Линки доступности

Что означает частичный вывод военной группировки РФ из Сирии?


Зачем России войска на Ближнем Востоке после разгрома «ИГ»

МОСКВА – В России продолжают звучать победные реляции в связи с возвращением из Сирии части российских войск и боевой техники. Так, по сообщениям СМИ, на родном аэродроме в Ивановской области приземлился самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50, вылетевшего с базы «Хмеймим».

А-50 был «глазами и ушами» российской группировки войск в Сирии, его радар способен обнаруживать цели в радиусе до 600 км и вести одновременно до 300 целей.

Также, по данным минобороны РФ, на место прежней дислокации прибыли участвовавшие сирийской операции самолеты Ту-22М3, , саперы и батальон военной полиции (около 400 человек).

Впрочем, Пентагон решение Путина о выводе военных подразделений из Сирии не сильно впечатлило, судя по официальному заявлению пресс-секретаря ведомства, передает Reuters.

«Заметного сокращения российских боевых подразделений после прежних аналогичных заявлений России не последовало», — сказал представитель Пентагона.

Ранее Москва уже дважды делала заявления о выводе своих войск, что на деле оказалось пустыми декларациями.

Тем не менее, руководитель отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, военный обозреватель Антон Мардасов считает, что нынешнее решение о выводе российских войск из Сирии отличается от прежних. По его словам, если первые два заявления были своеобразным политическим маневром, то последнее носит «предвыборный характер».

«Скорее всего, часть военная техника действительно будет выведена, - предположил он в интервью «Голосу Америки». - При этом, конечно, те подразделения, участие которых (в операции) не афишировалось и данные о численности которых не разглашались – подразделения спецназа ГРУ, силы специальных операций и другие - продолжат действовать в новых условиях, даже на востоке страны».

По мнению эксперта, в Сирии на ближайшие месяцы также останутся основные силы военной полиции, прибывшей из России, а значит, останутся подразделения по обеспечению их безопасности и другие необходимые службы.

«Российская военная полиция просто вошла в зоны деэскалации и разделила силы режима и оппозиции, - констатировал он. - Поэтому после ее вывода боестолкновения там, естественно, возобновятся».

На взгляд Антона Мардасова, режиму Асада вряд ли удастся сохранять контроль в пустынных районах страны, где «ИГ» может «спокойно действовать в течение несколько лет, дожидаясь удобного момента для своей реинкарнации».

«Конечно, вылазки, контр-атаки боевиков против как проиранских отрядов, так и правительственных сил. Поэтому пожар тушить там, очевидно, придется российским военным», - подчеркнул он.

Как ему видится, подобный сценарий возможен во многих других точках страны. Особенно его тревожит ситуация вокруг восточной Гуты, где «сирийский режим не хочет мириться с функционированием большого суннитского анклава вблизи Дамаска».

«Режим Асада инициирует там наступление с разных сторон против тех групп, с которыми Россия подписывала соглашения о прекращении огня даже не рамках астанинского процесса, а в рамках договоренностей по зонам деэскалации в Каире и Женеве. Естественно, это тоже провоцирует напряженность и не способствует укреплению доверия между сторонами. В итоге, если ничего не изменится, сохранится питательная среда для «ИГ». Кроме того все конфессиональные и прочие проблемы, накопившиеся в стране и не получившие разрешения, могут опять сдетонировать, и Москве снова придется вмешиваться в конфликт», - подытожил Антон Мардасов.

Если, конечно, Москва не проведет какое-то компромиссное реформирование, которые не сильно затронут сирийские институты, но и будет способствовать реальным, а не декларативным реформам.

В свою очередь, ведущий научный сотрудник Институт мировой экономики и международных отношений РАН Марат Муртазин полагает, что решение Путина логично и продиктовано тем, что операция по ликвидации исламистских террористов в Сирии подошла к завершению.

«Кроме того есть определенные международные договоренности с главными акторами на этом поле – прежде всего, Ираном и Турцией, - уточнил он в комментарии «Голосу Америки». – С тем, чтобы в дальнейшем уже переходить к этапу политического урегулирования в Сирии. Естественно, вывод российских войск будет способствовать нахождению взаимоприемлемых решений по вопросу будущего Сирии и того, как будет устроен относительно новый миропорядок в этой стране».

Эксперт также отметил, что объявлен именно частичный вывод войск, которые при необходимости всегда можно усилить. Как ему представляется, это обусловлено тем, что Сирия – единственный стратегический партнер России на Ближнем Востоке.

«Естественно, что российские военные базы там как были, так и останутся в будущем в соответствии с международными договоренностями. Более того, скорее всего, появятся новые российские базы и в других арабских государствах. Москва возвращает себе активную роль в этом регионе, имея, в том числе, конкретные желание и задачи, связанные с военным присутствием здесь», - заключил Марат Муртазин.

Как ему видится, победа над «ИГ» вовсе не означает, что Россия уйдет из Сирии. Напомним, Кремль всегда обосновывал свою военную интервенцию в Сирии в первую очередь необходимостью разгрома исламистских террористических группировок.

По оценке Neu York Times, недавнее ближневосточное турне Владимира Путина, когда она за один день посетил Сирию, Египет и Турцию, свидетельствует о том, что «российское влияние в регионе растет, а роль США продолжает сокращаться».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG