Линки доступности

НАСА, сохраняй «прямолинейность» движения!

  • Юрий Караш

Старт американской ракеты Atlas V с марсоходом Curiosity на борту. Мыс Канаверал. Флорида. 26 ноября 2011 г.

Старт американской ракеты Atlas V с марсоходом Curiosity на борту. Мыс Канаверал. Флорида. 26 ноября 2011 г.

Поставив амбициозные цели, американское космическое агентство делает слишком много виражей – считают эксперты

Как известно, в апреле 2010 года президент Барак Обама закрыл программу «возвращения на Луну» своего предшественника, президента Джорджа Буша-младшего, и поставил перед НАСА новые цели: к 2025 году – пилотируемая экспедиция к астероиду, а к середине 2030-х годов – к Марсу. Новые ориентиры в большей степени, чем фактическое повторение «Аполлона», должны способствовать решению традиционной двуединой задачи, стоящей перед космической программой США: с одной стороны, стимулировать развитие науки и техники страны, а с другой – закрепить мировое научно-техническое лидерство Америки.

При всей амбициозности и труднодостижимости данных целей, ожидалось, что в космической программе США после их постановки наступит относительное спокойствие. Все дискуссии и споры по поводу того, «куда» и «когда» лететь должны были стихнуть. Задачи Белым домом и Конгрессом были поставлены, и все, что оставалось сделать НАСА – это «взять под козырек» и выполнить их.

Реальность, однако, оказалась заметно сложнее. Около года назад в «околокосмических» кругах, а после и в самом агентстве заговорили о возможности так, или иначе «залететь» на Луну по дороге к Марсу. Вначале планы эти получили полуофициальное оформление в работе так называемой «Международной координационной группы по исследованию космоса» (International Space Exploration Coordination Group – ISECG), которая разработала «Глобальную «дорожную карту» исследования» (Global Exploration Roadmap). Данная «карта», как следовало из ее официального описания, «отражает международные усилия, направленные на определение осуществимых и стабильных способов исследования Луны, близрасположенных к Земле астероидов, а также Марса».

Следующим шагом по «прививке» лунных «черенков» к марсианским планам НАСА стала идея создать обитаемую лунную базу в точке Лагранжа L2, расположенной на линии Солнце-Земля на расстоянии 1 500 000 километров от Земли, а на линии Земля–Луна на расстоянии 61 500 километров от Луны. Одним из главных проповедников этой идеи был и остается Билл Герстенмайер, ассоциированный администратор НАСА по пилотируемым космическим полетам, человек весьма влиятельный в космических кругах США.

Считалось, что данная база может стать «перевалочным пунктом» по пути к Марсу. На мой взгляд, это – более чем сомнительная идея. Представьте себе прыгающего лыжника, который решил затормозить посередине трамплина, чтобы «поднабраться сил» для прыжка, а потом снова продолжить разгон. Вот так с точки зрения энергетики выглядит и промежуточная остановка в L2. Кораблю сначала придется потратить топливо и ресурс двигателей, чтобы затормозить в L2, а потом – чтобы снова разогнаться для продолжения полета к Марсу.

Апофеоз «прилунения» марсианских планов НАСА

Им стало выступление заместительницы главы НАСА Лори Гарвер на Космической конференции, проведенной 11 сентября 2012 года в Калифорнии Американским институтом аэронавтики и астронавтики. В своей речи она, в частности, сказала:

«Некоторые говорят, что мы просто «легли в дрейф», не имея ни четких целей для пилотируемых полетов, ни планов на будущее. Ничто не может быть так далеко от истины. Те, кто распространяют подобные мифы, устраивают гонения на всю нашу промышленность и подрывают наши национальные цели в это критически важное время. Точка.

Правда заключается в том, что у нас есть ряд амбициозных исследовательских целей в «дальнем» космосе и мы сейчас интенсивно работаем над созданием технологий и техники для их достижения.

…SLS (семейство создаваемых в США ракет-носителей тяжелого и сверхтяжелого класса – Ю.К.) позволит нам отправиться далеко за пределы околоземной орбиты для исследования пространства между Землей и Луной, близрасположенных астероидов, Луны и, в конечном счете, Марса. Позвольте мне повторить это еще раз: Мы возвращаемся на Луну, предпринимаем первую в истории человечества попытку отправить людей на астероид, и активно разрабатываем план отправить американцев на Марс».

Слова Гарвер были не просто мыслями вслух одной из руководительниц агентства. Они были изложены в докладе НАСА под названием «Пути» (Voyages), который был направлен в Конгресс США. В этом документе была представлена следующая схема (в порядке очередности): полеты в космическое пространство между Землей и Луной, включая посещение точек Лагранжа (L1 или L2); визит к близрасположенному астероиду, возвращение на Луну и лишь затем миссия к Марсу.

Как насмешливо заметил один из американских экспертов, комментируя подобный размах планов НАСА, «похоже, что агентство понимает название своей страны USA, как Unlimited Space Adventures (безграничные космические приключения – англ.)».

По мнению ведущего специалиста США по космической политике Джона Логсдона, высказанному сразу после выступления Гарвер, Соединенные Штаты еще не решили, как двигаться вперед в области исследования и освоения космоса. Развивая эту мысль, Логсдон сказал: «Почему кто-то считает, что долгосрочная стратегия США в космосе должна быть четко обозначена. Это скорее динамический процесс, формируемый альтернативными точками зрения, каждая из которых борется за то, чтобы стать главенствующий. В данном случае сторонники полетов в окололунном пространстве и на Луну не сдались и продолжают отстаивать мнение, что если Луна не то место, куда следует лететь сразу же после МКС, то уж точно то, которое нужно посетить до Марса».

«Без руля и ветрил»

Итак, к концу 2012 года НАСА, несмотря на стратегическую цель – Марс, четко обозначенную президентом Обамой в 2010 году, подошло в состоянии, которое без преувеличения можно охарактеризовать фразой «лети туда, не знаю куда».

«Более чем через два года, прошедших после того, как президент поставил промежуточную цель отправки людей к астероиду к 2025 году, очень мало было сделано для того, чтобы осуществить эту миссию», – отмечается в докладе, подготовленном рядом экспертов Национальной академии наук США. Более того, по мнению данных экспертов цели и задачи НАСА настолько «расплывчаты» и аморфны, что «могут быть включены в план работы любой правительственной научно-технической организации даже без использования слов «аэронавтика», или «космос»».

Боб Криппен, один из экспертов, подготовивших данный документ, бывший член руководства НАСА и астронавт, участвовавший в первом полете шаттла в 1981 году, сказал в интервью «Ассошиэйтед Пресс», что никогда еще не видел агентства в такой степени «без руля и ветрил». Он сравнил этот период в жизни НАСА с тем, который наблюдался между окончанием программы «Аполлон» в 1972 и началом программы «Спэйс Шаттл» в 1981 году. «Думаю, что сотрудники НАСА хотели бы немного лучше представлять, что они делают, и больше сосредоточиться на этом»,– подчеркнул он.

Хоть астероидов и много, не ко всем ведет дорога

Ситуация стала немного проясняться методом «естественного отбора». Выяснилось, что, несмотря на большое количество астероидов, летающих по Солнечной системе, не так-то и просто найти среди них тот, который окажется в «нужном месте» и в «нужное время» для подлета к нему корабля с экипажем на борту.

«Мне бы очень не хотелось использовать словосочетание «заслуживающая доверия», но люди не воспринимают эту идею, – сказала Марсия Смит, президент расположенной в Вирджинии компании под названием «Группа по исследованию и разработке космической и технологической политики» в интервью газете «Вашингтон Пост». – У них нет ощущения, что астероид – это та цель, к которой нужно лететь». А причин, по которым люди не принимают данный проект, три, добавил Альберт Карнсэйл, бывший ректор университета штата Калифорния. В-первых, нет подходящих астероидов для отправки к ним экспедиции, во-вторых, в бюджете НАСА нет денег, выделенных на подготовку данной миссии, а в-третьих, вообще неясно – какие именно задачи будут решены в ходе такого полета.

Таким образом, миссия к «небесному булыжнику» стала постепенно блекнуть в стратегических планах НАСА.

Избавление от «приступов лунатизма»?

В начале декабря этого года Белый дом был вынужден пойти по стопам Роскосмоса и дезавуировать «лунный проект» НАСА. Напомним, что в 2007 году на официальном сайте Федерального космического агентства появилось следующее сообщение:

«В Роскосмосе с сожалением восприняли риторику, поднятую в ряде СМИ президентом, генеральным конструктором Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королёва Н.Н.Севастьяновым (занимал это пост в 2005-2007 гг. – Ю.К.) по поводу якобы сформированной программы России по полетам на Луну в самое ближайшее время».

В Роскосмосе утверждают, что «неапробированные технические идеи, далекие от утвержденных технических решений и технологий», выдаются «за определенный руководством страны курс в национальной космической политике".

Так же и Белый дом устами своего представителя был вынужден сделать официальное заявление о том, что идея создания базы в точке L2 «не обсуждалась с Белым домом и не получала его одобрения». Более того, в бюджетном запросе НАСА ни на этот, ни на следующий год не содержится статьи расходов хотя бы на предварительное начало работ по реализации данного проекта.

«По все видимости это был один из «пробных» проектов, которым НАСА надеялось заинтересовать прессу, или Капитолийский холм, – предположил представитель администрации Обамы. – Но не думаю, что это сработает».

Берегитесь многословия

Представитель НАСА Дэвид Уивер, защищая свое ведомство от критики, заявил: «Агентство полностью использует потенциал МКС, разрабатывает тяжелый носитель и многоцелевой корабль для полетов американских астронавтов в «дальний» космос, способствует разработке техники на коммерческой основе для доставки людей и грузов на околоземную орбиту, расширяет технологические возможности для нынешних и будущих пилотируемых и автоматических миссий, готовит к осуществлению целый ряд серьезных научных миссий типа «Космический телескоп Джеймс Уэбб», разрабатывает более быстрые и экологически чистые самолеты, и вдохновляет тех, кто в будущем возглавит научно-технический прогресс».

Однако, по мнению Марсии Смит, само это заявление уже демонстрирует главную проблему НАСА. «Если вам нужно столько много слов, чтобы объяснить, чем вы занимаетесь, то это означает, что у вас нет четкого, ясного стратегического видения [того, что вы делаете]», – отметила она.

Хотите преуспеть – покончите с разбросанностью

Именно такой совет содержится в другом докладе, подготовленном для НАСА, Белого дома и Конгресса американской неправительственной организацией «Космический фонд» (Space Foundation). По мнению авторов этого документа, агентство оказалось в нынешнем «безориентирном» положении потому, что слишком долго и много «разбрасывалось», в то время как нужно поставить некую «объединяющую» цель, к которой следует стремиться, невзирая на перемены политических «ветров» в Вашингтоне.


Любопытно, что в уже упомянутом ранее докладе Национальной академии наук, вина за то, что НАСА оказалось без «руля и ветрил» возлагается не на руководителей агентства, а на Белый дом и на Конгресс. Именно они, как полагают исследователи, не осуществляли должного контроля за ходом достижения поставленных президентом Обамой космических целей, масштаб и значимость которых выводит их на уровень не ведомственных, а национальных задач.

Но если высшая исполнительная и законодательная власть США прислушается к рекомендациям, содержащимся в докладе «Космического фонда», то какую объединяющую цель в космосе они выберут? Миссия к астероиду почти наверняка отпала, а лунная база остается на уровне разговоров, за пределы которых ее не рискуют вывести даже руководители НАСА. Значит, остается Марс?

Возможно, что импульс марсианским пилотируемым планам США придадут и последние открытия, сделанные с помощью марсохода «Кьюриосити». Данные, полученные с помощью его прибора RAD (Radiation Assessment Detector), предназначенного для оценки уровня радиации, свидетельствуют о том, что в ходе миссии на Красную планету, включающей в себя 180-суточный полет до Марса, 600-дневное пребывание на Марсе, а затем 180-суточное возвращение на Землю, экипаж получит дозу не превышающую 1,1 зиверта.

По словам Дона Хасслера, ведущего исследователя RAD, работающего в Юго-западном исследовательском институте в Болдере, штат Колорадо, 1 зиверт – это средняя суммарная доза, которую нынешние астронавты получают за всю свою профессиональную карьеру. А если так, то упрощается задача создания противорадиационной защиты экипажа, ранее являвшейся главной «головной болью» проектировщиков марсианской пилотируемой миссии.

В основе предположения, что «объединяющей» целью космической программы США станет экспедиция на Марс, лежит и весьма серьезный политический фактор. Вспомним, что пилотируемый полет на Красную планету был выбран в качестве стратегической цели США в космосе президентом Обамой. Маловероятно, что в начале второго срока своего президентства он откажется от этой цели, фактически признав, что в ходе его первого срока НАСА с его подачи занималось «не тем, чем нужно», разрабатывая облик будущей марсианской миссии и технику для ее осуществления.
XS
SM
MD
LG