Линки доступности

Кампания Алексея Навального: демократы критикуют, Кремль мешает


Алексей Навальный и Игорь Гиркин. Кто выиграл дебаты?

Соратник российского борца с коррупцией Леонид Волков уверен, что мнение «либерального Фейсбука» не отражает реальность

МОСКВА – В наспех сооруженной студии вечером 20 июня за столом трое людей: один модератор и двое участников дебатов. Автор книги «Вся кремлевская рать», журналист Михаил Зыгарь, поочередно предоставляет слово основателю Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексею Навальному и бывшему полевому командиру пророссийских сепаратистов востока Украины Игорю Гиркину, больше известному под псевдонимом «Стрелков».

Навальный излагает основные тезисы своей программы борьбы с коррупцией, с которой он собирается идти на президентские выборы 2018 года. Его оппонент, который находится под санкциями США, Канады, Японии и Евросоюза за ключевую роль в военном конфликте в Украине, предъявляет ему претензии в отсутствии патриотизма. Сам Гиркин уклоняется от встречных вопросов: собирается ли он воевать с соседями России, и кто сбил над Донбассом малазийский «Боинг» три года назад. Он не отвечает, ссылаясь на секретность сведений, которую он обязан соблюдать, и заявляет, что долгое время работал в центральном аппарате Федеральной службы безопасности России.

Гиркин в течение всей передачи обвиняет президента России Владимира Путина в «сдаче Донбасса», но в некоторые моменты почти дословно повторяет заявления нынешнего главы российского государства – например, говорит, что «никому сильная Россия в течение всей ее истории, начиная со времен, наверное, даже до Петра Великого, не была нужна, ее всегда стремились так или иначе раздробить на более мелкие куски и подчинить себе», или дает определение властей Украины как «абсолютно русофобских». В один из моментов дискуссии о событиях в Украине Гиркин прямо говорит Навальному: «Вы для меня гораздо хуже, чем Путин».

Критики о дебатах: «предал» и «состарился»

Решение Алексея Навального принять вызов на дебаты, поступивший от человека, обвиняемого в терроризме, было жестко раскритиковано многими российскими демократами.

Обозреватель-международник Аркадий Дубнов в своем блоге на сайте радио «Эхо Москвы» написал, что испытывает ощущение неловкости от чтениярассуждений тех, кто пытается «оправдать-объяснить-истолковать решение А.А.Навального пойти на дебаты с неким Гиркиным». «Мне кажется, им трудно позволить себе признаться в том, что их симпатизант предал часть своих сторонников из либерального крыла» – считает Аркадий Дубнов.

Политолог Александр Морозов в специальной колонке для издания «Сноб» говорит, что имидж Навального от этих дебатов пострадал: «У Навального не было заготовлено ничего нового, прозвучало только то, что он уже неоднократно излагал. Жанр политических дебатов подразумевает совершенно другой уровень подготовки, другую драматургию и гораздо более сильную позицию, чем та, которую Навальный заявил в отношении своего оппонента... К сожалению, в этих дебатах Навальный тоже будто состарился».

Многие пользователи соцсетей обвиняли российского борца с коррупцией в неразборчивости в средствах для поиска новых сторонников. Кроме того, довод, приведенный Навальным в пользу примирения в Донбассе – дороговизна ведения войны для России – обрушил на российского политика шквал обвинений в цинизме.

Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников в целом согласен с негативной оценкой, данной дебатам «Навальный-Гиркин» многими оппонентами Кремля. В интервью «Голосу Америки» политолог говорит, что «цель Навального – увеличивать узнаваемость за счет таких дебатов, в том числе увеличивать узнаваемость среди тех, кто числит себя националистом, но Гиркин, конечно, выиграл в узнаваемости в большей степени, чем Навальный, и как раз за счет Навального».

«Мне показалось по самому результату, что зря Навальный в это ввязался, – говорит Андрей Колесников. – Я понимаю, что у нас отсутствует культура диалога, что нужны дебаты, что он, безусловно, нуждается в том, чтобы стать более узнаваемым персонажем в гораздо более широких кругах населения,но все это оставило очень тягостное впечатление».

При этом Андрей Колесников относится к действиям Навального с уважением: «Одно из объяснений того, что Навальный пошел на эти дебаты – то, что он находится в очень непростом положении как политик и просто как человек, который ходит все время под угрозой физического воздействия на него. Он пытается этой вот увеличивающейся публичностью защищать самого себя. Власть его готова скорее уничтожить, чем конкурировать с ним. Поэтому кампания у него нелегкая, опасная, и это вызывает уважение при всей сложности отношения к нему многих коллег по либеральному экспертному сектору. Тот факт, что Навальный – это политик смелый, по-моему, не подлежит сомнению».

Российская власть против Навального: обыски в штабах, штрафы в судах

Кремль и российские правоохранители, в свою очередь, прямо дают понять Алексею Навальному, что ему не стоит ждать защиты со стороны государства – скорее, наоборот.

По делу о нападении на Навального в апреле, в результате которого он получил травму глаза, никто не был допрошен или задержан. Более того, неделю назад само следствие по этому делу, как сообщили адвокатам Навального, было приостановлено. Штабы общественной поддержки основателя ФБК, созданные им в десятках городов России, подверглись атакам местных администраций, прокремлевских активистов и полиции, во многих прошли обыски.

Деятельность Алексея Навального и его сторонников стала предметом особой озабоченности российских педагогов: после массовых выступлений против коррупции 26 марта и 12 июня, состоявшихся по призыву оппозиционера, сотрудники российских школ и институтов проводят лекции для учащихся, на которых называют активность Навального «антигосударственной».

18 июля суд в Москве взыскал с Навального и других двоих осужденных по так называемому «Делу Кировлеса» 2 миллиона 164 тысячи рублей. В то же время, в апреле Минюст России обжаловал решение Европейского суда по правам человека, обязавшего в этом году российские власти выплатить оппозиционеру 64 тысячи евро за незаконные задержания.

Отношение российских чиновников к Навальному задается Кремлем: президент России Владимир Путин, отвечая на вопросы о деятельности основателя ФБК, никогда не произносит его имени и косвенно обвиняет Навального в желании достичь популярности, подчеркнуто борясь с коррупцией.

Так, отвечая в ходе саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге на прямой вопрос о Навальном, Путин сказал: «Я считаю, что мы можем иметь диалог, особенно с такого уровня, как президентский или правительственный уровень, с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня, даже критического характера. А если речь идёт только о том, чтобы привлечь к себе внимание, то это неинтересно для диалога».

Руководитель Центра политико-географических исследований Николай Петров уверен, что власть воспринимает Алексея Навального более чем серьезно, и у нее есть для этого веские причины: «Она его недооценила в свое время в 2013 году и обожглась на этом. По всей видимости, власть недооценила его и в этом году, когда он стал создавать штабы, и вдруг оказалось, что у него уже в 45 регионах есть структуры. И мало того, что они есть – они действительно оказали серьезное влияние уже как техническая инфраструктурная база при протестах, и мартовских, и июньских».

«Сейчас власть в очень непростом положении – что бы она ни делала, все может сыграть ей во вред, – уверен Николай Петров. – Если она сделает из Навального мученика, посадив его, то это может сказаться негативно. Если она ничего не будет с ним делать, то он выглядит единственным реальным политиком, который, независимо от того, как дальше будет развиваться ситуация на президентских выборах, уже очень много выиграл от заявления о своем участии. Поэтому не случайно и время всех этих обысков – лето, когда реакции общества не такие острые, и когда действительно можно много что делать в плане усиления давления на активистов, на штабы Навального».

Политолог не исключает, что идею вызвать оппозиционера на дебаты Игорю Гиркину могли подсказать.

«Неслучайно, наверное, Гиркин был выбран как вариант – одновременно дискредитировать Навального и снизить остроту реакции на то, что происходит в регионах с его штабами, – предполагает он. – Но насколько эта тактика окажется успешной? До сих пор Навальный всегда выигрывал, потому что он, в отличие от Кремля, достаточно неповоротливого, требующего согласований, разрешений и так далее, очень быстро реагирует, политические инстинкты у него очень хороши, и из любой ситуации до сих пор он выходил, скорее, с выигрышем, чем терял на этом».

Леонид Волков: мы ведем очень черно-белую кампанию

Леонида Волкова считают «правой рукой» Алексея Навального: он является главой избирательного штаба политика, занимается организацией и проведением политических акций, вел прямые трансляции в интернете во время протестов, организованных командой Фонда борьбы с коррупцией.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Леонид Волков высказывает убежденность в том, что преследования волонтеров Навального по всей России осуществляются местными силами по указке из центра: «Все свидетельствует о том, что это централизованная кампания, детали реализации которой отданы на откуп местным администрациям. То есть, спускают сигнал: испортите жизнь штабам Навального, сделайте им очень плохо и больно, – а там уж у кого-то есть бешеные пенсионеры, у кого-то казаки, у кого – НОДовцы (прокремлевское Национально-освободительное движение – Д.Г.), у кого-то прикормленные общественники, а у кого-то, как в Иркутске, просто гопники. У каждой региональной администрации есть свои отряды для решения тех или иных деликатных задач. В Калуге, например, это боксерский клуб. Все знают, что у каждой местной администрации такое есть. Поэтому Кремль формулирует цели, а методы выбирают местные власти».

Целью таких действий – налетов на штабы, обысков, избиений активистов и изъятия политической печати – Волков считает запугивание.

«На наших волонтеров это должно действовать демотивирующе – никто не хочет получить штраф, быть арестованным или избитым, – рассказывает он. –Плюс, преследующие нас реально бьют по материально-технической базе. Важно понимать, что их ресурсы не ограничены, для них миллиард рублей – это немного. А мы до сих пор собрали за всю кампанию 95 миллионов рублей. В последние агитационные выходные у нас изъяли газет и листовок на 3,5 миллиона, и это огромный удар для нас, это реально большая проблема».

«Сейчас я нахожусь в Новосибирске, тут арестовали наш груз весом в 200 килограммов, футболок, браслетов, всякой штабной символики. Это сотни тысяч рублей, и это для нас прямо большая проблема. И я думаю, что они еще пытаются демотивировать доноров нашей кампании. Люди участвуют в сборе средств, присылают кто 500 рублей, кто 1000, часто последнее или предпоследнее отрывают, эти люди как раз очень политически вовлечены и очень следят за новостями. И новости о том, что здесь изъяли, тут разгромили, там отобрали, действуют очень демотивирующе» – рассказывает глава штаба Алексея Навального.

Критику действий Алексея Навального Леонид Волков воспринимает как следствие нарастающей известности и даже эффективности его кампании: «Это в значительной степени следствие нашей кампании, мы ведем кампанию очень черно-белую: есть Навальный, есть Путин – определяйся, с кем ты, за кого ты. На американских выборах формально было несколько кандидатов, но все понимают, что было только соревнование «Трамп или Хиллари». Мы пытаемся выстроить такую же политическую конструкцию, и, судя по всему, успешно. Но это приводит, с другой стороны, к тому, что все начинают с микроскопом исследовать Навального, как будто он уже набрал 49 процентов, вышел во второй тур, и вот-вот станет президентом, вместо того, чтобы помнить, что пока это человек, который всего лишь борется за право быть допущенным к выборам, чтобы была хоть какая-то альтернатива и политическая конкуренция».

Глава штаба Алексея Навального считает, что упреки многих комментаторов в сети Facebook в отношении основателя ФБК по поводу его согласия на разговор с Гиркиным не обоснованы.

«Либеральный Фейсбук ничего не понимает, потому что, к сожалению, либеральный Фейсбук крайне далек от народа, – уверен Леонид Волков. – Дебаты смотрели онлайн 150 тысяч человек, сейчас их посмотрели уже около 2 миллионов человек. И мы видим, что есть эта Фейсбук-тусовочка, которая состоит из нескольких тысяч человек, даже не десятков тысяч, у которой есть там какое-то сформировавшееся отношение, и оно совсем не релевантно. Даже по трансляции в YouTube мы видим, что там комментарии о том, что эти дебаты отличные, нужные, полезные, что Навальный спорил с Путиным и разбил какую-то государственную позицию, собирают десятки тысяч лайков. Там под каждым комментарием больше лайков, чем совокупный состав нашей с вами ленты Фейсбука».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG