Линки доступности

Ельцин, Путин и антиамериканизм

  • Виктор Васильев

Первому президенту России 1 февраля исполнилось бы 85 лет

В России преобладает «нейтрально-отрицательное отношение» к первому президенту страны - Борису Ельцину. Об этом свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра», обнародованные 1 февраля, в день рождения Ельцина, которому сегодня исполнилось бы 85 лет. Политик скончался 23 апреля 2007 года.

«Разрыв между отрицательными и положительными оценками вплоть до 2010 года сокращался, но в 2015 году опять начал расти, – отмечают социологи. – Более половины россиян (56%) по-прежнему считают, что эпоха Ельцина принесла стране больше плохого, чем хорошего».

Итоги исследования Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать директор Аналитического центра Юрия Левады, доктора философских наук Льва Гудкова.

Виктор Васильев: Лев Дмитриевич, в чем основные причины негативного отношения россиян к Борису Ельцину?

Лев Гудков: Здесь соединяются вместе два фактора. В связи с реформами, проводимыми при Ельцине, в стране действительно сложилась крайне тяжелая ситуация. Абсолютное большинство россиян в момент распада СССР надеялись, что крах коммунистической системы и советской власти тут же обеспечит некое экономическое чудо, материальный достаток и тому подобное. Были такие утопические ожидания. Этого не произошло. Наоборот, 90-е годы оказались чрезвычайно тяжелыми и болезненными для населения. Уровень жизни упал больше чем в два раза. И все это воспринималось на фоне несостоявшихся надежд. Поэтому весь период ельцинского правления оценивается очень негативно. Причем, спад начался буквально в 1993 году, еще до конфронтации с Верховным Советом с последующим его расстрелом. Потом это так и осталось в памяти как крайне тяжелый период в жизни.

В.В.: Но это же была объективная данность?

Л.Г.: Да, тут трудно было что-то изменить. Рост реальных доходов граждан начался только с приходом к власти Владимира Путина. Это, конечно, не его заслуга. Так совпало, что где-то к 1997 году завершился трансформационный период и начался уже экономический подъем, который был прерван в 2008 году очень тяжелым кризисом. А начиная с 2002-2003 годов, отмечался реальный рост уровня жизни, доходов населения – примерно на 6-8 раз процентов в год. Сюда же надо отнести необыкновенно удачную конъюнктуру цен на нефть, что позволило путинскому государству распределять относительно большую часть доходов от нефти и газа. И, соответственно, поддерживать государственный сектор, бюджетников, который в период ельцинских реформ оказался в самом тяжелом положении. Поэтому правление Ельцина стало для Путина, конечно, очень выгодным фоном в смысле оценок успехов своего режима.

В.В.: Вы упоминали о двух аспектах. Каков же второй?

Л.Г.: Он заключается в том, что любая система правления в России легитимируется не столько за счет собственных достижений, сколько за счет критики и поношения предыдущих правителей. Таков устоявшийся механизм легитимации власти. Так, Сталин утверждался за счет борьбы с Троцким, Хрущев - за счет борьбы со Сталиным, Брежнев – соответственно, с Хрущевым, и так далее. Путин в этом смысле полностью использовал опыт предшественников. На каждом углу провозглашалось – для ельцинского периода были характерны хаос, разгул преступности, коррупция. Это закреплялось в пропаганде и сознании людей. Поэтому к Ельцину отношение, в основном, плохое. Оно немножко улучшается только за счет прихода молодого поколения, которое уже ничего не помнит и относится к первому президенту достаточно равнодушно.

В.В.: Но не меняется ли сегодня отношение в Кремле к личности Бориса Ельцина? Вспомнить хотя бы недавний панегирик, который Владимир Путин произнес в адрес первого президента в Екатеринбурге.

Л.Г.: Нюансы тут действительно есть, но все делается крайне избирательно. Да, Путин выступает в Екатеринбурге на открытии Центра Ельцина, однако это не получает широкого резонанса. Здесь просматривается тактика Путина – осторожно выбирать для публичных высказываний некоторые поводы, чтобы его не обвинили в одностороннем освещении тех или иных событий. Это не меняет принципиально характер отношения как представителей власти, так и граждан к Ельцину и эпохе 90-х годов.

В.В.: При этом примечательно, что на пору правления Бориса Ельцина выпал расцвет российско-американских отношений. Во всяком случае, об оголтелом антиамериканизме тогда речь вовсе не шла, не так ли?

Л.Г.: Это была эпоха весьма позитивного отношения в России к США. США воспринимались как некоторый ориентир развития, некоторая утопия всех европейских ценностей либерализма и высокого уровня жизни. Конечно, никаких проявлений агрессии в отношении США мы тогда не фиксировали. Это началось позже, еще до кризиса 1998 года – отчасти под влиянием реванша коммунистов, или коммунистической номенклатуры, с приходом Евгения Примакова (на пост премьер-министра). Особенно острая кампания была в 1995 году в связи с событиями в Югославии. Но переломный момент тут наступил, конечно, при Путине. Именно тогда началась антизападная пропаганда, и потом это уже шло как бы по нарастающей. В эпоху Ельцина никто особенно не критиковал США, не называл их врагом. Наоборот, общий вектор был на интеграцию с Западом: Европа – наш общий дом, надо учиться у США и брать у них самое лучшее.

В.В.: Вернется ли когда-нибудь этот период назад?

Л.Г.: Обязательно вернется. Только уж больно нынешняя антиамериканская кампания (в России) агрессивна, и она, конечно, оставит тяжелый след в массовом сознании.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG