Линки доступности

Санкционные риски в отношении суверенного долга России остаются


Новые санкции США закладывают основу для принятия более серьезных мер в отношении российской экономики

После почти годового промедления администрация президента США ввела в отношении России второй раунд санкций, причиной которых стало покушение на отравление бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Великобритании в марте 2018 г.

Подписанный в 1991 г. тогдашним президентом США Джорджем Бушем закон «О ликвидации химических веществ и биологического оружия» (Chemical and Biological Weapons Control and Warfare Elimination Act of 1991), согласно которому санкции вводятся в отношении государств, использующих химическое или биологическое оружие в нарушение международных норм, обязывал нынешнего президента Дональда Трампа выбрать соответствующие шаги против Кремля.

Среди выбранных мер – санкции в отношении суверенного долга России и запрет американским банкам выдавать кредиты правительству РФ; оппозиция США оказанию финансовой или технической помощи России со стороны международных финансовых организаций и запрет на экспорт химических и биологических товаров. Санкции официально начинают действовать после 26 августа как минимум на год, а воспрепятствование США помощи России со стороны международных финансовых институтов будет в силе до тех пор, пока Москва не выполнит требования закона от 1991 года.

Другими санкционными мерами, которые могла выбрать администрация США, являлись ограничение импорта в США российских товаров, «которые могут включать нефть или любой нефтепродукт», снижение дипломатических отношений между США и Россией и ограничение авиаперелетов в США российским Аэрофлотом.

При выборе инструментов воздействия США прибегли к ряду исключений, которые, как отмечают аналитики, ослабили санкции по сравнению с тем, как они изложены в законе. Самой существенной мерой, по мнению экспертов, являются санкции против госдолга РФ.

Санкции против российского суверенного долга

Госдепартамент решил пока ввести санкции только в отношении новых долговых облигаций РФ, и запрет касается именно суверенного долга, номинированного не в рублях и на первичном рынке. Таким образом, американские банки и инвестиционные фирмы, а также подразделения и офисы зарубежных финансовых институтов в США, не смогут участвовать в первоначальном размещении долговых бумаг РФ, но могут свободно торговать ими на вторичном рынке после их первичного размещения. Новые санкции, как говорят аналитики, больше всего касаются размещения еврооблигаций, или евробондов, которые представляют собой облигации, выпускаемые государством в иностранной валюте и размещающиеся на финансовых рынках вне самой страны.

Новые санкции не влияют на какие-либо из уже находящихся в обращении российских облигаций в иностранной валюте, и не затрагивают облигации федерального займа (ОФЗ), выпускаемые Минфином РФ в рублях. Мера также не распространяется и на долговые бумаги российских госкомпаний, если они уже не находятся под секторальными санкциями.

«По сути, это означает, что Россия не может эмитировать новый суверенный долг в долларах, но в последние годы она этого и не делала, – отмечает Брайан О’Тул, эксперт вашингтонского аналитического центра «Атлантический совет» (Brian O’Toole, Atlantic Council), в прошлом работник Управления по контролю за иностранными активами (подразделении Министерства финансов США, занимающегося санкционной политикой). – Я не думаю, что новые санкции окажут влияние на сделки, скажем, в евро. То, что американские банки в любом случае смогут торговать российскими государственными облигациями на вторичном рынке, значительно ограничивает воздействие этих санкций. Могут немного вырасти проценты по евробондам, но санкции не налагают существенных ограничений по их выпуску. Это своего рода абсолютный минимум, когда речь идет о санкциях в отношении суверенного долга».

Как отмечается в исследовании консалтинговой компании Eurasia Group, в этом году Россия планирует выпустить ОФЗ на сумму более 30 млрд долларов США, в то время как евробондов – на 7 млрд долларов США. Притом новые займы по евробондам могут составить только 3 млрд долларов, остальные – в результате обмена уже существующих облигаций. Россия может и не выпускать евробонды без серьезной угрозы для государственных финансов, отмечает компания.

«На ОФЗ приходится подавляющее большинство того, что Россия планирует заимствовать, – говорит Закари Уитлин (Zachary Witlin), старший аналитик Eurasia Group. – ОФЗ являются относительно привлекательными облигациями развивающихся рынков для инвесторов, в том числе из США. Я думаю, это довольно показательно, что при выборе санкций, Белый дом решил не затрагивать эти инвестиции».

Юджин Чаусовски (Eugene Chausovsky), старший эксперт аналитической компании Stratfor также отмечает, что использование ряда исключений против российского суверенного долга и упор на первичный рынок может быть объяснен желанием администрации США снизить негативное влияние на иностранных инвесторов.

«Одно дело задеть российскую экономику, другое – иметь дело с чем-то вроде суверенного долга. Я думаю, что акцент на первичный рынок был сделан именно для того, чтобы избежать негативного влияния на иностранных инвесторов, в том числе американских», – говорит Юджин Чаусовски.

Однако, как отмечают аналитики, негативный эффект от введенных санкций все-таки имеется, остаются также и санкционные риски в отношении российского суверенного долга в будущем.

«Эти санкции осложняют покупку российских еврооблигаций и поддерживает угрозу новых санкций в будущем, если произойдет дальнейшее ухудшение отношений между США и Россией, – отмечает Закари Уитлин.

Однако, серьезной реакции со стороны России аналитик Eurasia Group не ожидает.

«Российская сторона понимает, что эти меры не повлияли существенно на их способность выпускать долги или брать кредиты», – говорит Закари Уитлин.

Международные финансовые институты и запрет на экспорт товаров

Санкции, предусматривающие противодействие Вашингтона оказанию финансовой или технической помощи России со стороны международных финансовых организаций, касаются тех институтов, членами которых являются США – таких как МФВ, Всемирный банк или Европейский банк реконструкции и развития.

Как отмечают эксперты, эта санкционная мера является достаточно символичной, так как наряду с США, членами международных финансовых организаций является множество других стран. Также, на сегодняшний день Россия не получает и не нуждается в финансовой помощи этих институтов.

«Соединенные Штаты являются всего лишь одним голосом среди многих других стран в этих организациях, и, не думаю, что у Вашингтона есть право вето, – отмечает Брайан О’Тул. – К тому же, США в любом случае не голосовали бы за оказание финансовой или технической помощи России. Так что, это в принципе бессмысленная санкция».

«У России нет финансовых займов во Всемирном банке или МВФ. Эта санкция является, скорее, символической, – говорит и Юджин Чаусовски. – Россия имеет довольно хорошие макроэкономические показатели, и у нее имеется профицит бюджета. Москва не нуждается в финансовой помощи со стороны международных финансовых организаций, по крайней мере в настоящее время».

Санкции не затрагивают те международные институты, где нет участия США, таких как Европейский инвестиционный банк, созданный странами-членами Евросоюза, или Новый банк развития БРИКС, основанный Бразилией, Россией, Индией, Китаем и ЮАР.

Что касается запрета экспорта группы химических и биологических товаров из США в Россию, то как отмечают эксперты, эти санкции также не имеют серьезных последствий.

«Эти товары все равно не экспортировались в Россию», – отмечает Брайан О’Тул, добавив, что зачастую конечными пользователями данной продукции являются те государственные предприятия, на которые уже распространяются ограничения со стороны США.

Как считает Юджин Чаусовский, хотя новые санкции пока не оказывают сильного влияния на экономику России, они не являются безобидными.

«Россия уже в течение нескольких лет работает над тем, чтобы оградить свою экономику от воздействия санкций, – подчеркивает аналитик Stratfor. – Мы видели ряд мер: наращивание валютных резервов, уменьшение долговых обязательств, избавление от гособлигаций США, уменьшение операций в американских долларах. Все, чтобы противостоять более строгим санкциям США. Я не думаю, что эти новые санкции будут иметь серьезные экономические последствия для России, но я бы все-таки не назвал их бессмысленными».

«Те же санкции в отношении суверенного долга России обсуждались в США в течение долгого времени, и мы видим, по крайне мере, начальные шаги в этом направлении», – добавляет эксперт.

Что касается ряда других санкционных законопроектов, находящихся на рассмотрении в Конгрессе, то аналитики не ожидают их принятия в ближайшем будущем и в первоначальном виде. Как считают эксперты, новые санкционные меры, если будут приняты, станут результатом компромисса между более жесткой позицией Конгресса и менее жесткой – со стороны администрации США. Исключением могут стать санкции в отношении строящегося Россией газопровода «Северный поток-2».

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG