Линки доступности

Доклад о российском интернете-2019: на пути к «суверенной сети»


Акция протеста оппозиции против ограничений свободы интернета. Москва, 10 марта 2019 г.

«Агора» и «Роскомсвобода» заявляют, что российские власти хотят контролировать все составляющие Рунета – от пользователей до компаний

«Российские власти определились с основным вектором политики в отношении российского сегмента интернета — контроль, цензура и изоляция» - к такому выводу пришли авторы доклада «Свобода интернета 2019: план «Крепость», подготовленного международной правозащитной группой «Агора» и общественным проектом «Роскомсвобода».

Доклад был опубликован 4 февраля, и в документе изложены данные, собранные юристами и гражданскими активистами, выступающими против ограничений в российском сегменте всемирной сети. По мнению его авторов, конечная цель Кремля — создание «суверенного интернета наподобие китайско-северокорейского». В 2019 году, констатируют исследователи, для достижения этой цели были приняты ключевые нормативные акты.

В документе содержится не только критика интернет-политики российской власти: там говорится и о том, что Россия держит одну из самых низких в мире цен доступа к интернету, а власти «прилагают значительные усилия для развития IT-технологий, электронных государственных сервисов и повышения доступности интернета для граждан».

Но тенденции, которые описаны в докладе «Агоры» и «Роскомсвободы», вызывают беспокойство у всех, кто считает, что интернет должен быть свободным.

Использование слова «Крепость» в названии доклада его авторы объясняют следующим образом: «Точно так же, как во время массовых задержаний на мирных демонстрациях в отделах полиции вводят план «Крепость», чтобы не допустить адвокатов и наблюдателей, российские власти объявили крепостью весь Рунет, надеясь скрыть произвол и злоупотребления. Чиновники постепенно перестают считать ограничение свободы слова исключительной мерой, применяемой в крайних случаях, рассматривая блокировки сайтов, преследование пользователей и ограничение прав российских и зарубежных СМИ как инструмент политической борьбы и способ противостоять Западу в информационной войне».

Доклад приводит статистику различных видов преследования людей за совершение того, что российское государство сочло правонарушением или преступлением с использованием интернета. Из прилагаемых к докладу схем видно, что в разных регионах России ситуация в этой области отличается: например, в Костромской области авторы исследователи насчитали 55 случаев «ограничения цифровой свободы», а в соседней с ней Вологодской – вдвое меньше.

Тревожный фон

Фоном к докладу «Агоры» и «Роскомсвободы» стали инициативы российских политиков по дальнейшему усилению давления на интернет-пользователей, в также хакерские атаки на независимые медиа в России.

В частности, в конце января телеканал «Дождь» и радиостанция «Эхо Москвы» сообщили о мощных атаках на свои интернет-сайты, которые продолжались более двух недель. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов сообщил «Интерфаксу», что сайт радиостанции был атакован во время эфиров тех журналистов, которые ведут свои программы дистанционно, через интернет, в частности, во время передач Сергея Пархоменко и Евгении Альбац.

В то же время в Госдуме глава ее комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев и глава комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн предложили признать отягчающим обстоятельством «совершение преступления с использованием компьютерных устройств и интернета». Этот законопроект вызвал отрицательную реакцию даже у членов правительства России, но наблюдатели говорят, что, учитывая давние и тесные связи Александра Хинштейна с российскими силовыми ведомствами, на документе рано ставить крест.

В последний день января этого года Роскомнадзор возбудил административное производство в отношении компаний Facebook и Twitter, обвинив их в том, что они «не предоставили в установленный срок сведения о выполнении требований о локализации баз данных российских пользователей соответствующих социальных сетей на серверах, расположенных на территории Российской Федерации». Обеим компаниям грозят штрафы от 1 до 6 миллионов рублей, и дело в кратчайшие сроки поступило в суд.

Все это свидетельствует о том, что выводы доклада «Свобода интернета 2019: план «Крепость» верны, и всестороннее давление российских властей на Интернет будет возрастать.

Дамир Гайнутдинов: Преследование технических компаний – это новый тренд

Юрист «Агоры» и соучредитель «Ассоциации пользователей интернета» Дамир Гайнутдинов рассказывает в интервью Русской службе «Голоса Америки», что в последние годы тактика российских властей в деле ограничения свободы в интернете претерпела изменения: «2017-й, 2018-й и 2019 годы – это поворот от попыток запугать тех, кто ретвитит, к установлению контроля над платформами. Отсюда эти постоянные наезды Роскомнадзора на Google, Твиттер и Фейсбук, постоянные дела в отношении них, ужесточение законодательства, касающееся деятельности интернет-платформ, интернет-сервисов, поисковиков, месседжеров и так далее, попытка заблокировать Телеграм – это все оттуда».

«Посадки пользователей, конечно, имеют охлаждающий эффект и заставляют людей заниматься самоцензурой», – продолжает юрист, – «но ущерб репутации государства наносится достаточно значительный. А оштрафовать Google – это нормально: во всем мире Google штрафуют. Мы постоянно слышим, как в Европе очередной регулятор за какое-то нарушение на несколько десятков миллионов евро оштрафовал какую-то глобальную IT-компанию. «Закон Клишаса» и попытка изоляции Рунета – это попытка продемонстрировать тому же Google, что «мы, если что, вас и отключить можем». Это фундаментальные изменения, фундаментальный поворот от примитивных советских способов цензуры к высокотехнологичным новым методам, и это, наверное, главное изменение последних двух лет».

Дамир Гайнутдинов обращает внимание на два региона, в которых власти подавляют свободу интернета особенно жестко – это оккупированный украинский Крым и Чечня: «В Крыму все довольно плохо. Собственно, с первого года аннексии, с 2014 года, Крым находится в красной зоне по нашей классификации. Там Интернет подвергается серьезному давлению, довольно много уголовных дел в отношении крымско-татарских активистов, активно блокируется информация. В Крыму, судя по всему, местные операторы связи еще и отдельно, вне этого общефедерального «черного списка» сайтов, который есть у Роскомнадзора, блокируют доступ к украинским медиа. Довольно активно местные власти препятствуют свободе Интернета».

«Чечня – это тоже особенная история, прежде всего, она очень закрытая, информации очень мало. Мы знаем, что чеченские прокуроры довольно активно обращаются в суды с исками о запрете разного рода информации. Мы отмечаем там ставшие известными случаи запугивания и угроз в отношении пользователей Интернета, которые критикуют положение дела в республике или просто высказываются каким-то образом, которые не нравятся местным властям. На самом деле, ситуация с Интернетом, как правило, соответствует общей ситуации с правами человека. Если в Чечне систематически массово нарушаются права человека в целом, что, очевидно, что и с Интернетом там тоже серьезные проблемы, собственно, точно так же, как и в Крыму» – поясняет Дамир Гайнутдинов.

Новым трендом юрист «Агоры» считает явно возросшее давление на IT-бизнес, причем именно на технические компании: «Мы первый раз ввели в рубрикатор эту категорию - это дело «Reliable Communications» и Алексея Солдатова о суверенных IP-адресах, другие дела. Нам кажется, что это признаки попытки взять под контроль не только инфраструктуру Интернета, но и сервисы, и компании, которые в России работают. Понятно, что социальные сети, например, и так под контролем российских властей, тот же "ВКонтакте", а вот такие технологичные вещи контролировать – это что-то новое. И в 2020 году, скорее всего, эта тенденция будет продолжаться».

Артем Козлюк: «Шатдауны» будут использоваться все шире

Руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что разная статистика преследований свободы интернета по регионам – это влияние человеческого фактора: «Это очень сильно зависит от конкретных работников прокуратур. Если прокурор решил заниматься интернет-делами, то он собирает заявления от граждан по этой тематике, от тех, кто жалуется на какой-либо ресурс, и видит свою деятельность в том, чтобы защищать интересы «неопределенной группы лиц» в плане ограничения доступа информации по разным основаниям – защита детей, защита общественной безопасности, и так далее, и тому подобное. Поэтому, собственно, цифры от региона к региону».

Инициатива по подавлению интернета в целом зачастую тоже исходит, по словам гражданского активиста, от регионального начальства: «По всей России открываются отделения «кибердружин», «киберказаков», «киберпатрули», «медиагвардия», но я бы не сказал, что это какие-то централизованные системы, которые управляются из кабинета Путина или его администрации. Это часто инициатива местных администраций городов и регионов, просто модный тренд – создание таких «отрядов противодействия злым силам в Интернете», привлечение молодежи к поиску экстремистов либо другой запрещенной информации, и паразитирование на этой теме за счет регионального или федерального бюджета, получение грантов или каких-то других пособий. Мы регулярно публикуем информацию о том, что такие ячейки появляются то в одном регионе, то в другом. Я не сказал бы, что они имеют какую-то серьезную общественную поддержку, и их деятельность каким-то образом серьезно влияет на ситуацию».

Как существенную тенденцию Артем Козлюк выделяет участившееся использование «шатдаунов» (полных или частичных отключений на определенной территории) интернета в регионах: «В случае какой-то реальной активности, митингов, акций по различных основаниям (экологическим, общеполитическим, религиозным), мне кажется, в этом году будет все больше отключений Интернета. Можно вспомнить и Ингушетию, когда там отключали Интернет при тех акциях граждан, не согласных с передачей земель Чечне, и московские летние протесты, когда операторы не полностью глушили Интернет, но значительно снижали его скорость, чтобы пользователи не могли пользоваться и передавать информацию, вести стрим. Более того, это вполне ложится в структуру «суверенного Рунета», так как Роскомнадзор получил полномочия по маршрутизации Интернет-траффика, и он может самостоятельно давать операторам связи указания, каким маршрутом подавать сигнал до населения, в том числе и отключать его в случае каких-то угроз, которые почувствует ведомство».

По мнению Артема Козлюка, государство не будет оставлять свои попытки заблокировать неугодные Интернет-ресурсы, несмотря на очевидную несостоятельность подобных действий в прошлом: «В рамках того же «суверенного Рунета» будет внедряться оборудование с технологией «глубокого анализа пакетов», которая экспертами признается как более эффективная для ограничения доступа к Интернет-ресурсам. Поэтому они будут пытаться и блокировать, и накладывать какие-то иные санкции и ограничения, в том числе на какие-то финансовые, возможно, транзакции, на наличие иностранного финансирования в уставном капитале.

При этом активист, защищающий свободу Интернета, согласен с тем, что давление на компании будет возрастать: «Будут предприниматься попытки изменения законодательства в сторону увеличения штрафных санкций для IT-компаний, не только для самых больших, но в принципе для любых инфопосредников – это могут быть VPN-сервисы, могут быть хостеры, операторы связи, небольшие интернет-провайдеры, агрегаторы новостей, поисковики, социальные сети».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG