Линки доступности

В музее Гуггенхайма открылась выставка выдающегося скульптора 20-го века

«Шагающего человека» Альберто Джакометти знают все, ну почти все. Это трейдмарк швейцарского скульптора, своего рода его визитная карточка.

Но как уверяют кураторы открывшейся 8 июня выставки в музее Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке, работы Джакометти, которые вольготно разместились на пандусе знаменитой спирали-ротонды архитектора Фрэнка Ллойда Райта, призваны существенно изменить представление о нем лишь как о создателе удлиненных, непропорционально вытянутых бронзовых фигур.

Формула ротонды

Как подчеркнул директор музея Ричард Армстронг (Richard Armstrong) на превью для прессы, это первая масштабная выставка Джакометти в США за последние пятнадцать дет. Он горячо поблагодарил за сотрудничество Фонд Джакометти со штаб-квартирой в Париже.

Большинство выставленных работ приехали в Нью-Йорк именно оттуда. Выставка включает примерно двести скульптур, живописных картин и рисунков. Некоторые из них никогда прежде не пересекали Атлантику.

Три года шла кропотливая работа по созданию уникальной экспозиции. Главные кураторские обязанности поделили Меган Фонтанелла (Megan Fontanella) из музея Гуггенхайма и Катрин Гренье (Catherine Grenier), директор частного парижского Фонда Джакометти, где хранятся около пяти тысяч его работ. Есть еще один фонд Джакометти, в Цюрихе, но он гораздо меньше по количеству работ.

В эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» Меган Фонтанелла подчеркнула, что одной из главных сложностей, если не главной, в подготовке выставки стало «вписывание» разномасштабных скульптур и объектов в изогнутое пространство ротонды музея.

«Трудно было нащупать оптимальную формулу выставки, в первую очередь, последовательности презентации экспонатов, - заметила она. – На это ушли месяцы. Но результатом мы довольны».

По словам Катрин Гренье, выставка подтверждает плодотворность длительного дружеского сотрудничества музея Гуггенхайма и Фонда Джакометти. В 1955 году, когда музей занимал временное помещение, там была организована первая выставка Джакометти.

Под руководством тогдашнего директора музея Джеймса Джонсона Суини были приобретены ключевые работы скульптора, которые сегодня составляют гордость музейной коллекции. В 1974 году в музее Гуггенхайма прошла посмертная ретроспектива Джакометти.

Широкий шаг

Альберто Джакометти родился в 1901 году в Швейцарии, в округе Боргоново в семье художника. С ранних лет он с головой погрузился в стихию изобразительного искусства, которое он изучал и в художественных школах, и в музеях Швейцарии, Италии и Франции. Он учился у скульптора Эмиля Антуана Бурделя, ученика Родена.

И, конечно, поселившись в Париже, Джакометти жадно впитывал впечатления от выставок современных ему художников самых разных стилей – от постимпрессионизма до фовизма, от кубизма до экспрессионизма.

Еще в 20-е годы молодой швейцарец облюбовал крошечную мастерскую в Париже, недалеко от вокзала Монпарнас. В последующие десятилетия, когда на него обрушилась слава и пришел достаток, он упорно отказывался переезжать в более просторную мастерскую. Человек привычки, он и в выборе натурщиков, позирующих ему, оставался верен своему брату Диего, который стал его главным помощником и моделью, и Аннетт Арм, на которой он женился в 1949 году.

Его ранние работы несут на себе влияние двух видных течений авангардного искусства того времени – кубизма и сюрреализма. Он активно общался с поэтом Андре Бретоном, философом Жаном-Полем Сартром, писателями Симоной де Бовуар, Луи Арагоном, Жаном Жене, художниками Пабло Пикассо, Хуаном Миро и многими другими.

И что не менее важно, в его скульптурным и графических опытах, начиная с 20-х годов вплоть до середины 60-х, ощутима близость примитивизму и лаконизму искусства древних цивилизаций Африки, Океании, Египта, Кикладской культуры.

Джакометти был чрезвычайно требователен к себе, и эта требовательность порой приводила к досадным фиаско. В конце 50-х он долго работал над престижным заказом для банка «Чейз Манхэттен», который предложил ему оформить открывавшуюся плазу на Пайн-стрит, в финансовом районе Нижнего Манхэттена.

Скульптор сделал три фигуры, но отказался от выполнения заказа, аргументируя тем, что не может правильно рассчитать пропорции фигур и их соотнесенность в пространстве плазы. По иронии судьбы, одна из этих работ, «Шагающий человек», стала спустя много лет одной из самых дорогих лотов аукциона Sotheby’s в Лондоне, будучи продана за 104,3 млн долларов.

Джакометти умер в 1966 году в Швейцарии и похоронен в родном Боргоново рядом с могилами родителей.

В жизни и в кино

Конечно, самую большую славу снискали скульптору сильно удлиненные бронзовые фигуры мужчин и женщин, с непропорционально вытянутыми конечностями и небольшими головами. Именно они после смерти Джакометти стали рекордсменами арт-аукционов.

«Но я бы не стала сводить его творческое «я» только к удлиненным стоящим и идущим фигурам, несмотря на их заслуженную известность, – подчеркнула Меган Фонтанелла. – На этой выставке мы видим огромный диапазон его устремлений, стремление экспериментировать с разными материалами, не только с бронзой, но и с деревом, гипсом, мрамором».

В цветном документальном фильме Эрнста Шайдеггера, друга художника, который показывают на самом верхнем ярусе ротонды, при завершении осмотра, мы видим мастера, лепящего голову модели в своей крошечной парижской мастерской. Скульптор энергично и уверенно работает резцом, уделяя особое внимание глазам портретируемого.

«Хрупкость и уязвимость, вот что всегда занимало мастера в его исследовании человеческого тела, – сказала Фонтанелла. – И, одновременно, особенно после Второй мировой войны, его фигуры становились символом стойкости, несокрушимости человека, побеждающего зло и хаос. Фигуры самого разного размера, от огромных до совсем миниатюрных, «карманных», давали ему возможность экспериментировать с перспективой и дистанцией».

Лепкой голов он увлекся в последний период своего творчества, с конца 50-х и до середины 60-х годов. Главными моделями для него, как и в прежние годы, были его брат Диего и жена Аннетт. Но рекордсменом по терпеливости можно считать японского философа-экзистенциалиста Исаку Янайхара, который, наездами бывая в Париже с 1956 по 1961 год, в общей сложности позировал мастеру 230 (!) дней по 5-8 часов в день.

И что характерно, почти все эти скульптурные, живописные и графические портреты несли сходство не с реальными моделями, а с условной, «архетипической» внешностью некоего воображаемого человека.

«Модели могли сидеть под строгим взглядом скульптора сотни, тысячи часов, – отмечает Фонтанелла, – он мог перечеркивать вариант за вариантом, отправляя уже фактически законченные портреты в мусорную корзину. Он был упорен и настойчив, порой его приводила в отчаяние, как он считал, неспособность добиться желаемого результата, но он продолжал отчаянно искать идеал, надеясь на успех».

Видела ли Меган Фонтанелла новый игровой фильм Стенли Туччи «Последний портрет» (Final Portrait), где Альберто Джакометти играет австралийский актер Джеффри Раш?

Отвечая на этот вопрос Русской службы «Голоса Америки», куратор, рассмеявшись, призналась, что специально избегала возможности увидеть этот фильм, чтобы новые впечатления не повлияли на ее работу по организации выставки.

«Мне говорили, что Джеффри Раш замечательно сыграл и удивительно похож в фильме на Джакометти, – заметила она. – Но чтобы люди увидели как в реальности выглядел скульптор, мы и показываем документальный фильм о нем. Теперь же, когда выставка открылась, я обязательно посмотрю фильм с Рашем».

Выставка Джакометти в музее Гуггенхайма закрывается 12 сентября, а затем, как выразилась куратор, «после некоторого переформатирования», будет показана в «сестринском» музее Гуггенхайма в испанском городе Бильбао.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG