Линки доступности

Политическое эхо технического решения

Космос – достояние все всего человечества. Исследуя и осваивая его, люди должны отбросить все земные конфликты и противоречия и вместе двинуться к звездам, как представители единой семьи, имя которой – человечество. Но, как показывает жизнь, земные разногласия способны дотянуться и до космоса.

«Северные территории» на МКС

Данный эпизод произошел в 1993 году, когда американские, российские, европейские и японские инженеры определяли общую архитектуру МКС. Все шло гладко до того момента, пока один из представителей Японии не обнаружил, что в предложенной американцами новой схеме построения комплекса российский модуль будет соединен с японским. Правительство его страны, сказал он, никогда не согласится с тем, чтобы японский модуль находился рядом с российским. Причина – нерешенная со времен Второй мировой войны проблема так называемых «северных территорий».

Нужно было срочно что-то предпринять. Позиция Японии «убила» новую конфигурацию комплекса до того, как она толком успела появиться на свет. Инженеры в спешке набросали новые очертания станции. В конце концов, получилось нечто, напоминающее букву Т, в которой российский и японский модули оказались довольно далеко друг от друга.

Казалось, на этом казусе все земные политические трения на космическом «мосту» закончились и дальше только вместе, только «по-братски». И действительно так в основном и было до 2014-го года, когда случился Крым...

Порой бывает приключение - то, что зовется «приводнение»

В 1993 году в свет вышла книга «Космическая академия», рассказывающая о Центре подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина. Вот цитата из нее: «Многочисленные путешествия, опыт жизни и деятельности человечества, экспериментальные исследования, проводимые в различных странах, позволяют сделать вывод, что наиболее трудными и опасными для жизни и здоровья человека, подготовленного к действиям в сложных климатических условиях, являются акватории Мирового океана, пустыни в летний и зимний периоды, Арктика, зона степей зимой, большие лесные массивы (тайга), джунгли, горы».

Итак, Мировой океан. Вспомним, что именно там оканчивались полеты всех американских пилотируемых кораблей до «шаттлов»: «Меркуриев», «Джемини» и «Аполлонов». Там же может приводниться и спускаемый аппарат корабля «Союз».

Что же из себя представляет это явление, занимающее почти 3/4 поверхности нашей планеты? Заглянем опять в «Космическую академию»: «Мировой океан... характеризуется обширностью районов, находящихся вдали от мореходных путей, штормами, ветрами, отсутствием пресной воды, опасностью со стороны морских хищников».

Поэтому, не исключен вариант, когда экипаж, сам того не желая, приводнится где-нибудь посередине Тихого или Атлантического океана, может быть даже в период штормов, и будет несколько часов, а то и сутки (если погода не позволит поисково-спасательным командам сразу прибыть на место посадки) качаться на волнах в спускаемом аппарате в ожидании помощи.

Хорошо если при этом все члены экипажа будут в твердом уме и добром здравии. Но, как отмечают авторы «Космической академии», «космонавты могут находиться в состоянии стресса, а сами условия посадки могут привести к ранению, травмированию. Кроме того, остаются последствия факторов космического полета (гиподинамия, перегрузка спуска, ударные перегрузки посадки)».

Поэтому, исключительно важно, чтобы экипаж был хорошо подготовлен к попаданию после посадки в неожиданные и неблагоприятные условия. А достичь этого можно лишь в ходе специальных тренировок.

Вода воде рознь

Вот, что сказано в «Космической академии»: «Условия тренировки должны быть максимально приближенными к реальным условиям». Это означает, что космонавтам и астронавтам, летающим на «Союзах», желательно «поболтаться» в спускаемом аппарате – тренажере, если не на океанских, то, по крайней мере, на морских волнах. Для этого, как нельзя лучше подходило Черное море вдоль крымского побережья. Там была фактически база Центра подготовки космонавтов, включая места отдыха и проведения тренировок на выживание, в том числе и после посадок на воду.

База эта существовала в Крыму с начала космической эры, но затем наступили «лихие 1990-е». Парад суверенитетов с дележкой, порой мелочной бывшего общесоветского имущества, экономическая и административная неразбериха, когда не было ясно кому и за что платить, сделали свое дело.

В итоге космонавты перестали проводить тренировки в Крыму, а отработка действий после приводнения стала проходить в других местах. Одни из них находились на Кавказе, а одно – на водоеме в подмосковном Ногинске. Думаю, читатели сами смогут ответить на вопрос, в какой степени этот водоем соответствовал условиям на поверхности Мирового океана.

Политика или бухгалтерия?

В интервью «Российской газете» нынешний начальник ЦПК, летчик-космонавт Юрий Лончаков сказал, что в 1997 году российскую базу на полуострове, включая небольшой участок территории, где она находилась, пришлось по акту передать украинской стороне. Примерно в то же время ЦПК перестал проводить в Крыму тренировки на выживание после приводнения.

Казалось бы все ясно: суверенная Украина приказала России «забрать свои игрушки и уйти из украинской песочницы». Но, как оказалось, были и другие причины ухода ЦПК из Крыма. Вот, что рассказал в интервью «Голосу Америки» один из российских космонавтов, игравший ключевую роль в деятельности Центра: «Во-первых, тренировки на выживание в воде проходили на базе размещенного в Крыму российского воинского контингента, включая Черноморский флот. Но военные, хоть и брали деньги с ЦПК, не захотели участвовать в предоставлении соответствующих услуг для Центра на конкурсной основе, как того требовало российское законодательство. Во-вторых, бывали случаи, когда ввезти спускаемый аппарат на территорию воинской части было легче, чем вывезти его оттуда. А в третьих, в Подмосковье куда более развита инфраструктура для проведения соответствующих тренировок. Есть краны для переноски спускаемых аппаратов, да и возить их из ЦПК далеко не надо – опять же экономия».

Зачем космонавтам Крым?

По словам Лончакова, «есть много плюсов в пользу того, чтобы возобновить работу Центра подготовки космонавтов и астронавтов в Крыму. Там же, в районе Судака, можно проводить комплексные занятия с экипажами в горных условиях. Но главное – море и вся необходимая инфраструктура для тренировок на приводнение, включая специальные суда, крановое хозяйство, водолазное и спасательное оборудование».

«Рядом же - аэродром "Гвардейское", – продолжил Лончаков, – который позволяет принимать в том числе транспортные Ил-76 с тяжелым, до 130 тонн, и крупногабаритным оборудованием нашего Центра, включая тренировочные капсулы спускаемых аппаратов "Союз". Есть вертолеты Ка-27, будет Ми-8 МТВ со специальными лебедками для подъема космонавтов на борт – как с воды, так и с суши».

«Все это вместе взятое позволяет нам, – подчеркнул начальник ЦПК, – проводить полноценные тренировки на море, а не ограничиваться той имитацией приводнения, чем мы вынуждены были обходиться в последние годы». При этом Лончаков отметил, что решение о «возвращении» в Крым Роскосмосом пока не принято.

Можно еще упомянуть значение Крыма, как места для послеполетной реабилитации космонавтов. Одно время космонавтов после завершения их околоземных миссий отправляли с этой целью на Канарские острова.

Что увидел Запад

«Перемещение обучения способам выживания в оккупированный русскими Крым потребует от иностранных космонавтов согласиться на поездку туда без украинской визы, что, очевидно, станет неохотным признанием нового дипломатического статуса региона», – сказал в интервью британской газете The Times один из американских экспертов в области космической деятельности Джеймс Оберг (цитировано по Inopressa.ru).

«Отказ присутствовать на обучении способам выживания равнозначен непрохождению тренировки, которое, согласно существующим правилам подготовки, означает автоматическое лишение лицензии на полет. Не поедешь в Крым – не полетишь в космос», – справедливо отметил Оберг.

Тень Фолклендов над Крымом

Западные участники программы МКС действительно могут оказаться в положении, в которое чуть не попал Советский Союз в 1986-м году.

Как известно, в 1982-м году Аргентина предприняла попытку вернуть Фолклендские (Мальвинские) острова, которые за полтора века до этого были отторгнуты у нее Великобританией. Попытка не удалась во многом потому, что на стороне Соединенного Королевства выступили все его союзники по НАТО. СССР, правда в основном политико-дипломатическим способом, поддерживал в том конфликте Аргентину. Это было вполне ожидаемо. Ведь Аргентина, хоть и отличалась жесткой прозападной ориентацией, все же была латиноамериканской страной. А Латинская Америка, с точки зрения марксистко-ленинской доктрины, была «естественным» союзником Советского Союза в борьбе против «мирового империализма».

Но вот через четыре года после окончания той войны в Южной Атлантике, в 1986 году, СССР и Аргентина заключили соглашение о рыболовстве, дающее право Советскому Союзу вести промысел в 200-мильной исключительной экономической зоне (ИЭЗ) этой южноамериканской страны. И все бы ничего, только Буэнос-Айрес, видимо в благодарность за то, что Москва в общем поддержала его попытки вернуть Фолкленды, предоставил Минрыбхозу СССР участки для лова... в 200-мильной ИЭЗ Фолклендских островов.

А почему нет? Ведь Аргентина никогда не признавала британский суверенитет над этими островами, которые по-прежнему считала своими. Вот она и предложила СССР, если не de jure, то de facto подтвердить аргентинский суверенитет над ними, направив советские траулеры в экономическую зону Фолклендов.

Советский Союз оказался в весьма сложном положении. Отказаться ловить рыбу в ИЭЗ Фоклендов – «обидеть» Аргентину. Пойти туда без разрешения Великобритании – напроситься на конфликт с ней, а возможно и со всем блоком НАТО. По счастью, ситуация была улажена дипломатическим путем.

Вот примерно в каком положении оказались сейчас западные участники программы МКС. Отправить своих астронавтов в Крым тренироваться на российской базе, значит de facto подтвердить российскую юрисдикцию на этим полуостровом – то, с чем Запад согласиться не может. А не отправить – закрыть дорогу своим представителям на МКС.

Может ситуацию мог бы решить запрос символического визы-разрешения у Киева на посещение Крыма? Вряд ли новые украинские власти отказали бы в таком разрешении странам, на политическую и экономическую поддержку которых они так рассчитывают.

Морские волны против водоемной ряби

Несмотря на желание некоторых политических обозревателей увидеть в намерении ЦПК переместить часть своей деятельности обратно в Крым политическую подоплеку, состоящую в попытке утереть нос Западу и оттенить российский суверенитет над Крымом, в планах этих куда больше прагматики, чем политики.

Отработка выживания и поисково-спасательных работ на Черном море способна в максимальной степени имитировать ситуацию, которая может возникнуть в случае приводнения «Союза» на просторах Мирового океана. Шансов на то, что корабль закачается на его волнах, значительно больше, чем на попадание в подмосковную речку или пруд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG