Линки доступности

Российские власти хотят быть вне критики


Законопроекты о фейках и неуважении к власти одобрены Госдумой во втором чтении

МОСКВА – Законопроекты о фейковых новостях и неуважении к власти приняты с такими расплывчатыми формулировками, что позволяют привлечь к ответственности едва ли не любого, привыкшего публично выражать свое мнение о политике правительства и работе чиновников. Кроме того, документы направлены на дальнейшее ограничение свободы слова.

Таков основной тон комментариев в российском сегменте интернета, а также правозащитников и общественных деятелей по поводу очередной инициативы Государственной думы. Напомним, в среду, 6 марта, депутаты большинством голосов одобрили упомянутые законопроекты во втором чтении, внеся некоторые поправки.

Так, из-под действия закона выведены официально зарегистрированные медиа, имеющие лицензию или свидетельство. Помимо этого, сетевым СМИ предоставлено «право на самогильотирование» – возможность удалять информацию, признанную ложной, чтобы избежать наказания.

По оценке опрошенных Русской службой «Голоса Америки» экспертов, эти поправки не меняют кардинально сути документов, а вот кратно возросшие штрафы за нарушения вызывают у них серьезную озабоченность.

Например, за распространение недостоверной информации вводятся штрафы до 100 тысяч рублей для физических лиц, до 200 тысяч – для должностных, а для юридических лиц – и вовсе до полумиллиона. Причем, при повторном нарушении или при «отягчающих обстоятельствах» штраф для юрлиц может дойти до полутора миллионов рублей.

Заместитель заведующего кафедрой конституционного и муниципального права ВШЭ, профессор Илья Шаблинский в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» напомнил, что Совет по правам человека при президенте России СПЧ подготовил заключение, в котором говорится, что новый законопроект по целому ряду причин представляет серьезную угрозу для свободы слова и массовой информации.

«Во-первых, он содержит юридически размытые формулировки, позволяющие трактовать неуважение к власти сколь угодно широким образом, – добавил он. – Во-вторых, в нем говорится об оскорбительной форме (изложения сообщения), которая тоже может интерпретироваться как угодно. Ведь тогда и карикатуру, и шарж, и анекдот можно трактовать как неуважение власти в неприличной форме».

Но главный вопрос заключается в том, кого в итоге защищает этот закон, говорит профессор: «А он выделяет в качестве группы, подлежащей первоочередной и наиболее строгой защите, представителей власти и чиновников. Это противоречит положению конституции о равенстве перед законом всех без исключения. В таком случае резонно предположить, что теперь отдельного закона вправе потребовать для себя пожарные, учителя, зоотехники – и далее до бесконечности».

Наконец, есть постановления пленумов Верховного суда России, в свою очередь основанных на решениях европейских судов, напомнил Илья Шаблинский: «В них прямо говорится, что должностные лица, занимающие государственные должности, могут быть объектом критики, и это совершенно необходимо для того, чтобы они более добросовестно выполняли свои полномочия. То есть, в отношении чиновников допустима достаточно жесткая критика и выражение гражданами своих эмоций. Какие тут еще нужны аргументы?»

Как представляется юристу, появления законопроекта продиктовано тем, что «группа людей, желающих быть вне критики», пытается сузить возможности для выплескивания людьми накопившегося негодования в соцсетях. Таким образом, они пытаются защитить себя, резюмировал он.

В свою очередь, сопредседатель Московской Хельсинской Группы (МГХ) и журналист Валерий Борщев в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» расценил новый законопроект как «истерику» властей. По его словам, это продукт тех, кто находится у власти и кто ее поддерживает.

«Они, как огня, боятся критики, – утверждает он. – То, что они увеличили в 20 раз (с пяти до ста тысяч рублей) штраф, просто уму не постижимо. Это действительно истеричное решение. При его принятии не видно логики и даже здравого расчета. Кроме как стремлением запугать и объявить войну тем, кто критически относится к процессам, происходящим в обществе, объяснить появление столь одиозного документа нельзя».

На практике введение закона, конечно, приведет к массовым судебным процессам, уверен Валерий Борщев. На его взгляд, власти теперь, особенно на первых порах, будут рьяно искать повод для применения «новой дубины».

«И таких поводов они найдут немало. При таком законе это сделать совсем нетрудно. Формулировки документа настолько неконкретны, что любого человека можно легко притянуть к ответственности за критику власти, а информацию представить как угрожающую национальной безопасности и тому подобное. Все эти штампы и особенности российского правоприменения мы уже хорошо знаем».

Разумеется, этот закон – «резиновый», и нацелен он на дальнейшее усиление репрессий, заключил сопредседатель МХГ.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG