Линки доступности

Когда в России любят Америку и когда видят в ней угрозу


Владимир Носков и Иван Курилла

Российские историки-американисты рассказывают о причинах постоянных противоречий в отношениях двух стран

В Президентской библиотеке имени Бориса Ельцина в Санкт-Петербурге прошел видеолекторий на тему «Американские дипломаты в эпоху Великих реформ».

Перед началом мероприятия принимающая сторона подчеркнула, что оно проходит во Всемирный день историка, отмечаемый 28 марта. Затем присутствии студентов ряда петербургских вузов был показан документальный видеофильм «Царь и президент» рассказывающий историю взаимоотношений российского императора Александра II и 16-го президента США Авраама Линкольна. Этот фильм стал своеобразным эпиграфом к дальнейшим выступлениям специалистов по американской истории.

«Здесь невозможно поменять доллар!»

Ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН доктор исторических наук, профессор Владимир Носков рассказал о своих исследованиях, посвященным бытовым условиям жизни американских консулов в Санкт-Петербурге в 60-е годы XIX века. «Для меня политика – на последнем месте», - сразу предупредил профессор Носков, однако некоторые эпизоды, о которых он рассказал слушателям, позволяли сделать выводы, выходящие за рамки чисто бытовых аспектов.

Например, послы европейских монархий являлись на торжественные приемы в военной форме, а главы дипкорпуса США – Кассиус Марцеллус Клей и Саймон Кэмерон, не обладавшие офицерскими чинами – приходили во фраках, в связи с чем другие гости нередко принимали их за обслугу. Поэтому, когда Клей приехал в Санкт-Петербург в качестве посла во второй раз, он успел получить офицерский чин, и с видимым удовольствием надевал мундир.

Жены американских послов в письмах близким жаловались на дороговизну жизни в российской столице. По правилам тогдашнего этикета считалось недопустимым выходить в свет в одном и том же платье больше двух раз. Поэтому супруги дипломатов самостоятельно перешивали платья из своего гардероба. Но наибольшее оживление аудитории вызвало цитирование Владимиром Носковым фразы американского консула Джорджа Помуца, отчаянно воскликнувшего: «Здесь невозможно поменять доллар! Здесь никто не знает, что это такое!».

Кстати, Помуц был довольно интересной личностью. Румын по национальности, православный по вероисповеданию, он был подданным Австрийской империи, пока не эмигрировал в США, где в 1855 году принял американское гражданство. В Санкт-Петербург он прибыл в 1866 году, и принимал самое активное участие в переговорах о продаже Аляски Соединенным Штатам. Столица Российской империи пришлась ему настолько по вкусу, что он провел здесь остаток жизни. Умер Помуц в 1882 году, и, несмотря на то, что был православным, его похоронили на Смоленском лютеранском кладбище. До настоящего времени могила Джорджа Помуца не сохранилась, поскольку, очевидно, была разорена во время революции 1917 года.

«С российскими дипломатами в Вашингтоне было все в порядке»

Кстати, на том же кладбище была похоронена и дочь первого официального дипломатического представители США в России Джона Куинси Адамса – Луиза Кэтрин Адамс.

В последние годы за могилой ухаживали сотрудники Генерального консульства США в Санкт-Петербурге, но ровно год назад консульство было закрыто. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Владимир Носков вспомнил, что он присутствовал на церемонии открытия могилы Луизы Кэтрин Адамс в сентябре 2012 года. И продолжил: «Я думаю, что могила дочери американского посланника и сейчас не остается без внимания. Посольство же осталось, и его работники посещают Петербург, а отдел культуры посольства США в Москве сейчас возглавляет бывший генеральный консул в Санкт-Петербурге Томас Лири. Поэтому я думаю, что с могилой Луизы все будет в порядке, а в крайнем случае им модно напомнить о ней».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» также поинтересовалась, что известно об особенностях быта российских дипломатов в Вашингтоне XIX века? «Я думаю, они чувствовали себя там неплохо. Был, например, Александр Бодиско, который женился на юной американке, что спровоцировало скандал в вашингтонском обществе. У него были прекрасные апартаменты и загородный дом, который мы бы сейчас назвали дачей...

Другой известный пример – барон фон Стекль. Он участвовал в переговорах по продаже “Русской Америки”, и тоже на жизнь не жаловался, тем более, что им был получен хороших процент от этой сделки. После отставки он уехал из Америки и спокойно жил на эти деньги в Париже до конца своей жизни.

Так что, с российскими дипломатами в Вашингтоне было все в порядке, но, к сожалению, они оставили меньше воспоминаний о своей жизни в США, чем американские дипломаты о жизни в России. Могу лишь вспомнить мемуары Петра Боткина, который был сотрудником русской миссии в Вашингтоне в 90-е годы XIX века. По остальным периодам – хуже», - с сожалением заключает Владимир Носков.

«Американское» - значит «отличное!»

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, член Совета Российского общества историков США доктор исторических наук Иван Курилла отметил, что 60-е годы XIX века были периодом наилучших отношений между США и Россией. И продажа Аляски стала возможной именно в это десятилетие. Правда, экономические контакты между двумя странами стали укрепляться еще при Николае I, который стал активно приглашать американских инженеров строить железную дорогу, прокладывать телеграф, налаживать оружейное производство.

«Россия заказывала в Америке пароходы и другую технику, а все американское было в те годы символом высокого качества. Примерно так же, как совсем недавно таким символом у нас был “евроремонт”. Например, с большим успехом шла торговля “американскими гвоздями” и “американской резиной”, хотя и то, и другое не имели к Америке никакого отношения», - приводил примеры Иван Курилла.

По его словам, в конце XIX века в США сформировали три основных направления в отношении к России. Представители первого считали, что Российская империя не имеет ничего общего с американскими понятиями о демократическом государстве, но изменить эту страну невозможно, поэтому остается лишь прибегать к сдерживанию. Вторая группа высоко ценила русскую культуру. Именно ее представители стали переводить на английский язык произведения Тургенева, Льва Толстого, Достоевского и Чехова. Они также организовали гастроли Чайковского в США и знакомили американскую публику с картинами русских художников.

И, наконец, третья группа призвала делать различие между российским государством и российским народом, который сам по себе очень хорош, но нуждается в помощи для построения в своей стране демократического общества.

«Собственно, все три направления сохранились в США и до сих пор», - отметил в своем выступлении ученый-американист.

«Фордизация промышленности» и «американизация России» как официальные лозунги

Позже, в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Иван Курилла напомнил и о той роли, которую сыграли американские специалисты в индустриализации Советского Союза в 20-е – первой половине 30-х годов.

«Советские руководители решили опереться на американскую экспертизу для того, чтобы совершить рывок вперед. И российский император Николай I, и большевистские лидеры видели Америку, как страну более развитую, ушедшую на шаг вперед от Европы. И для того, чтобы догнать Европу, нужно было опираться не на европейские технологии, а на американские», - подчеркнул эксперт.

Именно поэтому в послереволюционном СССР американский опыт был очень востребован, сюда приезжали тысячи инженеров и квалифицированных рабочих, в результате чего были построены сталинградский тракторный завод, нижегородский автомобильный, Днепрогэс, Магнитка и многие другие промышленные гиганты. «Это было повторением того, что пытался сделать Николай I – технологический прорыв с опорой на американский опыт», - повторил Иван Курилла.

На вопрос, чем же в таком случае можно объяснить приступы ярого антиамериканизма в российском обществе и во властных структурах, он уточнил, что в период экономического сотрудничества таких настроений, как правило, нет.

«Если взять начало 30-х годов, то тогда американцев в СССР любили, а чуть раньше – в конце 20-х, такие понятия как “фордизация промышленности” и “американизация России” даже звучали в официальных лозунгах. А антиамериканизм приходит на другой период – тогда, когда на повестку дня российской власти на первый план выходят не реформы и модернизация, а “подмораживание общества”, “сохранение стабильности”, “поиск скреп”, словом, все то, что называется или “застоем”, или “реакцией”. В такой период Америка начинает восприниматься как угроза, в ней видят подрыв устоев. Причем, вне зависимости от политики самой Америки, потому что в самом ее существовании внутренние реформаторы и революционеры видят модель для подражания, и уже его считается властями России угрозой своему существованию. К примеру, в начале XIX века Америка вообще ничего не предпринимала во внешней политике, но российские власти видели в ней угрозу, потому что декабристы скопировали американскую Конституцию», - подытоживает Иван Курилла.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG