Линки доступности

Сталин в ожидании Гитлера


Профессор Стивен Коткин на презентации. Photo: Oleg Sulkin

Историк Стивен Коткин представил второй том фундаментальной биографии Сталина

«Не было в истории 20-го века фигуры крупнее Сталина. Все остальные лидеры не выдерживают сравнения с ним. Биография Сталина – это фактически история его эпохи».

Это слова известного американского историка, профессора Стивена Коткина (Stephen Kotkin). В Институте Гарримана Колумбийского университета состоялась презентация второго тома его фундаментального труда «Сталин: в ожидании Гитлера. 1929-1941» (Stalin: Waiting for Hitler, 1929-1941).

Первый том запланированной трехтомной биографии советского лидера «Сталин: парадоксы власти. 1878-1928» (Stalin: Paradoxes of Power. 1878-1928), рассказавший о жизни и деятельности Сталина с его ранних лет до конца первого послереволюционного десятилетия, получил позитивные отзывы рецензентов.

«Три года назад, в этих стенах я представлял первый том, – сказал Коткин. – Сейчас я смотрю на второй фолиант, он также внушителен, как и первый, 900 страниц текста и еще примечания и библиография. Я начинаю эту часть исследования с важного для Сталина и всей страны решения о массовой коллективизации, принятого им в январе 1928 года».

Стив Коткин – профессор истории и международных отношений в Принстонском университете. Как пишет университетская многотиражка The Daily Princetonian, выпуском второго тома биографии Сталина он отметил 100-летие российской революции.

«Эту идею (коллективизации) можно назвать бредовой, лунатической, ведь в СССР тогда был записан в колхозы лишь 1 процент хозяйств, – продолжал Коткин. – Но Сталина это не останавливало. Его главной целью стала скорейшая индустриализация. Если в городе утверждались принципы социализма, считал он, но почему на селе мы терпим капитализм? Так началась тотальная атака на “кулаков”, безжалостная экспроприация урожая, вызвавшие в скором времени чудовищний голод.

Его жертвами в 1931-1933 годах стали от 5 до 7 миллионов крестьян».
Вопреки взглядам многих историков, Коткин считает, что создание условий для массового голода со стороны коммунистических властей страны не носило преднамеренный характер.

«Да, политика Сталина имела последствием огромные жертвы голода в деревнях, – отмечает он, – но нет ни одного документа в архивах, который бы подтверждал намеренное уничтожение крестьянства советскими властями. Предположим, такие документы существовали, но власти их уничтожили как нежелательные улики. Но тогда возникает вопрос: а почему не уничтожены документы, подтверждающие прямое санкционирование Сталиным и его ближайшим окружением убийств десятков тысяч людей во время большого террора и позднее?».

Слово «документы» профессор Коткин повторял в своем выступлении на презентации много раз. Он подчеркивал, что основывает свою работу на кропотливом изучении первоисточников.

«Никогда не успокаивайтесь, пока не найдете оригинал информации, не удовлетворяйтесь ссылками и чужими пересказами, они могут ввести историка в заблуждение, – сказал профессор. – Я много раз приезжал в Советский Союз и Россию, работал в самых больших и важных архивах. Я еще застал то время, когда выписки из документов делались от руки.

Прогресс в архивном деле огромный, сегодня ты за несколько секунд получаешь PDF-скан требуемого источника. В Москве я изучил личное досье Сталина, другие ценные фонды. В России все очень непросто.

Что-то рассекречивается, и ты неожиданно получаешь доступ к тому, о чем даже не мечтал. Но потом вдруг двери снова закрываются. Многое, правда, зависит от репутации исследователя, насколько ты объективен и честен – тогда зона доступа расширяется».

Стивен Коткин родился в 1959 году. В 1981 году окончил Рочестерский университет. Изучал российскую и советскую историю в Калифорнийском университете в Беркли, там же получил степени магистра и доктора исторических наук. Начиная с 1986 года, часто приезжает в Советский Союз и Россию для академических исследований. С 1989 года преподает в Принстонском университете, где с 1995 до 2008 года являлся директором русских и евразийских программ. Он также сотрудничает с Институтом Гувера Стэнфордского университета.

Стивен Коткин является автором нескольких книг по росийской и советской истории, включая книгу «Магнитная гора: сталинизм как цивилизация» (Magnetic Mountain: Stalinism as a Civilization) о реалиях жизни в Магнитогорске в 30-е годы. В 2001 году вышла его книга «Предотвращенный Армагеддон. Коллапс СССР, 1970—2000-е годы (Armageddon Averted: The Soviet Collapse, 1970—2000). Коткин часто публикуется в ведущих американских изданиях.

В новой его книге подробно описывается время «большого террора», когда в 1937-1938 годах Сталиным и его Политбюро были осуществлены массовые репрессии. «Врагами народа» и «иностранными шпионами» объявлялись партийные и советские руководители всех уровней, военнослужащие, сотрудники силовых ведомств и спецслужб, представители творческой и научной интеллигенции.

Как считает Коткин, Сталиным двигало стремление сломить волю критиков и политических противников. По мнению историка, еще один важный мотив лежал в основе сталинской чистки 30-х годов. Репрессии расширяли возможности быстрой карьеры для более молодых и лояльных Сталину функционеров, которые могли с большей эффективностью, как считал «вождь народов», осуществлять планы партии по индустриальному и военному строительству.

Второй том биографии Сталина завершается подробным анализом предвоенной ситуации, отношений Сталина и Гитлера, пакта Молотов-Риббентрон, раздела Польши. Коткин рассказывает о подоплеке «дружбы» Сталина с гитлеровской Германией, о его настороженном отношении к Великобритании, о роковых ошибках и стратегических промахах, приведших к трагическому 22 июня 1941 года.

Как считает Коткин, Сталин – личность очень незаурядная. «Да, он был кровавый диктатор, массовый убийца, мстительный, коварный и подозрительный социопат, – отмечает профессор. – Но при этом он необыкновенно продуктивен и одержим управлением государства. Много времени проводил в Сочи, особенно ближе к концу жизни, но вовсе не ради праздности, хотя и любил застолья с ближайшими соратниками.

Никакой охоты, никакого гарема, никакой роскоши. Он занят исключительно делами, вникает во все мелочи, – сейчас бы это назвали микроменеджментом. У него феноменальная память, он держит в напряжении и страхе министров и помощников, напоминая им о просроченных обязательствах и невыполненных планах».

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» о феномене популярности Сталина в нынешней России, где он, согласно опросам общественного мнения, занял первое место в рейтинге выдающихся личностей в истории страны, профессор Коткин сказал коротко: «Это только потому, что Сталин выиграл войну у Гитлера. Иного объяснения нет!».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG