Линки доступности

Эксперты в США о выступлении Путина на ПМЭФ: расхождение с реальностью


По мнению Сергея Алексашенко, китайское руководство не намерено поддерживать антиамериканскую риторику Кремля

8 июня официально завершается Петербургский экономический форум, на котором главным событием, как правило, считается выступление российского лидера и его ответы на вопросы. Владимир Путин выступил на форуме накануне, и в его речах наблюдатели отметили две явные детали – антиамериканскую направленность и стремление отстраниться от скандала с арестом американского бизнесмена Майкла Калви.

В пространной речи по поводу слабых мест мировой экономической системы Владимир Путин отвел Западу роль всеобщего притеснителя: «Доминирующая модель развития, основанная на западной, так называемой либеральной традиции, назовем её условно евроатлантической, стала претендовать не просто на глобальную, а на универсальную роль».

Досталось прежде всего США и их валюте: «Глубокие перемены требуют адаптации международно‑финансовых организаций, переосмысления роли доллара, который, став мировой резервной валютой, превратился сегодня в инструмент давления страны‑эмитента на весь остальной мир».

Путин даже защитил китайскую компанию Huawei, чего сам председатель КНР Си Цзиньпин в своем выступлении после российского лидера делать не стал: «Ситуация вокруг компании Huawei, например, которую пытаются не просто потеснить, а бесцеремонно вытолкнуть с глобального рынка, – это уже называют даже в некоторых кругах первой технологической войной, наступающей в цифровой эпохе».

Отвечая на вопросы ведущей пленарной сессии Софико Шеварднадзе, президент России заявил, что «пока нет обвинительного приговора суда, все считаются невиновными, в том числе и господин Калви», но против ареста – сначала в СИЗО, потом домашнего, - под которым Майкл Калви находится до сих пор, Путин никак не возразил.

Сигналы, которые российский лидер на этот раз послал бизнес-сообществу, были довольно слабыми, но яркую антизападную речь заметили многие эксперты.

Эксперт Института Кеннана Уильям Хилл (William Hill), в прошлом – дипломат и профессор Национального военного колледжа США, в интервью Русской службе «Голоса Америки» подчеркнул явное расхождение между словами Путина и действительностью: «Очевидно, что в случае с Калви, о деле которого и на форуме говорили такие известные личности, как Алексей Кудрин и Борис Титов, одна из сторон в экономическом споре использовала полицию и суд как средства давления. Путин из года в год заявляет о том, что правоохранительные органы не должны давить на бизнес, но ничего не меняется, инвестиционный климат не улучшается, и всем уже очевидно несоответствие между тем, что Путин говорит, и реальным положением дел».

Уильям Хилл также напомнил и о словах Алексея Кудрина, который накануне напрямую связал бегство капиталов из России с арестом Калви: «Также мы слышали не слишком приятные оценки инвестиционной привлекательности России от Кудрина, и, наоборот, оптимистические от Путина, и очевидно, что у Путина в его оценках также есть расхождения с реальностью».

Реверансы Путина в сторону Китая, считает эксперт, являются тактически вынужденными: «Россия имеет большой потенциал экономического сотрудничества с Китаем, но нынешнее сближение двух стран с российской стороны, очевидно, продиктовано тем, что ее связи с Европой и США сильно ухудшились после санкций за ее вмешательство в дела Украины».

Уильям Хилл увидел в выступлении Путина на ПМЭФ параллели с его «мюнхенской речью» 12-летней давности: «Речь Путина с его критикой нынешней мировой экономической системы, в которой он говорил о доминировании западных стран и критиковал финансовую систему Запада, напомнила мне его речь в Мюнхене 2007 года. Только то выступление касалось политических аспектов сложившегося миропорядка и вопросов безопасности, а эта – экономических. Не слишком понятно, насколько эти его воззрения разделяет Китай, но видно, что эти заявления Путина звучат как программные».

Экс-дипломат видит в речи Путина призыв к созданию некоего альтернативного Западу полюса экономической силы: «Есть попытка построить что-то вроде блока-противовеса развитым западным странам Запада и их союзникам в Азии, таким, как Япония и Австралия. Путин пытается сделать это вместе с Китаем, но в принципе он пытался создавать блоки и раньше, когда затеял евразийскую экономическую интеграцию. Эти усилия активизировались после начала войны в Украине, но нам еще предстоит увидеть, насколько они разделяются лидерами других стран».

Известный российский экономист Сергей Алексашенко в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» предположил, что Путин даже не задумывается о том, обоснованно ли арестовывать бизнесмена при полной неясности того, виновен он или нет: «Очевидно, что Путину об этом деле рассказали, и, вполне вероятно, сказали примерно «там все не до конца понятно, мы еще разбираемся», и так далее, в общем, нагрузили ему обычной лапши. А из его слов на форуме было ясно: он считает, что если человеку предъявили обвинение, то это нормально, если человека берут под арест. То есть, все разговоры о том, что по экономическим преступлениям не надо применять заключение — этого он вообще не воспринимает. Он думает: если следователь считает, что на время следствия надо посадить — значит, надо посадить».

Почему Путин называет Калви невиновным, а российские силовики держат бизнесмена под арестом? Мнение Сергея Алексашенко: «Гипотеза о том, что он не хочет вмешиваться в те решения, которые принимают люди на достаточно высоком уровне в ФСБ или Следственном комитете, тоже имеет право на существование. Он понимает, что они выполняют его приказы и поручения, в том числе и грязные. А если он будет им давать по рукам и говорить «действуйте по закону», то они ему в каком-то случае тоже могут сказать «а вот это не по закону, мы не можем». Я готов предположить, что Путин не хочет сильно ущемлять их интересы и заниматься микроменеджментом всего этого».

Сергей Алексашенко также обратил внимание на критику российского президента в адрес Запада, но подметил, что китайский гость не спешил к ней присоединиться: «Путин очень подробно описывал, как якобы рушится миропорядок под ударами американцев, и я думаю, что он надеялся что Си Цзиньпин его поддержит, а тот мудро эту тему спустил на тормозах - мол, мы за глобализацию и за все хорошее, а если американцы и делают что-то плохое, то мы с ними договоримся. Путин хочет бороться с Америкой на всех фронтах, даже там, где у него нет амуниции, то есть в данном случае - никаких экономических ресурсов. А выступление Си Цзиньпина было абсолютно прагматичным и конструктивным, в китайском стиле, конечно».

«Китай и Россия играют в игру «сделай другого своим партнером в борьбе с Америкой». Но если Китай хочет сделать Россию партнером в борьбе с Америкой с понятными экономическими целями, то у Путина никаких целей в экономике нет, у него вся цель – «хочу, чтобы меня уважали» - считает Сергей Алексашенко.

По мнению экономиста, критический посыл российского лидера вряд вызвал доверие у слушателей: «Путин объясняет, как нужно строить мировой экономический порядок так, чтобы защищать интересы других, но кто будет слушать человека, у которого нет независимых судов, который сажает бизнесменов, и к которому никто не идет».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG