Линки доступности

Космическое побережье «дрейфует» на север

  • Юрий Караш

Космодром на острове Уоллопс в штате Вирджиния (архивное фото)

Космодром на острове Уоллопс в штате Вирджиния (архивное фото)

Вирджиния может занять место Флориды как главной «стартовой площадки»

До недавнего времени остров Уоллопс был мало известен за пределами американского и международного космического сообщества. Этот напоминающий в плане волчье ухо клочок земли расположен к юго-западу от острова Чинкотиг, штат Вирджиния. Даже не все профессионалы и любители космонавтики могли сказать об Уоллопсе больше, чем «запускают там что-то, кажется геофизические ракеты».

И тем не менее, именно космодрому, построенному на Уоллопсе еще в 1945 году, вероятно, предстоит стать центром космической деятельности США на ближайшие 5 лет. Эту роль он будет исполнять по крайней мере до тех пор, пока с территории Космического центра имени Кеннеди на мысе Канаверал во Флориде не начнут полеты американские пилотируемые корабли нового поколения.

Забытый первенец

Космодром, построенный на болотистой почве острова Уоллопс, стал местом, откуда отправилась в космос первая геофизическая ракета США Tiamat. Произошло это 4 июля 1945 года, и вряд ли кто-то поверит, что дата эта была выбрана случайно. Американские ракетчики сделали подарок свой стране к очередному Дню независимости. Добраться в то время до острова можно было только на пароме.

Уоллопс является «первооткрывателем» и другого немаловажного аспекта современной космонавтики – полетов женщин в космос, а точнее – на ракетах. Правда, говорить о его первенстве в этой области можно лишь с изрядной долей юмора. Именно с Уоллопса в 1960 году совершила два полета первая «женщина» – макака-резус по имени Мисс Сэм. Миссии эти, правда, были суборбитальные, и их цель состояла в отработке системы аварийного спасения для астронавтов, которым предстояло летать по программе «Меркурий».

Прошли годы. Стартовая площадка на Уоллопсе осталась, хоть в умах широкой публики и была практически предана забвению. Это неудивительно – ведь весь космический «гламур» сосредоточился на мысе Канаверал. Оттуда отправлялись на околоземную орбиту, а после на Луну астронавты НАСА. А расположенная на острове стартовая инфраструктура получила название «Летный комплекс Уоллопса». С него время от времени уносились в небо над Атлантикой геофизические ракеты, ракеты-стенды для тестирования новых технологий, ракеты-цели для отработки военно-воздушными силами перехвата вражеских самолетов и ракет и ракеты-носители малого класса для вывода на орбиту небольших спутников. Всего таких пусков с 1945 года и по наши дни было произведено около 15 000.

1980-е годы были не ласковы к этому «летному комплексу», в то время уже вошедшему в структуру Центра космических полетов имени Годдарда в Гринбелте, штат Вирджиния. Всякий раз, когда нужно было сократить бюджет НАСА, комплекс попадал «под раздачу», вследствие чего его штат уменьшился с 2 400 до 700 сотрудников. Для сравнения: в 1991 году, на пике интенсивности полетов шаттлов, численность персонала Центра имени Кеннеди достигала 32 000 человек.

На помощь приходят правительство и преподаватель

В начале 1990-х годов на Уоллопсом задули «ветры перемен». Правительство США приняло закон, разрешающий использовать стартовую инфраструктуру НАСА для запуска коммерческих носителей. Это натолкнуло Билли Рида, преподавателя инжинирингового менеджмента в Университете Старого Доминиона в Норфолке, на мысль построить космопорт на Уоллопсе.

С административно-организационной точки зрения реализовать эту идею оказалось довольно просто. Для этого потребовалось лишь сходить в Управление коммерческих космических полетов Вирджинии и получить там лицензию на запуск коммерческих носителей и полезных нагрузок на орбиту. Федеральное правительство также безвозмездно выдало Риду достаточную сумму денег для строительства на Уоллопсе современной стартовой площадки стоимостью 3,6 миллиона долларов.

Вот так и возник на острове Среднеатлантический региональный космопорт. Можно предположить, что это название было дано космопорту без всякой задней мысли, однако если перевести его английский оригинал в английскую же аббревиатуру, то получится MARS (Mid-Atlantic Regional Spaceport).

Прозорливости Рида и правительства Вирджинии можно только поражаться. Ведь весь персонал так называемого «космопорта» первоначально состоял из семи человек, некоторые из которых ранее работали на старой бензоколонке. Более того, сделанный в конце 1980-х – начале 1990-х годов прогноз «взрывного» расцвета телекоммуникационного бизнеса не оправдался, и прошло целых восемь лет после окончания строительства космопорта, прежде чем в 2006 году с него ушел носитель с двумя спутниками ВВС США.

Складывается впечатление, что власти Вирджинии знали – нужно вырастить и сохранить «саженец», который, при благоприятных обстоятельствах, может превратиться в могучее «дерево». И, похоже, эти обстоятельства наступили. После ухода «в отставку» шаттлов Уоллопс принимает от Флориды эстафету «космического побережья». По крайней мере, именно оттуда планируется запустить в обозримом будущем больше, чем с какой-либо другой стартовой площадки Америки, коммерческих носителей и полезных нагрузок.

Хорошо, когда меньше бюрократии

Прелюдией к возрождению Уоллопса стали два контракта на поставку грузов на Международную космическую станцию, заключенные НАСА в 2008 году. Один из них на сумму 1,6 миллиарда долларов был подписан с компанией SpaceX, а другой, стоимостью 1,9 миллиарда – с Orbital Sciences. Последняя как раз и выбрала Уоллопс в качестве своей основной стартовой площадки, откуда должна отправить к МКС 8 грузовых кораблей типа Cygnus в рамках данного контракта.

О причинах этого выбора сказал представитель Orbital по связям с общественностью Баррон Бенески. По его словам, Уоллопс «меньше» и не такой «забюрокраченный», как мыс Канаверал. Кроме того, на мысе приоритет отдается запускам военных полезных нагрузок, а это может привести к непредсказуемым задержкам коммерческих запусков. «Нарушение графика дорого обходится, – отметил Бенески в интервью газете The Washington Post. – На Уоллопсе же главными будем мы».

Основной «рабочей лошадкой» Orbital будет носитель Taurus II (недавно переименованный своей компанией в Antares). Окончательная сборка этой машины будет проходить в монтажном цехе на Уоллопсе. В первый полет к МКС этот носитель с полезной нагрузкой должен отправиться в сентябре-декабре текущего года. Первоначально планировали на лето, но задержки с сооружением стартовой площадки для Antares вынудили отложить его первый старт еще на несколько месяцев.

«Первая ласточка», известившая громовыми раскатами о возрождении Среднеатлантического регионального космопорта, ушла с него 29 июня 2011 года в виде 20-метрового носителя Minotaur компании Orbital Sciences. Ночной старт раскрасил небо огнями, по своей красочности соизмеримыми с фейерверком по случаю 4 июля – главного праздника США.

Зрелище это наблюдали не меньше 400 человек, расположившиеся на пляже заповедника Уоллопса, а прилегающие дороги были забиты автомобилями. Сделать это было несложно – остров и материк соединил мост. Конечно, это не тысячи человек и автомобилей, заполнявшие прилегающие к мысу Канаверал территории, но начало явно положено. По крайней мере, именно так думают представители туристического бизнеса Вирджинии. Они полагают, что каждый старт Antares будет привлекать на Уоллопс и в его окрестности не меньше туристов, чем в свое время запуски шаттлов на мыс Канаверал.

«Мы сидим на золотой жиле», – заявила в интервью газете The Washington Post Донна Бозза, директор управления восточного побережья Туристической комиссии Вирджинии. По мнению местных властей, развитие аэрокосмического бизнеса на Уоллопсе сможет ежегодно приносить десятки миллионов долларов в бюджет этого региона, основной доход которого в настоящее время составляют аукционы по продаже диких пони и туристы, приезжающие туда, чтобы ощутить дух колониальной Вирджинии.

Однако, говоря о «денежных реках», которые потекут в регион благодаря Уоллопсу, местные власти, похоже, не выдают желаемое за действительное. В феврале прошлого года исследователи Университета Солсбери, расположенного в штате Мэриленд, подготовили аналитическую записку, согласно которой космопорт уже принес в экономику Нижнего восточного побережья 188 миллионов долларов.

Godspeed, Уоллопс!

Godspeed! Именно так Алан Шепард напутствовал Джона Гленна, когда его ракета оторвалась от стартового стола, чтобы доставить корабль Гленна на орбиту. В переводе на русский данное слово, которое, как полагают, зародилось еще в 13-м веке, означает что-то вроде: «С божьей скоростью!» – пожелание скорейшего достижения поставленной цели, особенно когда для этого уже есть необходимые условия.

Теми же словами можно напутствовать и Уоллопс. В его огромном белом сборочном цехе, который открылся в марте прошлого года, готовится к первому испытательному полету Antares. Посетители Уоллопса уже не останутся без зрелища. Они могут посетить этот цех или же дождаться вывоза носителя на стартовую площадку, которая должна быть достроена к концу лета этого года.

Она предназначена для обслуживания ракет с жидкостными ракетными двигателями типа Antares. Правительство Вирджинии предоставило Orbital ссуду на 26 миллионов долларов на ее строительство. Из этой суммы Orbital должна вернуть в бюджет штата лишь около 19 миллионов. На Уоллопсе есть и другая площадка – построенная для стартов твердотопливных носителей.

Вполне возможно, что в недалеком будущем в Среднеатлантическом региональном космопорте «пропишется» и SpaceX. По крайней мере, глава этой компании Элон Маск заявил, что Уоллопс, «без сомнения, является лучшей стартовой площадкой в стране, с которой можно достичь МКС». Преимущества: относительно низкая плотность населения в местности, прилегающей к космопорту (что немаловажно, если авария носителя произойдет почти сразу после старта), а кроме того, широта местности более приближена к орбите МКС, чем широта Космического центра имени Кеннеди. «Думаю, Уоллопс составит серьезную конкуренцию мысу Канаверал», – подытожил Маск.

Новости науки и техники читайте в рубрике «Наука и техника»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG