Линки доступности

Болтон обсудил с Патрушевым Сирию и предупредил о недопустимости вмешательства в выборы


Джон Болтон

По словам советника президента США, вопрос о вмешательстве в выборы не дал возможности выпустить совместные заявление по итогам встречи

Советник президента по национальной безопасности Джон Болтон рассказал об итогах состоявшейся ранее в четверг в Женеве встречи с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым.

Болтон, в частности, сказал, что обсудил с Патрушевым вопрос о прекращении иранского военного присутствия в Сирии посредством «серии шагов».

По словам Болтона, он также предупредил своего собеседника о недопустимости вмешательства в американские выборы, которые состоятся в ноябре.

«Мы не достигли соглашения с Россией по поводу ее вмешательства в выборы в США», – констатировал при этом Болтон.

Как пояснил в ходе пресс-конференции советник президента по национальной безопасности, вопрос о вмешательстве в выборы не дал участникам встречи возможности выступить с совместным заявлением по ее итогам.

В свою очередь Николай Патрушев сообщил журналистам, что он и Джон Болтон договорились возобновить работу линии коммуникаций между американскими и российскими военными ведомствами.

Патрушев также сказал, что они договорились о возобновлении контактов между начальниками генеральных штабов вооруженных сил двух стран. Кроме того Патрушев пригласил Болтона и других американских официальных лиц посетить Россию для проведения дальнейших переговоров.

Комментарии американских экспертов

Военный эксперт Гудзоновского института Ричард Вайц видит в отсутствии конкретного результата от встречи Джона Болтона и Николая Патрушева в Женеве подобие итога встречи Дональда Трампа и Владимира Путина месяцем ранее: «Многие подозревали, что примерно то же произошло и на саммите Трампа и Путина в Хельсинки: они тогда приятно поговорили, но очевидно, что пересечения в политических подходах никакого нет. И с тех пор стало ясно, что никакого конкретного результата тоже нет, а разногласия, существующие между США и Россией последние несколько лет, никуда не деваются».

Касаясь разговора Болтона и Патрушева о договорах по контролю над вооружениями, эксперт отмечает, что Вашингтон еще очевидно не пришел к решению, как с ними поступить: «Сейчас администрация США делает глубокий пересмотр своего отношения одновременно к контролю над вооружениями и к России, и еще из Обзора ядерной политики, вышедшего в феврале этого года, было ясно, что они не решили, что же делать – продлить договор на пять лет, как это предлагает Россия и позволяет протокол к договору, и для этого достаточно решения президента, или дать договору истечь по разным причинам (это могут быть разногласия по другому договору, РСМД, например, или что договор СНВ слишком ограничивает США), или заключить новый договор, который был бы наследием именно Трампа и разрешал те вопросы, которые не покрываются существующими договорами».

«США также могут тянуть с решением по тактическим соображениям, полагая, что если Россия хочет его продления, то можно поторговаться за что-нибудь важное. Но, действительно, эксперты в основном говорят, что все же хорошо бы как минимум продлить договор, чтобы ограничения действовали для России. Но я бы не описывал ситуацию так мрачно – стоит вспомнить, что когда срок действия СНВ-2 истек, то немедленной замены ему не было, и две страны потратили целый год в переговорах, что не привело к какому-то полному разрушению системы контроля» - уверяет Ричард Вайц.

Говоря о попытках России выступить на стороне Ирана в вопросе восстановления санкций США против этой страны, Ричард Вайц допускает, что Москва хочет расширить свое влияние на Тегеран, но сомневается в том, что это у нее получится: «Россия взаимодействует с шиитами на Ближнем Востоке – с Ираном, «Хезболлой», Сирией, но ее попытки такого взаимодействия с Египтом или Ираком не очень успешны, и вряд ли она сможет расширить свое влияние за пределы того, что уже есть. И над Асадом в Сирии у них гораздо больше контроля, чем над тем, как ведет себя Иран. Кроме того, с Ираном у России были довольно сложные отношения, и разногласия остаются, хотя контакты и стали интенсивнее».

Бывший советник президента США Барака Обамы по национальной безопасности, генерал Джеймс Джонс, отвечая на вопрос Сербской службы «Голоса Америки» в четверг о судьбе стратегических договоров, сказал: «Я думаю, что очень важным было бы для США и России совместно возглавить работу по укреплению существующей системы регулирования в сфере стратегических вооружений. Мне кажется, что одним из худших сценариев для будущего всего земного шара стало бы бесконтрольное увеличение числа стран, которые имеют доступ к ядерному оружию – и не только стран, но и негосударственных субъектов. Это один из самых больших рисков».

Генерал Джонс считает, что Вашингтону и Москве нужно продолжать контакты в этой сфере, и в этом смысле разговор Болтона и Патрушева полезен: «Было бы хорошо, если бы официальные лица США и России могли бы сотрудничать в том, чтобы эта система регулирования, которая выстраивалась в течение многих лет большим количеством людей, оставалась частью существующего миропорядка. Было бы безответственным, если бы они решили не проводить переговоры на эту тему».

Эксперт Совета по международным делам и бывший посол по особым поручениям при Госдепартаменте США Стивен Сестанович, комментируя для Русской службы «Голоса Америки» переговоры чиновников США и России в сфере безопасности в Женеве, использовал термины торговли: «Каждая из сторон оценивают обстановку, пытаясь понять, чем другая сторона могла бы расплатиться – так, как это обычно делается на базаре. По проблеме договоров Болтон заявил, что США находятся в «очень, очень ранней стадии» процесса пересмотра договоров по стратегическим вооружениям. Он известен своим скептическим подходом к ним, и промедление в целом дает ему больше времени понять, на что в итоге согласится Москва».

«Сирия, кстати, является наиболее сложной частью в этой торговле, поскольку Вашингтон не знает, что Москва сможет осуществить, а Москва не знает, чем Вашингтон захочет за это расплатиться. В обоих случаях, кстати, подходит слово «немного». Так же и с Ираном: Москва, безусловно, не откажется от своих отношений с Тегераном, и Болтон, возможно, и не думает, что так будет. Но он может вполне представить себе, что Россия будет готова стать посредником между Ираном и США» - предположил Стивен Сестанович.

Комментарии российских экспертов

По мнению главного научного сотрудника Института Европы Александра Шумилина, тема вмешательства Москвы в выборы США, безусловно, остается главным камнем преткновения в двусторонних отношениях.

«Да и в целом, данную встречу, по-моему, в Вашингтоне рассматривали как возможность акцентировать внимание именно на этой проблеме, чтобы тем самым подкорректировать тот негативный эффект, который произвел Дональд Трамп в Хельсинки, когда затрагивал тему вмешательства Москвы в американские выборы (в ходе совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным)», – подчеркнул он в интервью Русской службе «Голоса Америки».

По поводу потенциального вывода иранских подразделений с территории Сирии эксперт заметил, что президент Путин в Хельсинки признал невозможность Москвы воздействовать в этом смысле на Тегеран: «Такая позиция подтверждается, в том числе, высказыванием российского посла в Израиле. Правда, все заявления делались с оговорками, которые не исключали каких-то шагов в направлении компромисса. Но о достижении договоренности о полном выводе иранских войск речи не могло быть и речи, по словам того же Путина».

Такая позиция довольно объективна и реалистична, считает Александр Шумилин, поскольку у Москвы и впрямь нет рычагов, чтобы принудить Тегеран вывести свои войска из Сирии: «Вот, если бы в Кремле действительно вдруг решили, что Россия тоже должна окончательно покинуть сирийский театр действий, тогда на эту тему можно было бы говорить всерьез. При этом Москва настаивает, что российские военные базы должны там непременно остаться при любом варианте».

Политолог также заметил, что наличие расхождений между целями и задачами Ирана и России в Сирии всем известны.

«Правда, в Тегеране об этом предпочитают не говорить, но Москва не делает из этого секрета. У России нет консенсуса с Ираном в этом плане. К тому же с российской стороны ставится вопрос лишь о сокращении присутствия иранских сил в обмен на отмену санкций. Но и об этом тоже речь идти не может. Потому что санкции введены по совсем по другой причине и не могут быть предметом торга», – резюмировал он.

Напомним, как заявил Болтон в среду в ходе визита в Израиль, руководство США обсуждает с союзниками, что еще можно предпринять для оказания «максимального давления» на Иран, в том числе дальнейшие санкции и другие меры.

Вместе с тем Александр Шумилин не сомневается, что Москва с Тегераном ведут между собой диалог. Однако, по его оценке, позиции сторон пока не сближаются.

В свою очередь, независимый военный аналитик Александр Гольц сказал Русской службе «Голоса Америки»: «Ни для кого не секрет, что наличие иранских сил в Сирии обеспечивает интересы Тегерана в регионе. Кроме того, если говорить с чисто военной точки зрения, эти силы являются наиболее боеспособной частью проправительственных сил в ходе наземных операций и дают возможность России действовать по большей части с неба, не втягиваясь в бои на земле, и ограничиваясь участием в сражениях военными наемниками».

Так что, наверное, Путин мог бы пообещать, что будет способствовать отводу иранских военных из Сирии, предположил аналитик. Но, как ему представляется, реализация таких планов стало бы серьезным отступление Москвы и ударом по проасадовской коалиции в Сирии.

«Если бы Москва сама решила окончательно уйти с территории Сирии, тогда она бы могла продвигать такой сценарий более активно, – добавил он. – Ясно, что Россия хочет играть роль главного переговорщика, главного медиатора по сирийской проблеме, и, выдвигая такие предложения, она наверняка согласовала их с Ираном».

На переговорах Болтона и Патрушева также в центре внимания были судьбы СНВ и РСМД.

По оценке Александра Гольца, США при Трампе кардинально поменяли те подходы, которые исповедовались при президенте Обаме по этому вопросу.

«Москва привыкла к тому, что угроза разрушения этих договоров впечатляюще действовала на американскую администрацию. Это было ее сильным козырем. Теперь мы видим, что ситуация поменялась на диаметрально противоположную. Россия по ряду обстоятельств больше, чем США заинтересованы в сохранении статус-кво. И теперь уже США угрожают разрушением существующей системы договоров», – утверждает он.

Сама по себе ситуация чрезвычайно скверная, считает аналитик.

«С начала 70-х мучительным образом создавалась система договоров, которые обеспечивали некоторую безопасность в мире. К сожалению, эта система сейчас разрушается усилиями обеих сторон», – заключил он.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG