Линки доступности

В свете последних новостей все чаще подтверждается идея, что социальные сети стали ареной для борьбы за политические взгляды

На прошлой неделе руководство Фейсбук объявило о возможной причастности российской стороны к финансированию политической рекламы на страницах социальной сети. Около 470 фейковых аккаунтов и страниц распространяли политические сообщения во время президентской кампании в США. Социальные сети также активно использовались во время беспорядков в Шарлоттсвилле.

Профессор Университета Арканзаса Нитин Агарвал и специалист по защите информации Атлантического совета в Вашингтоне Бен Ниммо рассказали корреспонденту «Голоса Америки», как проводятся кампании в социальных сетях и какую роль они играют в формировании политических воззрений в обществе.

ГА: Каковы основные стратегии информационных кампаний, осуществляемых в социальных сетях?

Нитин Агарвал: В основе этого процесса лежит распространение требуемой информации не только реальными людьми, но и автоматизированными ботами. Сейчас в сетях очень много поддельных аккаунтов, потому что возможности человека ограничены, в то время как боты могут публиковать сотни постов в минуту. Мы обнаружили несколько стратегий, одна из них - “Frenemy Bots” («Боты-псевдодрузья»).

Она заключается в том, что одновременно на вас подписывается множество ботов, и через каждого из них к вам подключается целая сеть других ботов, которая вас атакует. Такие новостные организации как ProPublica, пресс-центр NATO, DFR Lab, Atlantic столкнулись с подобными атаками, множество ботов одновременно подписались на них, стали ретвитить их посты и оставлять критические комментарии и саркастические посты.

Мы также выявили стратегию “Hashtag Latching” (“Хештег-западня”), когда с помощью популярных хэштегов в соцсети осуществляется распространение дезинформации, и все, кто подписан на хэштеги, видят это в своей ленте. Все это очень простые схемы, но они никогда ранее не изучались. Мы также выявили множество ботовых сетей, где основные идеи от главного аккаунта пирамиды подхватываются и распространяются сотнями прикрепленных к нему страниц.

Это целые армии, которые помогают распространять определенные идеи. Появились даже Интернет-сервисы, такие как HANSA, где можно просто покупать ботов. За 5-10 долларов в месяц можно купить сотню ботов и использовать их для продвижения своей повестки. Их действие не ограничивается Твиттером и Фейсбуком, оно также распространяется на другие платформы.

В данных информационных кампаниях присутствует великолепная медиа-интеграция. Сейчас возрастает роль новых платформ и осваиваются новые способы коммуникации. Например, есть такое приложение как Discord, которое широко использовалось для общения среди любителей компьютерных игр.

Но во время беспорядков в Шарлоттсвилле оно было чуть ли не главным средством общения для всех участвующих там групп, таких как антифа, неонацисты и другие. Приложение использовалось как главное средство для организации и координации протестов. Сейчас мы работаем над созданием перекрестной интеграционной платформы, которая позволит нам изучать все эти процессы в общем контексте и видеть информационные потоки.

Даже принимая во внимание существующие исследования, здесь по-прежнему непаханое поле. Социальные сети являются демократичной площадкой, потому что каждый имеет к ним доступ и свой голос. Но какие-то голоса слышны лучше. Несмотря на то, что социальные сети демократичны, они не помогают в продвижении демократических идей и институтов. В реальности здесь господствует принцип «богатые становятся богаче».

Если вы «Нью-Йорк Таймс» или «Голос Америки», то вас услышат больше людей, потому что вы известны. Боты могут ускорить этот процесс, в некоторых случаях распространяя дезинформацию, и это делает ситуацию в новостной отрасли еще хуже, чем если бы это были просто мейнстрим-медиа. Это также сложнее контролировать, необходимо создавать алгоритмы для борьбы с данным феноменом.

Бен Ниммо: В недавнем докладе компании FireEye проанализировали информационную атаку на Хиллари Клинтон, которая осуществлялась десятками автоматических ботов в Твиттере. Исследователи выявили список аккаунтов, которые твитили одновременно в алфавитном порядке.

Выглядело это так, будто кто-то создал поддельные аккаунты и написал программу, которая давала команду автоматически распространять новости против Хиллари Клинтон с хэштегом #DamnHillary («К черту Хиллари»). И это классическая схема, поддельные аккаунты регулярно распространяют определенную информацию и создают тренд в соцсети, который виден реальным пользователям.

ГА: Насколько сильно влияние данных кампаний на политические убеждения пользователей?

Нитин Агарвал: Очень сложно сказать, как на самом деле влияет вся эта активность ботов на взгляды избирателей. В недавнем исследовании Национального бюро экономических исследований и Pew Research выяснилось, что 2/3 людей верят информации, которую репостят их друзья и новостные организации в социальных сетях. То есть это 66% пользователей, и это большое число.

Однако «после» не значит «вследствие», мы не можем сказать наверняка, повлияло ли это на решение избирателей. Хотя мы находим все больше подтверждений об информационных атаках и дезинформации, что повышает вероятность, что информационные кампании могли повлиять на политические воззрения людей.

АГ: Говоря о российском участии в финансировании рекламы во время американской предвыборной кампании, заметили ли вы какие-либо особенные приемы?

Бен Ниммо: Главный вопрос, который остался для нас без ответа, - это как Фейсбук определил, что эти аккаунты управлялись «фабрикой троллей» из Санкт-Петербурга. Фейсбук заявил, что они нашли 470 аккаунтов, которые не управлялись реальными людьми, и что они были связаны с Агентством Интернет-исследований, известным как «фабрика троллей».

Мы не знаем, как Фейсбук определил эту связь. В «Нью-Йорк Таймс» провели расследование и обнаружили, что все эти аккаунты похожи, они репостили только новости. Был один аккаунт, который утверждал, что он пользователь из Иллинойса, но фотографии были взяты из реального аккаунта пользователя из Бразилии. «Нью-Йорк Таймс» связалась с Фейсбуком, который провел тест для проверки достоверности аккаунтов.

Они отправили запросы и по ответам определили, что аккаунты были поддельные. Обычно это можно легко определить, если провести поиск, например, по фотографии. Как правило на Фейсбуке люди делятся историями из личной жизни, вы видите новости о друзьях и родственниках, и очень странно, когда страницы людей содержат только политические новости. Это классическое поведение фейковых аккаунтов.

Обычно здесь нужно руководствоваться тремя принципами: анонимность, активность и усиление. Если вы не можете определить личность человека, а этот аккаунт постит сотни сообщений в день и продвигает определенные идеи и новости, значит, этот аккаунт - бот.

ГА: Можно ли с точностью определить местоположение аккаунта?

Нитин Агарвал: Очень сложно определить геолокацию аккаунта с абсолютной точностью. Согласно исследованиям, менее 1% людей раскрывают свое географическое местоположение, используя сервисы на телефонах. Но есть способы определить местоположение, используя методы компьютерно-технической экспертизы. В то же время, возможно подделать свое местоположение, используя прокси-серверы. Например, в Китае люди имеют доступ к заблокированным сайтам, потому что меняют свою геолокацию в компьютере. Геолокация часто может означать, что аккаунт поддельный, если он твитит из места где-нибудь посреди океана.

ГА: Что предпринимают социальные сети для предотвращения подобных кампаний с использованием ботов и фейковых аккаунтов?

Бен Ниммо: Они уже начали принимать определенные меры. Сейчас создать аккаунт на Фейсбуке или Твиттере сложнее, чем 5-6 лет назад. Когда Твиттер только появился, все, что вам было нужно – это адрес электронной почты. Сейчас соцсеть усложняет процедуру создания профиля. Мы заметили, что среди ботов много страниц, созданных в 2010 году. Пользователи перестали их использовать, и они были взломаны. В этом случае, легче найти старый аккаунт и взломать его, чем создать новый. И Твиттер, и Фейсбук требуют, чтобы пользователи подтверждали свои аккаунты.

Нитин Агарвал: Сейчас исследователи спорят, нужно ли нам больше контроля в социальных сетях. Но контроль не является решением проблемы. Решением будет создание эффективных алгоритмов и использование методов вычислительного анализа, которые позволят пользователям самим определять, является ли профиль ботом.

Этакий метод краудсорсинга, где люди сами выявляли бы поддельные страницы. Но, опять же, мы не можем сказать, насколько это будет эффективно в связи с возрастающим количеством ботов и фейков. Социальные сети и исследователи должны быть вовлечены в эту дискуссию как можно скорее, чтобы понять, куда нам двигаться и как можно с этим бороться.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG