Линки доступности

Билл Браудер когда то был одним из самых крупных иностранных инвесторов в России. Инвестиционный талант у него открылся в возрасте 20-ти с небольшим лет, когда в Польше на все свои сбережения в размере 4 тысяч долларов в лихие приватизационные времена он купил акции тракторного завода. Тогда, меньше, чем за 10 месяцев его капитал увеличился в 10 раз. Потом была российская приватизация, прелесть которой для инвесторов Билл Браудер оценил первым из своей компании.

«Я тогда был ошеломлен, что по программе приватизации, вся страна со всеми ее ресурсами и богатствами была оценена в 10 миллиардов долларов – это суммарная стоимость ваучерной приватизации в то время», – вспоминает Браудер.
Обнаружив это, он стал советником крупнейших инвесторов Запада, намеренных вкладывать средства в России. Позднее Баудер открыл собственную инвестиционную компанию «Эрмитаж Капитал Менеджмент».

Билл Браудер считает, что обратно в Россию его привели его корни. Бабушка Браудера была русской. При этом ничто в семейной истории Браудера не предвещало его оглушительный успех на капиталистическом поприще. Дедушка Браудера был главой коммунистической партии США, и семья с самого начала не приветствовала заинтересованность Билла финансами.

За успехом в России, последовало крупное поражение. В 1995 году Браудера объявили угрозой национальной безопасности и выдворили из страны за, как он сам говорит, «желание побороться с коррупционными олигархами».
Порвать связь с Россией, однако, оказалось нелегко. Сейчас имя Билла Браудера часто звучит вместе с именем Сергея Магнитского, бывшего адвоката «Эрмитаж Капитал Менеджмент», погибшего в российской тюрьме.

О деле Магнитского и об инициативе добиться наказания виновных в его смерти Билл Браудер рассказал по телефону из Лондона.

Юлия Савченко: Билл, на следующей неделе в американском Конгрессе будут показывать документальный фильм «Справедливость для Сергея», в создании которого вы приняли непосредственное участие. Расскажите немного об истории создания этой картины.

Билл Браудер: Эта история, действительно, необычна. В январе этого года со мной связались два датских кинематографиста. Они намеревались снимать в России документальный фильм о политике и Путине. В январе прошло совсем немного времени со дня смерти Сергея, и я был настолько опустошен и шокирован, что у меня не было никакого желание давать общие интервью о политической ситуации в России. Я тогда сказал, что говорить буду только о смерти Магнитского. Они согласились и после моего рассказа были настолько потрясены услышанным, что во время дальнейших съемок в России они всех людей спрашивали о его смерти. В итоге, в картине история Сергея занимает около 20 процентов всего материала. Эти кинематографисты – Ханс Херманс и Мартин Маат – очень прониклись во время съемок трагической судьбой Магнитского. Когда в газете Moscow Times несколько месяцев спустя было процитировано заявление российского МИДа, в котором говорилось, что Магнитский никогда не жаловался на свое здоровье. Любой, кто знаком с этой историей, знает, что Сергей написал в тюрьме более 20 отчаянных писем с просьбой предоставить ему медицинскую помощь. После этого Херманс и Маат позвонили и сказали, мне, что возмущены такими заявлениями и хотят внести свой вклад в то, чтобы о деле Магнитского узнал весь мир, чтобы все узнали о его жизни смерти и том ужасном произволе, который творится в России. Они предложили снять документальный фильм о Сергее. Мы пообещали им всестороннюю поддержку. Я и мои сотрудники дали интервью, мы помогли связаться с людьми в России, которые рассказали им о деле Сергея. Результатом этого стала картина, премьера которой состоится на следующей неделе в 7 парламентах мира в годовщину смерти Сергея 16 ноября. Этот фильм одновременно покажут в Конгрессе США, парламентах Канады и Великобритании, парламенте Польши, Эстонии и Германии.

Ю.С.: Чего вы ожидаете от этого показа?

Б.Б.: Мы надеемся на конкретные результаты. Сейчас в целом ряде стран готовится или уже подготовлено законодательство, касающееся введения запрета на выдачу виз и заморозку в этих странах финансовых активов тех, кто убил Сергея Магнитского. Мы надеемся, что когда люди посмотрят этот душераздирающий фильм о судьбе Сергея, они поймут, что нужно принимать какие-то меры, что нужно положить конец безнаказанности тех людей, которые убили Сергея. Мы надеемся, что когда законодатели разных стран посмотрят этот фильм, они проголосуют за принятие закона, о котором я упомянул.

Ю.С.: Билл, Вы говорите о людях, которые убили Сергей Магнитского. Как были выявлены их имена и их роль в смерти Магнитского?

Б.Б.: Мы предоставили доказательства сенатору Бенжамину Кардину в Хельсинской комиссии по правам человека Конгресса США. Он изучил эти доказательства и определил, чьи имена должны войти в список тех, кому должен быть запрещен въезд на Запад. Важно отметить, что те доказательства, которые мы передали сенатору Кардину – это документы с подписями. Удивительно, но российские следственные органы почему-то считают, что они могут подписывать документы, в которых умирающим людям отказывают в медицинской помощи и думают, что это не повлечет для них никаких последствий. Есть документы, которые доказывают, что Магнитского арестовали на основании подделанных улик. Все это в документах на бумаге. У нас есть документы с подписями, доказывающие то, что Сергею Магнитскому отказывали во всех свиданиях с его семьей. Он так и умер, не увидев свою жену и детей. Там так и обозначено: «Нет, с детьми заключенному разговаривать не положено». Так следствие пыталось заставить его забрать показания против коррумпированных российских чиновников. Все это задокументировано. Все это – тактика в стиле Гестапо, и там, в России, они думают, что все это можно творить без каких-то для себя последствий. Теперь последствия будут.

Ю.С.: Сколько сейчас людей в этом списке?

Б.Б.: Сейчас 60, но там будут появляться еще новые имена, потому что мы получаем все новые документы и доказательства.

Ю.С.: Чем ваша кампания грозит тем, чьи имена уже есть в этом списке.

Б.Б.: Самое важное последствие – они не смогут выехать из России, потому что большинство стран мира откажут им в визах. Они также потеряют доступ к своим деньгам – деньги, которые они получили в результате преступлений, они не смогут тратить за границей. Для этих людей это большая проблема. Они ведь до сих пор твердо уверены в том, что могут в своей стране вести себя как каннибалы, а в других странах иметь право на все привилегии, которые получают нормальные люди.

Ю.С.: Я знаю, что в июле вы и ваши сотрудники получали СМС-сообщения с угрозами в ваш адрес. Как с тех пор складывается ситуация и каковы ваши ощущения по этому поводу

Б.Б.: Ну, как вы можете себе представить, мы не самые популярные люди в России, делая то, что мы делаем. В то же время каждый человек, вовлеченный в эту кампанию, считает, что они отдают долг дани Сергею, который умер, работая на нас, пытаясь защитить наши интересы. Теперь, чем бы они не угрожали, для нас – дело чести не дать забыть о смерти Магнитского и не дать его мучителям остаться безнаказанными. Для нас сейчас главное – справедливость, и ее торжества мы добьемся.

Ю.С.: Один уточняющий вопрос: вы получали сообщения, находясь в Лондоне. Было установлено, кто их отправлял?

Б.Б.: Все они были посланы с незарегистрированных российских мобильных телефонов. Мы знаем, что единственные люди, которые имеют доступ к незарегистрированным мобильникам – это люди, работающие в органах безопасности. В общем, мы более или менее себе представляем, с кем вступили в схватку.

Ю.С.: Билл, вы назвали это однажды делом национальной важности – добиться правосудия в деле Сергея Магнитского. У вас есть надежда, что в России ваш голос будет услышан и наступят перемены?

Б.Б.: Я думаю, что наш голос уже услышан. Конечно, убийцы Магнитского по -прежнему не наказаны. Но есть многие другие, кто сейчас дважды подумает, прежде, чем откажет в медицинской помощи заключенным. Они сейчас побоятся держать умирающих людей в тюрьме, потому что они не захотят повторения такого скандала. Сейчас людей, в результате предания огласке случая с Магнитским, выпускают из тюрьмы. Президент Медведев теперь полон решимости изменить закон о предварительном заключении. Людей, работающих в тюрьмах, увольняют из-за того, как они вели себя с заключенными. Перемены происходят – это очевидно. Единственное, что не меняется, это то, что убийц Магнитского почему-то никто наказывать не спешит. Информацию о них по какой-то причине все игнорируют.

Ю.С.: Вы сейчас общаетесь с семьей Магнитского?

Б.Б.: Да, мы пытаемся им всячески помочь. Это ужасная трагедия – семья потеряла мужа и отца. Ему было 37 лет – он был полон жизни и любви. Его смерть была такой трагической, что я даже не хочу описывать ту боль, которую сейчас испытывает его семья.

Другие материалы о событиях в России читайте здесь

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" - с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Автор и ведущая программы «Настоящее время. Итоги»

XS
SM
MD
LG