Линки доступности

Пятая годовщина гибели рейса МН17: время версий прошло, дело движется к суду


Роман Доброхотов: «Москва, естественно, будет затягивать процесс всеми возможными способами»

Сегодня – пятая годовщина гибели сбитого над Донбассом «Боинга» МН17. Эта трагедия потрясла весь мир.

Напомним, самолет, принадлежащий малайзийской авиакомпании, с 298 гражданами 10 стран на борту, потерпел катастрофу летом 2014 года на востоке Украины. Все пассажиры и члены экипажа погибли.

Согласно данным международной следственной группы, лайнер был сбит ракетой, выпущенной зенитной установкой «Бук», которую доставили из России и которая находилась в ведении 53-й зенитной ракетной бригады, размещенной под Курском.

Власти Австралии и Нидерландов официально обвинили Россию в причастности к крушению Boeing-777, а Евросоюз и НАТО призвали Москву признать ответственность за катастрофу.

Госдепартамент США выступил с аналогичным заявлением, напомнив о требовании Совета Безопасности ООН привлечь к ответу виновных в авиакатастрофе.

В Москве все обвинения в свой адрес отвергают. Минобороны РФ, в частности, утверждает, что ни один российский зенитный ракетный комплекс никогда не пересекал границу страны на линии с Украиной. Помимо этого в России различными ведомствами и структурами выдвигалось множество противоречивых и взаимоисключающих версий трагедии, вина за которую, так или иначе, возлагалась на Киев.

Русская служба «Голоса Америки» по случаю годовщины трагедии поговорила с Романом Доброхотовым, шеф-редактором интернет-издания Insider, принимавшего активное участие в расследовании преступления.

Виктор Владимиров: Есть ли какие-то подвижки в расследовании?

Роман Доброхотов: Ничего принципиально нового по сравнению с тем, что заявляли на последней пресс-конференции (Международной следственной группы – В.В.) не произошло, если говорить о ходе официального расследования. Если говорить о журналистских находках, то, думаю, в скором времени Bellingcat опубликует имя еще одного из соучастников преступления в лице представителя российских Вооруженных Сил. Основные фигуранты уже давно установлены – это и генерал Ткачев, и высокопоставленный офицер ГРУ Иванников. Им пока официально не предъявлены обвинения, но, полагаю, это просто вопрос времени. Так что, ждем.

В.В.: Тем не менее, можно ли предположить, что у следователей еще много чего в загашнике?

Р.Д.: Да, думаю, пока еще просто не было принято решение выдавать всю имеющуюся у следствия информацию. На сегодня есть очевидные обвиняемые, которые относятся к числу сепаратистов, и чья причастность к трагедии не подвергается сомнению. Они находились на территории, откуда был совершен запуск ракеты, выполняли всю работу по организации поставок вооружения и так далее. Это факт. То есть ответственность таких людей, как (Игорь) Гиркин, (Сергей) Дубинский (бывшие министр обороны и глава разведки самопровозглашенной Донецкой народной республики – В.В.) и прочих отрицать уже невозможно. А вот высокопоставленных российских офицеров, конечно, приберегут на последнюю очередь. Поэтому, думаю, следствие спешить не станет, продолжит собирать улики, показания свидетелей, которых будет все больше. Предполагаю, что часть обвиняемых будет осуждена заочно. Но есть основания считать, что в скором времени появятся и те, кто непосредственно предстанет перед судом.

В.В.: Во всяком случае, все ранее выдвигаемые российской стороной версии рухнули как несостоятельные?

Р.Д.: Здесь, на мой взгляд, происходила элементарная подмена понятий. Нам до последней поры рассказывали о каких-то теориях, продвигаемых Москвой, хотя никаких версий в подлинном смысле этого слова быть не могло по определению. Я хорошо помню этот день. Все новости, которые тогда опубликовали российские информагентства, были о сбитом украинском, как они считали, основываясь на отчетах сепаратистов, самолете. Об том же самом написал Гиркин в соцсети. Так что с самого начала они фактически признали свою ответственность за сбитый лайнер, а всякие версии стали придумывать только когда поняли, чей это на самом деле самолет. Теперь мы уже точно знаем, какой это был Бук, откуда он был привезен и как был спешно увезен обратно, кто именно руководил операцией. Все имена, фамилии, номер зенитно-ракетной бригады установлены. Поэтому сам разговор о версиях играет на руку официальной пропаганде, поскольку у непосвященной аудитории создается впечатление, что это якобы какой-то спорный, обсуждаемый вопрос. Ничего подобного. Идет процесс установки конкретных фамилий людей, которые были замешены в преступлении. Некоторые имена уже оглашены, другие будут оглашены позже.

В.В.: Когда можно будет считать, что в этом деле окончательно поставлена точка?

Р.Д.: Здесь есть два процесса – политический и юридический. Юридический процесс, вероятно, будет длиться два-три года, поскольку процедура подразумевает ожидание ответа с российской стороны. Москва, естественно, будет затягивать процесс всеми возможными способами. Еще дольше будет устанавливаться политическая вина, здесь все может затянуться на десятилетия, как например, в случае с обвинением в воздушном терроризме Ливии. В действительности все зависит от того, сколько Владимир Путин будет оставаться у власти. Как только он уйдет, все встанет на свои места. Только крах СССР позволил установить всю правду о сбитом советскими военными южнокорейском пассажирском самолете.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG