Линки доступности

Аналитики об угрозе концепции ядерного разоружения

С началом украинского кризиса три страны – Польша, Турция и Украина – на разных уровнях начали обсуждать возможность для себя стать ядерными странами.

По мнению старшего исследователя Гудзоновского института в Вашингтоне Уильяма Шнайдера (William Schneider), такие дебаты стали прямым последствием «нарастающего агрессивного поведения во внешней политике России» в последние несколько месяцев.

Шнайдер, занимающийся исследованиями проблем нераспространения ядерного оружия, подчеркнул в среду, что агрессивность России в развязавшемся конфликте напрямую отразилась на программах модернизации ядерных мощностей страны.

«Это включает в себя не только инвестиции в новые ракеты, но и создание целого нового поколения ядерного оружия», - отмечает специалист. По его словам, стремительное увеличение ядерной угрозы для США в этом контексте ставит под сомнение возможность успешного сотрудничества по новой программе СНВ. Более того, Шнайдер призывает американское руководство принципиально пересмотреть курс, взятый ранее на ядерное разоружение.

«Кумулятивный эффект всего, что происходит в этой сере в последнее время заставляет задуматься о радикальном изменении направления нашей политики, - подчеркивает Шнайдер. - Я считаю, что американские политики начинают понимать, что фактор ядерного оружия должен быть вновь включен в поле американской внешней политики».

При этом, по словам Уильяма Шнайдера, каждый элемент ядерной системы США требует синхронной модернизации, что в нелегких бюджетных условиях представляет непростую задачу. При этом эксперт считает, что ее незамедлительное решение необходимо, учитывая тот факт, «что многое в ядерной системе США не готово к быстрому и многократному увеличению угрозы».

Европа о ядерном не разоружении

Дебаты о возможности нового ядерного миропорядка идут и по другую сторону Атлантики, в частности, в Германии. Роланд Фройденстайн (Roland Freudenstein) исполнительный директор и глава департамента исследований Центра изучения Европы имени Уилфреда Мартенса подчеркивает, что в ситуации, когда необходимо «представить невообразимое» – новый виток гонки ядерных вооружений – дебаты на эту тему в Германии ведутся в очень узком кругу и не выносятся на общественное обсуждение.

«Сейчас у Германии есть 20 бомб свободного падения B-62, но степень их износа повышается с каждым днем. Если идет разговор о модернизации, этот процесс нужно будет запускать до наступления 2024 года», - подчеркивает Фройденстайн. Он также считает, что их наличие – скорее символический факт, не являющийся свидетельством того, что кто-либо сегодня всерьез рассматривает возможность их применения.

«Протест против использования ядерного оружия является ключевым идеологическим элементом для, в частности, партии Зеленых в Германии. На этом построена вся их платформа. Если бы в Германии начались публичные дебаты на этот счет, они были бы крайне противоречивыми», - говорит аналитик.

Он при этом обращает внимание на то, что дискуссии о превращении Германии в безъядерное государство, которые очень интенсивно велись на высоком уровне, пока прекратились.

«Я не вижу интенсивного продолжения усилий по полному избавлению Германии от ядерного оружия, то есть оставшихся 20 бомб. Их присутствие имеет определенный символизм в существующем контексте», – отмечает Фройденстайн.

В то же время аналитик подчеркивает, что созданы условия для «очень длинной шахматной партии» в том, что касается противостояния Запада с Россией. «Мы должны приготовиться к долгой конфронтации с новой Россией», – отмечает он.

Острота такой конфронтации в то же время, по мнению российского общественного деятеля и оппозиционера Андрея Пионтковского, также принявшего участие в дискуссии, все же не сравнится по остроте с риторикой нынешней пропаганды.

«Путин достаточно рационален и хорошо информирован о том, что российские ракеты могут превратить США в "кучку радиоакттивного пепла", – говорит Пионтковский, цитируя журналиста Дмитрия Киселева, вызвавшее огромный резонанс на Западе, - однако Путин понимает и то, что в процессе этого России самой грозит стать такой же кучкой пепла».

В случае с украинским конфликтом Пионтковский обращает внимание на то, что с самого начала был четкое понимание того, что ни одна из держав не готова к военному вмешательству в это противостояние.

«Проект Путина в Украине может быть остановлен сочетанием трех факторов: противостоянием внутри страны, давлением со стороны антивоенного движения в самой России и экономическими санкциями и продолжением изолирования Путина и его приближенных от Запада», – заключает Пионтковский.

«Опасность для режима»

Дэвид Саттер стал первым американским журналистом, которому закрыли въезд в Россию со времени окончания Холодной войны. В декабре прошлого года российские власти объявили Саттеру, что его присутствие в стране нежелательно и не продлили визу. Теперь за ситуацией в России он наблюдает из Лондона.

Сравнивая предпосылки кризисов в России и в Украине, Саттер также представил свое видение ядерного компонента проблемы.

«У России есть ядерное оружие, это влиятельная страна, которая, хоть и не может сравниться по силе влияния с Советским Союзом, но вполне способна очень убедительно дать знать о своем присутствии на периферии», – подчеркивает Саттер.

«Я, однако, не уверен, что ядерные вооружения имеют отношение к существующему конфликту, - продолжает журналист. - Я вообще не думаю, что ядерное оружие стоит привязывать к любому кризису, подобному тому, с которым мы имеем дело сейчас».

При этом Саттер подчеркивает, что Будапештский меморандум, подписанный в 1994 году Россией, США и Великобританией и гарантировавший Украине территориальную целостность и политическую независимость в обмен на присоединение страны к договору о нераспространении ядерного оружия должен быть отправной точкой в оценке позиций стран.

По мнению Дэвида Саттера, даже без обсуждения ядерного компонента взаимоотношений стран в кризисной ситуации, очевидно, что «действия российского руководства в отношении Украины поставили российский режим в опасность».

«Сейчас страну захлестнула националистическая истерия, но очень скоро люди начнут складывать два и два, - говорит автор книги "Тьма на рассвете", в которой обсуждалась тема взрывов жилых домов в Москве. - Как только настроение публики в России изменится, все начнет меняться очень быстро и радикально».

О том, что такой поворот в общественном сознании неизбежен, свидетельствует, по мнению Саттера, и настрой российских элит.

«Сейчас в России - самая непатриотичная и непреданная элита за всю историю страны. Все, чего хотят эти люди,- обобрать Россию. А план отступления у них уже разработан», – заключает Дэвид Саттер.

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG