р.З.: На Марсе намного больше полезных ресурсов, чем на Луне. На Марсе имеется вода, в его атмосфере – углерод и водород, там есть все элементы, необходимые для жизни и развития. Использование марсианских ресурсов важно для успешного исследования планеты, как использование местных ресурсов было важно для успешного исследования Земли.

Способность жить в определенных условиях лишь частично определяется особенностями природной среды. Два человека могут заблудиться в лесу, и один из них погибнет через несколько дней, а другой проживет десятилетия в относительном комфорте. Потому что один знает, что и как надо делать, а другой – нет. Тоже самое с Марсом. Если мы научимся использовать ресурсы, имеющиеся на этой планете, то Марс станет местом, где смогут жить люди.

А.Г.: Почему вы так увлеклись марсианской темой?

Р. З.: У меня все началось со «Спутника». Когда «Спутник» появился на орбите, мне было пять лет. Для многих взрослых это была страшная новость, показывающая, что русские могут нанести по нам удар. Но я был в восторге, потому что я интересовался фантастикой и «Спутник» показал, что истории, которые казались сказками из далекого будущего, становятся реальностью.

Я рос в 1960-е, когда человечество начало покидать Землю. Сперва полет Гагарина, потом Джона Гленна, потом человек вышел в космос, зонды отправились к далеким планетам, каждый месяц происходило что-то новое. И тогда казалось, что мы будем на Луне в 1970-е, на Марсе – в 1980-е, на Сатурне – в 1990-е, на Альфа Центавра – в 2000-е. Но мы преуспели только частично – высадились на Луне в 1969-м.​

Если бы администрация Никсона не закрыла марсианскую программу, то мы бы достигли Марса в 1981-м. К концу 1980-х у нас бы была постоянная база, а сейчас первый ребенок готовился бы к выпуску из марсианской школы.

Но этого не произошло, что я считаю это исторической ошибкой. Представьте, что Колумб вернулся из своего плавания, а королева Изабелла сказала, что открытия ее не интересуют и приказала бы сжечь его корабли. Человечество должно двигаться дальше. Мы должны получить возможность совершать космические путешествия.

В каком-то смысле, мы не уроженцы Земли – мы уроженцы Кении. Мы тропические животные – поэтому у нас длинные тонкие руки без шерсти. Никто не смог бы пережить одну зимнюю ночь в Москве или Колорадо, где я живу. Чтобы добиться этого, человеку потребовались технологии – одежда, жилище, умение контролировать огонь, способность обмениваться информацией... Когда люди овладели этими технологиями, они заселили планету.

Марсианский вызов для нас сегодня намного меньше, чем вызов, который бросила Европа ледникового периода первым людям, мигрировавшим на север из тропической Африки. Если мы сможем научиться жить в новой среде, то для нас откроется бесконечное число новых миров. И это важно не только для будущего, это важно для настоящего.

Посмотрите, что произошло в 20 веке. В какой-то момент немцы решили, что им не хватает земли, поэтому они должны отобрать их и перебить людей, которые там живут. Сегодня у Германии меньше территорий, чем у Третьего рейха, у нее намного бОльшее население, которое живет намного лучше. И этого позволили добиться наука и технологии.

Но это опасное мышление живо и сегодня. В каких-то кабинетах смотрят на Китай и думают, что если китайцы будут жить также, как американцы, то миру не хватит нефти. А в Китае и в России думают, что 4% населения мира, живущие в США, используют 25% мировой нефти и с этим следует что-то сделать. Это готовая формула для конфликта. Но это неправда.

Я могу ответить, что 4% населения мира, живущие в США, произвели половину мировых изобретений. Вместе с европейцами, русскими и японцами, которые составляют 12% населения мира, они сделали почти все изобретения. И что, если бы мы были менее развиты, остальной мир был намного беднее.

Если мы продемонстрируем, что наша креативность позволит всем людям достичь далеких планет, то мы докажем, что источник богатства – не земля, не природные ресурсы, а люди, их фантазия, знания и талант. Это единственный мир неограниченных ресурсов, который сделает нас всех братьями и откроет возможности для потенциально великого будущего.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG