Линки доступности

Москва и козни «коллективного Запада» 


Пуск российской МБР наземного базирования. Архивное фото.

Российские военные любую ракету, запущенную в сторону РФ, намерены рассматривать как ядерную 

В случае атаки территории РФ любой ракетой она будет рассматриваться как ракета с ядерным оснащением, а информация о старте ракеты в автоматическом режиме будет доведена до сведения руководства страны, которое определит характер и меру использования в качестве ответа ядерного потенциала России. Об этом говорится в статье, обнародованной в пятницу в газете российского военного ведомства «Красная звезда».

Авторы статьи, представители Генштаба, при этом обсуждают недавно принятый документ «Основы государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания». По мнению военных экспертов, основная угроза для страны исходит от «коллективного Запада».

Приоритеты России в области ядерного сдерживания утвердил 2 июня президент РФ Владимир Путин, издав соответствующий указ.

Аналогичный документ в прежней редакции был подписан в 2010 году еще Дмитрием Медведевым в пору его президентства. Обновленный вариант ядерной доктрины впервые стал публичным.

В документе уточнены условия применения Москвой ядерного оружия. В нем также говорится о «неотвратимости возмездия» в случае, если враги России решатся напасть на нее или ее союзников, причем такая реакция необязательно будет связано с применением противником ядерных зарядов.

С одной стороны, критерии использования ядерного оружия Москвой не претерпели существенных изменений, с другой, по мнению независимых аналитиков, формулировки отдельных положений доктрины стали более расплывчатыми, что усиливает элемент непредсказуемости при развитии событий и делает угрозу ядерного апокалипсиса еще более реальной.

Русская служба «Голоса Америки» побеседовала о сути российской ядерной доктрины с независимым военным аналитиком Александром Гольцем.

Виктор Владимиров: Чем чревата подобная доктрина, не открывает ли она ящик Пандоры?

Александр Гольц: Как мне представляется, сейчас не тот момент, чтобы педалировать тему «ядерного возмездия». Все-таки надежды, пусть и очень скромные, вызывает то, что российские и американские дипломаты в Женеве возобновили переговорах по проблемам стратегической стабильности. В высшей степени скромные надежды также есть на то, что все-таки удастся хотя бы продлить договор СНВ. В России все, конечно, возможно. Но мне кажется, что в этой ситуации нажимать на неизбежность «ядерного возмездия», по меньшей мере, не логично.

В.В.: Чем же тогда можно объяснить появление статьи именно сейчас и то, что в российских СМИ к ней проявлено повышенное внимание?

А.Г.: Москве очень хочется еще раз напомнить о российской военной мощи, о своей способности уничтожить мир. В обсуждаемой статье несколько раз подчеркивалось, что те страны, которые размещают на своих территориях стратегические военные объекты США (прежде всего имеются ввиду объекты противоракетной обороны в неназываемых напрямую Румынии и Польше), автоматически становятся целями ответного ядерного удара.

В.В.: То есть, помимо всего прочего это еще и традиционная пугалка?

А.Г.: Само собой. Эту статью в мире прочтут сотни две специалистов, с карандашом, внимательно вчитываясь в каждую фразу. Потому что авторы обсуждают все же некий концептуальный документ. У всех остальных будет впечатление просто, что Россия в очередной раз напомнила, что она может уничтожить все живое на планете, тем самым намекая, что с ней надо обходиться крайне осторожно.

В.В.: А насколько вообще актуальна обсуждаемая доктрина?

А.Г.: Здесь надо еще надо понимать, что одним из кошмаров – то ли надуманных, то ли российское руководство действительно в них верит – является концепция быстрого глобального удара. В Америке она претерпевает разные изменения, и совершенно непонятно, что из этого в итоге получится. Но кошмар в головах сохраняется. А суть дела в том, что США могу нанести внезапный удар ракетами, снаряженными обычными боеголовками, по нашим ядерным объектам, и обезоружить Россию, подавив таким образом волю к ответному удару. Так это себе представляют некоторые высокопоставленные российские военные теоретики. И вот на всякий случай, чтобы ни у кого не появилось желания нанести такой удар, битым словом проговаривается: всякая направляющаяся в сторону России ракета будет считаться ядерной и в соответствии с этим будет нанесен ответный или ответно-встречный, удар.

В.В.: Остается надеяться, что в Кремле все-таки не думают, что в ядерной войне могут быть победители?

А.Г.: Да, это так. Но настораживает, что Владимир Путин с неподдельным увлечением обсуждает нюансы ответного, ответно-встречного удара и так далее. В своем известном выступлении (кажется, на Валдае в 2017 году), он с упоением говорил, что россияне попадут в рай, а все остальные – в ад. В то время как все серьезные специалисты, что у нас, что в Америке, считают концепцию ответно-встречного удара наиболее дестабилизирующей. Потому что в случае пуска «вражеской» ракеты решение должно приниматься за считанные минуты, а системы предупреждения о ракетном нападении неоднократно давали сбои. Я был совершенно потрясен цифрами. С 1970 по 1980 годы американская система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) давала ошибочные сигналы около 20 тысяч раз. Сколько подобных случаев было в Советском Союзе, никто не знает. Буквально на днях руководитель соответствующего научного подразделения сообщил, что с запуском четвертого спутника система СПРН достигла своей минимальной готовности. Это означает, что в тот момент, когда Путин нам рассказывал про ответно-встречный удар, СПРН – которая и должна давать сигнал о пуске ракет противника – была не готова со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG