Линки доступности

Виталий Рымашевский: Россия выставляет Беларусь своим сателлитом


Виталий Рымашевский

Один из лидеров белорусской оппозиции - о том, почему Александр Лукашенко не приехал на саммит «Восточного партнерства» в Брюссель

МОСКВА - Состоявшийся в Брюсселе в конце прошедшей недели саммит глав государств «Восточного партнерства» привлек внимание многих наблюдателей тем, что посетить его руководители Евросоюза впервые за долгое время пригласили президента Беларуси Александра Лукашенко, но он не откликнулся на это приглашение.

Вместо себя Лукашенко отправил в Брюссель министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, который активно участвовал в обсуждении проблем «Восточного партнерства», и даже заявил журналистам по окончании саммита, что его страна приблизилась к заключению «большого соглашения» с Евросоюзом.

Однако тот же Владимир Макей 15 ноября в Москве пообещал не допустить упоминания России в негативном ключе при принятии итогового документа саммита. Он пообещал это лично министру иностранных дел России Сергею Лаврову в ходе их совместной пресс-конференции.

Президент Литвы Даля Грибаускайте, комментируя отказ Александра Лукашенко приехать в Брюссель, заявила в пятницу интервью литовскому телевидению: «Я считаю, что это демонстрирует то же самое, что демонстрировали военные учения - на своей территории хозяйничает Москва, а не Беларусь, не Минск. И решения, кому и куда ехать, принимает Москва, а не Минск».

При этом в Брюссель для контактов «на полях» саммита и для встреч с политическими партнерами в дни саммита приехали представители белорусской оппозиции.

Один из ее лидеров, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Виталий Рымашевский рассказал Русской службе «Голоса Америки» о том, как он и его коллеги оценивают позицию официального Минска по отношению к «Восточному партнерству».

Сергей Николаев: Нет ли у вас ощущения, что власти Беларуси, пытаясь не допустить критики в отношении России на саммите «Восточного партнерства», тормозят сближение стран бывшего СССР, входящих в этот клуб, с Европейским cоюзом, и действуют в интересах Москвы?

Виталий Рымашевский: «Восточное партнерство» сейчас - это достаточно дифференцированная программа. Если она начиналась как общее пространство экономического, политического сотрудничества для стран Восточной Европы, которые туда входят, то теперь понятно, что это сближение и это сотрудничество разноскоростное. Ну, например, Украина подписала Договор об ассоциации, скажем, у Молдовы свои отношения с Европейским cоюзом, другая позиция у Армении и особая позиция у Беларуси – разные запросы, разный уровень взаимодействия. «Восточное партнерство», безусловно, выгодно для Беларуси, потому что оно позволяет упрочить экономические связи с Евросоюзом. Прагматический интерес любой власти в странах Восточной Европы – это бизнес-контакты, это экономическое сотрудничество, это товарообмен, и «Восточное партнерство» позволяет это делать. Оно позволяет готовить и интегрировать системы законодательства для того, чтобы упрощать это сотрудничество практически по всем направлениям. Поэтому Беларусь уж никак не тормозит этот процесс, по крайней мере, на сегодняшнем этапе. Невозможно, чтобы Беларусь была голосом России или рукой Москвы в смысле торможения всего «Восточного партнерства». Беларусь на данном этапе может заблокировать только свое собственное взаимодействие со странами Европейского союза, но она и сама делает очень часто.

С.Н.: Вы бы могли привести пример таких действий?

В.Р.: Например, когда у нас было так называемое «дело патриотов» весной этого года. В тюрьму КГБ были брошены десятки человек, их обвиняли в подготовке вооруженных групп с целью свержения власти, было даже заявление КГБ, что якобы джип с оружием пытался прорваться через украинскую границу в Беларусь. Закончилось это тем, что всех молодых людей подержали несколько месяцев в тюрьме и отпустили, хотя уголовные дела не закрыты. Джип мифическим образом исчез. Все это было на фоне массовых задержаний и арестов во время проведения демонстраций, связанных с так называемым «декретом о тунеядцах». И этот скандал, конечно, вызвал реакцию Европейского союза, создался негативный фон перед проведением Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске. Такой негативный, что даже вставал вопрос о перенесении места проведения.

Или другое: перед саммитом «Восточного партнерства» у нас арестовали двух лидеров независимых профсоюзов. Одного из них продержали в тюрьме два месяца. Была реакция Международной федерации профсоюзов, это испортило реально очень сильно имидж Беларуси перед саммитом «Восточного партнерства». Их в итоге отпустили на свободу, также не закрыв уголовное дело. Вот сейчас Александр Лукашенко пригласили на саммит в Брюссель, и он не поехал. Я не думаю, что это улучшит отношения с Евросоюзом. Это, конечно, воспринято негативно, хотя комментарии сдержанные – ну, приехал министр иностранных дел, это нормально. Тем не менее, конечно, Беларусь уже не получит тот уровень взаимодействия, который мог бы быть, если бы не было тех вещей, о которых я сказал.

С.Н.: А насколько оправданы разговоры о том, что Беларусь крайне зависима от России, в том числе и во внешнеполитических шагах?

В.Р.: Надо сказать, что Беларусь за время правления Александра Лукашенко, подписала ряд таких договоров с Россией в сфере военного, экономического и политического сотрудничества, которые, конечно, связывают очень сильно Беларусь и обязывают ее выступать как союзника Москвы. Кроме того, белорусские власти поставили нашу экономику в тотальную экономическую зависимость от российских дотаций, и в зависимость косвенную – продажей дешевого газа и дешевой нефти. И наша экономика до сих пор не реформирована и не конкурентоспособна для того, чтобы выжить в условиях свободного рынка - сейчас белорусские власти говорят о диверсификации экономики, но это идет достаточно слабо. Конечно, белорусские власти и поэтому тоже демонстрируют России, что они отстаивают ее интересы в рамках «Восточного партнерства». Белорусские власти ставили условие, чтобы на этом саммите в его декларации не было никаких негативных упоминаний о России. И этого нет в декларации саммита, но не столько потому, что об этом просили либо ставили условия белорусские власти, сколько потому, что в принципе «Восточное партнерство направлено не против кого-то, а на взаимодействие и улучшение отношений со странами, которые туда входят. Да, белорусские власти постоянно на международном уровне декларируют свою оглядку на Россию. И это звучит настолько навязчиво и часто из уст белорусских дипломатов, что Беларусь не воспринимают самостоятельным субъектом международных отношений, а воспринимают как сателлита России, который хотел бы иметь большую самостоятельность, но не может.

С.Н.: Вы, насколько я знаю, встречались в Брюсселе с европейскими политиками. Расскажите об этом, пожалуйста, и ответьте - как вы относитесь к тому, что Европа пытается контактировать с Лукашенко, который все же очень долгое время назывался ею же «последним диктатором Европы»?

В.Р.: Я в четверг принимал участие, как представитель партии «Белорусская христианская демократия» в саммите «Европейской народной партии» (сообщество европейских партий центристского толка, имеет большое представительство в европейских институтах: председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, президент Европарламента Антонио Таяни и председатель Европейского Совета Дональд Туск являются ее членами — С.Н.). Наша партия – часть семьи «Европейской народной партии». Сегодня правоцентристская коалиция в Беларуси - партнер «Европейской народной партии», мы работаем вместе. И мы влияем на декларации, которые принимаются по Беларуси, и иногда являемся их авторами, с нашей подачи они принимаются, к нам прислушиваются. Цель нашего влияния – это использовать его на пользу белорусского народа, на отстаивание интересов нашей страны. Мы за то, чтобы наша страна была независимой, сохраняла хорошие отношения с Россией, но при этом не являлась изгоем в международном сообществе. Мы за то, чтобы наша экономика была конкурентоспособной. И мы понимаем, что для этого нужно хотя бы элементарное соблюдение прав человека в нашей стране, проведение выборов по стандартам ОБСЕ. Мы не блокируем сотрудничество даже наших властей с Европейским союзом, но при этом мы говорим, что сотрудничество все-таки должно иметь целью реформы, реальные реформы и основываться на ценностях. Базой его должно быть соблюдение прав человека. Вот это наша позиция здесь.

С.Н.: Что вы думаете о том, как Россия реагирует на попытки официального Минска улучшить отношения с Брюсселем, с Евросоюзом?

В.Р.: Насколько я знаю, как только Беларусь, белорусские власти пытаются выйти на уровень отношений не ниже, чем хотя бы у Евросоюза с Россией - я напомню, у Москвы все-таки было соглашение с ЕС, у Минска нет вообще - идет негативная реакция со стороны российских властей. В частности, Лавров и другие представители России заявляют на переговорах с Еврокомиссией, что они недовольны углублением отношений Беларуси и Европейского союза, этим, собственно, выставляя Беларусь как полного сателлита и маргинальную, несамостоятельную страну в международном плане. Безусловно, белорусские власти это понимают. Они бы хотели видеть Беларусь равноправным партнером европейских отношений, но этому мешают две вещи: отсутствие демократии в нашей стране и позиция России, которая препятствует этому, насколько может. Примером тому, как Россия мешает и, вообще, ломает белорусско-европейские отношения, можно назвать похищение Павла Гриба, украинского гражданина, российскими спецслужбами на территории Беларуси. Недавно его похитили на территории Беларуси и потом нашли: он оказался в СИЗО российских силовых структур. Это, конечно, вызвало большую негативную реакцию со стороны украинских политиков. И конечно, в Европейском союзе это опять выставило Беларусь полным сателлитом России и несамостоятельным государством.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG