Линки доступности

Чтобы отправить людей к Марсу в 2017 году, негосударственной организации все-таки нужна поддержка государства

В наши дни уже трудно удивить кого-либо известиями о том, как частные предприниматели осваивают космос – то, что еще пару десятилетий назад казалось по плечу лишь федеральным ведомствам, опирающимся на мощь государственного бюджета. Ричард Брэнсон, Элон Маск, Джефф Безос, Пол Аллен, Роберт Бигелоу – вот неполный список имен людей, сочетание видения, таланта и средств которых помогает открывать перед человечеством новые космические границы.

Особое место в этой когорте устремленных во внеземное пространство бизнесменов занимает американец Деннис Тито. Успешный предприниматель на рынке ценных бумаг, ставший первым в мире космическим туристом, предложил проект, по своей смелости и масштабам превзошедший все, что делают и намерены сделать его коллеги-«частники» во внеземном пространстве.

«Голос Америки» уже писал о его замысле (см. «Если бы главой Роскосмоса был Деннис Тито…»). Напомним вкратце: в канун Рождества 2017, но не позднее 5 января 2018 года, в период наиболее благоприятной для полета к Марсу диспозиции Земля-Марс, которая открывается один раз в 15 лет, Тито намерен отправить к Красной планете экспедицию из двух человек.

Это будет «минимальная» миссия, цель которой – донести до Марса экипаж и тут же, развернувшись с использованием марсианской гравитации в обратную сторону, направить его к Земле. Минимальное удаление комплекса от поверхности Марса в момент разворота составит всего полторы сотни километров. Главная задача миссии укладывается в формулу «приказано выжить». Продлится полет туда и обратно 501 день.

Свой проект, обнародованный в феврале этого года, Тито назвал «Инспирейшн Марс» (Inspiration Mars), или «Вдохновение Марсом». Перед миссией поставлены две цели. Первая – «позвать» детей и юношей в космические, а в более широком смысле – в инженерно-научные дисциплины. Вторая – укрепить американское лидерство в космосе, обеспечив первенство США на самом престижном в настоящее время потенциальном направлении пилотируемой космической деятельности – марсианском.

Рассчитывать Тито приходится лишь на собственные силы, включая ту научно-техническую и производственную поддержку, которую ему могут оказать компании, занимающиеся разработкой и изготовлением космической техники. НАСА с самого начала заняло отстраненно-нейтральную позицию по отношению к «Инспирэйшн Марс».

Не будем спешить обвинять агентство в косности мышления и недостатке первопроходческой смелости. Риск, связанный с миссией Тито все-таки достаточно серьезен и американское государство не хочет «подписываться» под проектом, в котором шансы быть обвиненными в принесении человеческих жизней на алтарь безграничной алчности лидерства не менее велики, чем на увенчание себя лаврами за достижение равносильное «Аполлону».

Что касается финансирования, то наивно было бы ожидать от государства спонсорской поддержки проекту, с которым оно официально не желает иметь ничего общего. Тито оценил стоимость подготовки и реализации миссии в 1-2 миллиарда долларов. Часть этой суммы в размере 100 миллионов он готов покрыть из собственных средств.

Не все, увы, покрыть издержки без государственной поддержки

Среди ключевых участников проекта «Инспирэйшн Марс» компании: Paragon Space Development Corporation (системы жизнеобеспечения), Applied Defense Solutions (расчет траектории полета к Марсу и обратно) и SpaceX (ракета-носитель). В этом списке еще присутствует «Исследовательский центр имени Эймса» НАСА, специалисты которого оказывают консультационную поддержку проекту Тито. Наличие данной организации в этом перечне важно для имиджа «Инспирэйшн Марс», как показатель того, что американское государство все-таки не совсем дистанцируется от проекта Тито.

Команда Тито взялась за дело «засучив рукава», но… через 9 месяцев после официального объявления о проекте стало очевидно, что без хотя бы чисто номинального одобрения со стороны правительства США шансы у этой миссии не то, что долететь до Марса, а просто оторваться от Земли, равны практически «нулю».

НАСА, помоги!

Главная причина, по которой Тито нуждается в помощи агентства, состоит в том, что компании, выразившие однозначную поддержку «Инспирэйшн Марс», не располагают ни достаточными научно-техническими, ни производственными ресурсами, чтобы обеспечить 501-дневный пилотируемый полет к Красной планете и обратно.
Вот сценарий полета к Марсу, предлагаемый в настоящее время «Фондом Инспирэйшн Марс» (так официально называется некоммерческая организация, созданная Тито для осуществления данного проекта). Будет использована двухпусковая схема, главную роль в осуществлении которой сыграет разрабатываемый тяжелый/сверхтяжелый носитель НАСА под названием SLS. Именно ему предстоит вывести на околоземную орбиту четыре главных элемента:

• Верхнюю ступень-«буксир», которая разгонит пилотируемый комплекс для полета к Марсу
• Служебный модуль, который будет играть роль электростанции, двигательной установки и узла связи
• Обитаемый отсек, разработанный на основе транспортного корабля Cygnus, спроектированного и простроенного компанией Orbital Sciences
• Корабль для возвращения на Землю с околоземной орбиты после окончания 501-дневной миссии. Его предполагается создать на базе разрабатываемого в настоящее время корабля «Орион»

Вторым пуском (возможно, это будет ракета-носитель «Фалькон») в околоземное пространство будет выведен корабль с экипажем. Предполагается, что корабль этот будет один из тех, которые сейчас создаются частными компаниями по контракту с НАСА. Он пристыкуется к уже ожидающему его там четырехэлементному комплексу, после чего экипаж перейдет на борт этого комплекса и отправится к Марсу.

Как видно, технике, создаваемой НАСА, или, как минимум, под эгидой этого агентства, отводится ключевая роль в реализации проекта «Инспирэйшн Марс».

Замкнутый круг

Но миссия Тито зависит от НАСА не только по носителям и кораблям. Как уже отмечалось, он рассчитывает, в основном на частные средства. Однако, стало очевидно, что потенциальные спонсоры не станут финансировать «Инспирэйшн Марс» до тех пор, пока не убедятся: проект достаточно серьезен.

А критерием серьезности данного проекта станет хотя бы его формальное одобрение со стороны НАСА. Агентство, в свою очередь не станет этого делать до тех пор, пока Белый дом и Конгресс не начнут относиться к 501-дневной экспедиции, как к предприятию, имеющему для Америки исключительную важность.

По словам Тэйбера Маккаллума, главного инженера «Инспирэйшн Марс», он и его коллеги рассматривают в настоящее время данный проект, как «миссию НАСА, которой будет оказана филантропическая поддержка». Развивая эту мысль, Тито сказал, что сможет найти 300 миллионов долларов, но 700 миллионов должно будет внести НАСА (после дополнительного финансового анализа 501-дневной миссии «Фонд Инспирэйшн Марс» пришел к выводу, что сможет реализовать этот проект за сумму, не превышающую 1 миллиард долларов).

Таким образом, получается замкнутый круг: НАСА вряд ли станет однозначно поддерживать «Инспирэйшн Марс», пока эта миссия не «оперится» технически и финансово, но данное «оперение», в свою очередь, во многом зависит от поддержки НАСА.

«Мы не сможем рассчитывать даже на небольшой спонсорский вклад, пока у нас не будет юридических оснований сказать, что наша миссия признана официально, – сказал Тито. – А вот этого признания у нас пока и нет. Мы стараемся его получить».

Тито предпринял такого рода попытку 20 ноября в ходе слушаний в подкомитете по космосу Комитета по науке, космосу и технологиям палаты депутатов Конгресса США. «Миссия к Марсу, запланированная на 2018-2019 годы – это так раз тот трудный, требующий отваги поход за открытиями, ради которого и было создано НАСА», – подчеркнул он в ходе выступления на Капитолийском холме. По окончанию слушаний НАСА вынесло свой вердикт словами своего представителя по связям с общественностью Дэвида Уивера.

«График, в который должен уложиться проект «Инспирэйшн Марс», весьма трудно осуществим, ибо подразумевает решение задач, связанных с созданием системы жизнеобеспечения, защиты от радиации и среды обитания в небольшом космическом корабле в течение 500 дней», – подчеркнул он.

«Агентство не против того, чтобы поделиться своим опытом в сфере создания техники, а также осуществления космических программ с «Фондом Инспирэйшн Марс», – продолжил Уивер, – но не в состоянии разделить с данной организацией расходы, связанные с осуществлением этого проекта. Однако, мы открыты для дальнейшего сотрудничества с командой «Инспирэйшн Марс» по мере того, как ее идеи и планы касательно предложенной ею миссии будут развиваться».

Но конец 2017 – начало 2018 года не за горами. С учетом трудоемкости решения задач, отмеченных представителем НАСА, счет идет если не на дни, то на недели. «У нас осталось всего пара месяцев, чтобы увидеть – воспринимают наш проект серьезно, или нет, – сказал Тито в ходе телеконференции 20-го ноября. – Ждать осталось недолго».

Впрочем, на тот случай, если в к 2017 году миссия готова не будет, у команды «Инспирэйшн Марс» есть запасной вариант. В 2021 году диспозиция Земля-Марс тоже будет вполне приемлема для облетной миссии. Полет, правда, продлится на 80 с лишним суток больше, но зато, подчиняясь законам орбитальной механики, пилотируемый комплекс на пути к Марсу пролетит мимо Венеры.

Политический «двигатель» 501-дневной миссии

Проект «Инспирэйшн Марс» замешан на политике почти так же густо, как и «Аполлон». Свидетельство этому – выступление Тито на уже упомянутых слушаниях в подкомитете по космосу.

«Мы предлагаем осуществить этот проект в партнерстве с НАСА, – отметил он. – Во имя Америки и во благо человечества… В то время, когда реализуется множество чисто коммерческих космических проектов, данное партнерство поможет правительству США остаться бесспорным лидером в области космической деятельности».

«Это предприятие, – продолжил Тито, – преследует цель не получить прибыль, а вдохновить американцев ярким космическим достижением, которое в свою очередь придаст второе дыхание космической программе США». Ведь «в последние годы, с горечью сказал первый космический турист, – самым заметным движением американских космических кораблей была их перевозка на грузовиках и баржах в музеи, как будто все, что мы можем себе позволить и все, к чему стремимся – это тщательно сохранить память о нашей былой славе».

И далее – «Если нам потребуется план Б, то у нас он есть. Это – миссия, которая продлится на 88 дней дольше и предполагает пролет мимо Венеры на пути к Марсу. Ее можно будет осуществить в 2021 году. Но к тому времени, – подчеркнул Тито, – другая страна, вероятнее всего Китай, воспользуется упущенной нами возможностью и сама захватит лидерство в космосе».

«Мне хотелось бы откровенно предупредить этот подкомитет, – сказал в заключение Тито. – Либо Соединенные Штаты сами осуществят данную облетную миссию, либо им придется смотреть, как это сделают другие, а нам останется только аплодировать их умению и смелости. 2018 год предоставляет Америке последнюю возможность быть первой… Если Конгресс и президент поручат НАСА осуществить эту великую миссию, то мы сможем сказать в 2019 году, что двое наших соотечественников только что слетали до Марса и обратно – самое длительное космическое путешествие в истории человечества – и они были первыми».

Как Тито обидел, а после обнадежил Россию

Многие россияне, узнав еще в феврале о марсианских планах Тито, и в особенности о том, как он их мотивирует, наверняка испытали чувство обиды за отечественную космонавтику. Действительно, первый космический турист «припугнул» Америку Китаем: если США не доберутся до Марса первыми, то это наверняка сделает Поднебесная.

А как же Россия? Получается, Тито, слетавший в 2001 году на МКС на российском «Союзе», совсем не рассматривает Россию, как страну, способную на космическое достижение глобального масштаба?

Что ж, за усиленную гордость с одной стороны «неизбежными космическими победами» в виде стартов и посадок кораблей «Союз», а с другой – «самым большим в мире количеством космических запусков» приходится платить. И плата эта – утраченный престиж страны, которая в состоянии не только массово воспроизводить архаичную космическую технику, но и создавать новую, способную поднять космическую деятельность, а также связанные с ней научно-технические дисциплины на качественно новый уровень.

Но в ноябрьском выступлении Тито на Капитолийском холме задули «ветры перемен». «С учетом явного признания Россией ценности и престижа достижений в области пилотируемых космических полетов, а также ее давнего интереса к изучению Марса, я считаю, что идея возродить ракету-носитель тяжелого класса типа «Энергия» с большой долей вероятности свидетельствует о том, что Россия намерена осуществить [пилотируемую облетную миссию] в 2021 году», – отметил он.

«Для осуществления этой миссии, – подчеркнул Тито, – у них есть все, что нужно: тяжелая ракета-носитель, а также уже имеющиеся модули и корабли «Союз», которые нужно лишь подвергнуть незначительной модификации, чтоб они решили данную задачу».

Действительно, последнее время ряд «знаковых» фигур в российской космической программе, включая руководителя Роскосмоса Олега Остапенко и главу РКК «Энергия» Виталия Лопоту говорили о необходимости создания «мощной ракеты-носителя» (РН) для реализации амбициозных космических планов России. Правда, планы эти пока сводятся к какому-то неясному «кружению» вокруг Луны, да и сама ракета-носитель вряд ли «дотянет» по своим возможностям до «Энергии».

Скорее всего, речь идет о запуске в эксплуатацию самой мощной версии РН «Ангара», способной вывести 35 тонн на низкую земную орбиту. Напомним: грузоподъемность «Энергия» на ту же орбиту достигала 100 тонн. «Ангаре», даже в самом легком варианте, еще только предстоит сделать свой первый полет, который запланирован на 2014 год.

Не повторит ли Тито ошибку Хрущева?

В мае этого года мне пришлось лично побеседовать с Тито о его марсианских планах на конференции «Люди на Марс» («Humans 2 Mars», или H2M). Один из вопросов, которые он мне задал, был: «Неужели Россия не хотела бы сама стать первой страной, достигшей Марса?». В глазах Тито светилось искреннее непонимание того, как такое может быть. Что я мог ему ответить? Осталось только пожать плечами.

Подоплека вопроса Денниса состояла не только в том, чтобы «подстегнуть» космические амбиции России. Он не исключал возможности объединить усилия с «родиной Королева и Гагарина» для того, чтобы повысить шансы на осуществление 501-дневной миссии в 2018-2019 годах. Тогда Россия и Америка одинаково разделили бы лавры первопроходцев дальнего космоса. При этом, правда, он сказал, что ему нужно «взвесить ряд факторов», чтобы принять решение о совместной миссии.

Через некоторое время от него пришел ответ: «Боюсь, в настоящее время существуют ограничения, которые препятствуют подобному сотрудничеству». Что это за ограничения, нетрудно догадаться. Если отбросить тот факт, что Россия в течение последних двух десятилетий демонстрирует способность лишь воспроизводить и эксплуатировать старую советскую технику, то остается политика. Ведь Тито позиционирует свой проект, как «миссию для Америки», цель которой – закрепить американское лидерство в космосе. При чем же здесь Россия?

Но, поступая таким образом, Тито невольно рискует повторить ошибку Никиты Хрущева, который в свое время отверг предложение Джона Кеннеди о совместной советско-американской экспедиции на Луну. Советский премьер не захотел «делиться» Луной с американцами, ибо был уверен, что СССР сможет раньше США доставить людей на естественный спутник Земли. К чему привели подобные расчеты хорошо известно.

Разумеется, мало шансов, что Россия в течение ближайшего десятилетия «накажет Тито», самостоятельно отправив облетную миссию к Марсу, хотя для этого ей нужно только политическое решение, ибо научно-технические, производственные и экономические ресурсы у нее есть. Но если Тито все-таки ставит осуществление экспедиции к Красной планете выше установления «безусловного лидерства» США в космосе, то с учетом минимальных технических и финансовых возможностей «Фонда Инспирэйшн Марс», ему не следовало бы отбрасывать возможность объединиться с Россией в рамках проекта 501-дневной миссии.

P.S.

Если уж мы вновь заговорили о возможном сотрудничестве между Россией и США в рамках «дальнекосмического» проекта, то руководству российской космонавтики стоило бы обратить внимание на некоторые современные тенденции в развитии американской космической деятельности. Они хорошо проявились в опубликованной недавно национальной «Политике в области космических транспортных средств» США.

Данный документ делает акцент на двух направлениях развития этих средств. Первое – создание тяжелого/сверхтяжелого носителя SLS, а второе – продолжение развития флотилии кораблей, построенных частными фирмами на коммерческой основе, для обеспечения околоземной деятельности США.

Но, как хорошо известно, на SLS с кораблями типа «Дракон», «Орион» или Cygnus к Марсу не улетишь. Нужен еще комплекс для межпланетного перелета, но вот он-то в космических планах США просматривается пока слабо.

Таким образом, ни «Ангара», ни абстрактный «новый корабль» для полетов к Луне (?), которые намерены создать в России, не представят большого интереса для США. А вот межпланетный комплекс может, особенно с учетом огромного опыта России в области разработки, постройки и эксплуатации техники для длительных пилотируемых полетов. Поэтому, возможно руководителям российской космонавтики стоит обсудить с их американскими коллегами возможность вклада России в марсианский космический проект в виде «дома-лаборатории» для полета к Красной планете и обратно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG