Линки доступности

Сухуми ввел смертную казнь за распространение наркотиков


Митинг протеста в Тбилиси против наркополитики грузинских властей. 10 декабря 2017 г.

На территории, контролируемой Тбилиси, высшая мера наказания запрещена

Власти сепаратистской Абхазии ввели в качестве наказания за распространение наркотиков в особо крупном размере пожизненное лишение свободы или смертную казнь с конфискацией имущества. Согласно новому закону, будет невозможно смягчить санкции за незаконный оборот наркотических средств с целью сбыта. При этом, лица, которые будут признаны виновными в наркоторговле, не подлежат помилованию. Закон вступит в силу с 1 января 2020 года.

Абхазские парламентарии объясняют данную меру тем, что в оккупированном регионе резко возросла смертность в результате применения наркотических средств.

«За последние пять-шесть лет на 20-30% увеличилась смертность от передозировок, большой поток так называемых закладчиков хлынул в Абхазию, в основном из России, и мы уже вынуждены были принять такие жесткие меры», – заявил СМИ инициатор законопроекта, депутат парламента непризнанной Абхазии Дмитрий Дбар.

В сепаратистской Абхазии с 1993 года действовал мораторий на смертную казнь. Что касается другого оккупированного региона Грузии – Южной Осетии, там местный уголовный кодекс в качестве высшей меры наказания допускает смертную казнь, в том числе за наркоторговлю, но в течение последних 28 лет в Цхинвальском регионе эта мера наказания не применялась. На территории остальной Грузии с 1997 года высшая мера наказания была отменена, а в 2007 году её запретили, внеся соответствующую поправку в Конституцию.

Контрабанда, марихуана и экспорт

В докладе Государственного департамента США «О стратегии международного контроля над наркотиками», опубликованном в марте, говорится, что ситуация с наркотрафиком на территории Грузии в целом – незавидная.

«Расположение Грузии вдоль традиционных маршрутов контрабанды на Кавказе делает ее уязвимой для транснациональных преступных организаций, которые продолжают торговать опиумом, героином и основными химическими прекурсорами, используемыми для производства героина», – сказано в докладе Госдепа.

При этом, что касается территорий Южной Осетии и Абхазии, так как они не контролируются центральными властями Грузии, а также не предоставляют доступ международным наблюдателям, они не подлежат мониторингу.

Примечательно, что в ноябре 2017 года после рассмотрения иска оппозиционной либеральной партии «Гирчи» Конституционный суд Грузии отменил уголовное наказание за курение марихуаны, так как признал, что государство не может ограничивать право личности на употребление этого вещества. В июле прошлого года суд упразднил денежный штраф (более 200 долларов) за курение марихуаны, хотя приобретение и хранение марихуаны все еще считается незаконным. Одновременно, торговля марихуаной в Грузии причислена к тяжким преступлениям и карается тюремным заключением.

При этом власти Грузии намеревались начать выращивание, производство и экспорт конопли в медицинских целях, однако на фоне противостояния общественности и духовенства, а также большинства оппозиционных партий, 5 ноября 2018 года правящая партия отозвала из парламента соответствующий законопроект.

Инструмент для сведения счетов?

Лидер оппозиционной либеральной партии «Гирчи» Зураб Джапаридзе отметил в интервью с Русской службой «Голоса Америки», что цивилизованный мир, который боролся с наркотиками жесткими методами, пришел к выводу, что строгая наркополитика неэффективна, и что часто она приносит обратный результат. В результате, говорит политик, Канада, Чехия и ряд штатов США, сменили свои подходы к наркотикам на более либеральные.

«В Грузии, благодаря нашей партии «Гирчи», отменили наказание только за употребление марихуаны, в отношение других наркотических средств наказание по-прежнему очень строгое. Одновременно, согласно статистике, за последние годы потребление тяжелых наркотиков в стране возросло», – отметил политик в интервью.

Джапаридзе считает, что зависимость от наркотиков и наркоторговля являются проблемами, однако он убежден, что запреты усугубляют положение. Как говорит политик, пока еще нет ни одной страны, которая смогла победить наркоторговлю строгими мерами, тем более смертной казнью. Джапаридзе считает, что для преодоления проблемы смертности от наркотиков, наряду с либерализацией наркополитики, что оградит потребителей от покупки фальшивых веществ, сепаратистам следовало бы позаботиться об экономике региона, создании рабочих мест и занятости молодежи.

«Нет никаких оснований верить в то, что высшая мера наказания остановит торговцев наркотиками, так как там речь о очень больших деньгах. Тем более в Абхазии, где царит беззаконие и выборочное правосудие, и учитывая то, что правящие кланы там имеют связь с криминалом, который, в том числе, занимаются наркотрафикингом. Очень большая вероятность того, что в Абхазии это закон станет орудием для уничтожения или запугивания политически неугодных лиц, конкурентов, а также этнических грузин», – считает Джапаридзе.

«Не того, кого надо»

Политолог Александр Микиашвили также считает, что исходя из-за того, что в Абхазии законы часто остаются лишь «написанными на бумажке» предложениями, введение смертной казни в качестве наказания «не напугает того, кого надо».

«Абхазия находится вне международного правового поля. Сегодня это место, где при согласии коррумпированных оккупационных сил, все контролируют криминальные кланы, это «черная дыра», где царит беспредел, отмывают деньги, где все погрязло в коррупции, включая суды. Наркодилеры с их финансовыми возможностями всегда найдут пути откупиться и избежать наказания, так что этот закон ничего не изменит для наркоторговцев», – резюмировал эксперт.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG