Линки доступности

«Уличный политик» из России выступил в Колумбийском университете в Нью-Йорке

«Единственная надежда на реальные реформы в России – сохранять давление на власть», – заявил член политсовета оппозиционного движения «Солидарность» Илья Яшин, выступая в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Общаясь со студентами, большинство из которых составляли россияне, обучающиеся в Нью-Йорке, или дети российских эмигрантов, Яшин поделился своим видением причин протестов и дальнейшей стратегии оппозиции.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Яшин, которого организаторы этой встречи из Гарримановского института в приглашении на нее охарактеризовали как «уличного политика», сказал, что сейчас, во время затишья протестной активности в Москве, есть возможность «тщательно проанализировать ошибки или те удачные решения, которые принимались за последние несколько месяцев, и выработать дальнейшую стратегию после того, как Путин проведет собственную инаугурацию».

«В отличие от некоторых моих коллег, я не ожидал какого-то разового результата протестных митингов, – сказал оппозиционер. – Было понятно, что одним или двумя-тремя митингами нельзя изменить всю существующую систему. Это не спринтерская дистанция, а марафон. Когда вы бежите на длительную дистанцию, нужно уметь сохранить дыхание до финиша – иногда прибавить скорость, иногда чуть-чуть сбавить темп».

Яшин считает необходимым продолжать как «уличную активность», так и «эффективно использовать новые открывающиеся для нас возможности – включая регистрацию партий и региональные выборы». «У нас есть примеры того, что можно выигрывать региональные выборы, и последний такой пример – в Ярославле (где на пост мэра был избран с большим преимуществом кандидат, поддержанный оппозицией – М.Г.)», – добавил он.

Яшин выступает за создание «одной большой демократической партии с идеологическими фракциями, которая будет способна конкурировать с действующими парламентскими партиями». По словам оппозиционера, сейчас ведутся консультации о создании такой платформы – возможно, на базе получившей регистрацию Республиканской партии Владимира Рыжкова.

«Для этого есть все предпосылки и нужно только одно – договориться между собой и избавиться от нехорошей традиции конфронтации между демократическими группами и лидерами», – добавил он.

На замечание корреспондента о том, что до сих пор эту задачу решить не удавалось, Яшин ответил: «Я понимаю ваш скепсис и отчасти даже разделяю его, но уверяю, что мы сделаем все возможное, чтобы эту задачу решить».

Новое поколение выбирает...

По мнению Яшина, глубинной причиной протестов в России стало то, что социальный контракт между населением и властью, предполагавший политическую пассивность населения в обмен на повышение уровня благосостояния, себя «исчерпал». Поколение двадцатилетних, которое оппозиционный политик назвал «поколением Фэйсбука», не желает мириться с отведенной ему властью пассивной ролью и отказывается принимать политическое устройство, когда вся власть сконцентрирована в руках одного человека и его окружения.

Яшин отметил растущую роль Интернета в формировании протестного движения. «Если для предыдущего поколения тридцатилетних (к которым он относит и самого себя – М.Г.) Интернет был механизмом «виртуализации» протеста, то сегодня Интернет стал реальным инструментом гражданского общества», – заметил политик.

По наблюдениям Яшина, та часть людей, которая вышла на демонстрации в декабре прошлого года в надежде на «адекватную» реакцию власти, была разочарована, в частности, высказываниями Владимира Путина, сравнившего ставшие символом протестов белые ленточки с контрацептивами, и заявлениями о том, что митинги оппозиции «проплачены Госдепартаментом». В результате, утверждает оппозиционер, «те, кто изначально не были антипутинскими активистами, ими стали».

По словам Яшина, сейчас у него «нет ощущения, что с нами пытаются наладить диалог – скорее, нас пытаются перехитрить». «Есть опасения, что объявленные политические реформы окажутся косметическими», – сказал он, имея в виду упрощенный порядок регистрации политических партий и предполагаемое возвращение выборов губернаторов.

Яшин заявил, что основным требованием оппозиции должно быть отстранение от власти Путина. «Пока он остается у власти, не могут быть выполнены все остальные требования Болотной площади и проспекта Сахарова», – пояснил он, подразумевая резолюции участников самых массовых демонстраций.

«Очень важно, чтобы Путин не ощутил снижения давления, – сказал Яшин в интервью «Голосу Америки». – У нас сейчас есть возможность оказывать давление с разных сторон для того, чтобы трансформация от авторитарного режима к демократии происходила действительно мирным путем и носила неизбежный характер, не выглядя таким образом, что власть опять валяется на дороге и ее может подобрать любой прохожий. Важно, чтобы изменения происходили очень ответственно и содержательно – чтобы люди понимали, к какому результату мы стремимся, чтобы результатом этих протестов не оказался какой-то случайный конфуз, с которым страна потом будет разбираться ближайшие лет 70».

«Мы за 12 лет не разбили ни одной витрины»

Пришедшая послушать российского политика Надира Исаева, бывший главный редактор дагестанского еженедельника «Черновик», предположила, что оппозиция в Москве «слишком наивна», уповая на мирный характер своих выступлений, и поинтересовалась, готовы ли оппозиционеры к реализации «ливийского сценария».

Илья Яшин заявил, что будет настаивать на ненасильственных действиях. «Мы никогда не будем призывать наших сторонников взяться за оружие, – пообещал он. – Это ответственность лидеров – не допустить насилия».

При этом Яшин заявил, что «мы за 12 лет не разбили ни одной витрины». Он признал, что среди оппозиционеров были сторонники более радикальных мер, призывавшие, например, во время массовых демонстраций занимать административные здания. Однако, по мнению Яшина, то, что «они остались на обочине протестов, свидетельствует о мудрости движения».

Корреспондент «Голоса Америки» спросил у молодого политика и профессионального политолога, защитившего диплом по методике организации уличного протеста, не считает ли он, что конфронтации с ОМОНом для определенной части протестующих могут стать самоцелью, отвлекающей от более широких целей, которые ставит перед собой демократическая оппозиция.

«Вы отчасти правы, – ответил Яшин, – но важно понимать, что мы на улицы выходим не от хорошей жизни и не потому, что любим получить дубинкой по голове, а потому, что в России не соблюдается 31 статья Конституции. Конечно, изменить ситуацию могут только массовые демонстрации с участием значительного числа людей. Это гораздо эффективнее, чем избитая группа оппозиционеров. Но мне кажется, что если бы не было “Стратегии-31” в России на протяжении последних нескольких лет, то, возможно, все эти массовые демонстрации случились бы не сейчас, а в отдаленной перспективе».

«Мне кажется, сам факт, что люди демонстрируют готовность бороться за свои гражданские демократические права в России даже ценой столкновений с ОМОНом или зачастую собственного здоровья – это очень важно, – продолжил политик. – Мы не хотим делать на этом акцент. У нас есть много содержательных предложений по реформам не только политическим, но и социальным и экономическим. Мы готовы это обсуждать. Но ситуация, когда приходится вести дискуссии с ОМОНом на площади – это вынужденная мера, и здесь ничего не поделаешь».

При этом Яшин не верит в то, что Путин «будет действовать, как Лукашенко или Каддафи – он не сумасшедший, и ему есть что терять». «Мы не желаем крови и не хотим революции, – заявил оппозиционер. – Мы – эволюционеры, и хотим, чтобы с уходом Путина началась трансформация России в нормальное демократическое государство».

Яшин заявил, что «нет смысла загонять Путина в угол», и выступил за предоставление определенных гарантий или амнистии действующему премьер-министру и его окружению, поддержав идею «воровского парохода» Андрея Пионтковского (согласно которой, после смены власти коррумпированные чиновники уплывут на пароходе в Лондон или «к гостеприимным песчаным берегам Сардинии»).

«Я не лукавлю, – заявил Яшин. – Амнистия для Путина и его окружения – приемлемая плата за переход от авторитаризма к демократии». При этом он самоуверенно добавил, что и сам Путин, несомненно, предпочтет судьбу польского генерала Войцеха Ярузельского участи президента Румынии Николае Чаушеску.
Однако политик не сумел дать четких ответов на вопросы о дальнейшем переустройстве российского общества и экономики, ограничившись лишь словами о «неизбежности смены собственников» и «новой приватизации».

«У Навального есть все основания претендовать на роль лидера»

При этом Яшин признал, что «замена Путина» на Алексея Навального или Бориса Немцова «не изменит систему». «Необходимы реформы, в результате которых президент перестанет быть царем-самодержцем», – подчеркнул оппозиционер.

Яшин призвал «создавать механизмы для контроля власти» и не «форсировать» решение вопроса о лидере оппозиции, сославшись на то, что «еще есть время» для того, чтобы определиться. По его мнению, лидер нужен будет, «когда будут свободные выборы», а сегодня «отсутствие лидера – это наша сила, а не слабость».

При этом Яшин потенциальным лидером оппозиции назвал Алексея Навального как «единственного, кто сумел сделать себе имя и стать политиком национального масштаба в путинскую эпоху». «Кроме Навального не так много людей, которые могли бы претендовать на роль лидера, особенно для молодого поколения», – констатировал он.

Отвечая на вопросы о «национализме Навального», Яшин призвал взвешенно оценивать эту фигуру.

«Навальный – человек правоконсервативных взглядов, и он всегда таким был, – сказал Яшин, заметив, что давно его знает. – Он не либерал, как я, но и не сторонник, скажем, Гитлера. Он – меньший националист, чем Ющенко или Саакашвили. Он даже не Ле Пен (Яшин не уточнил, имел ли он в виду нынешнего кандидата на пост президента Франции Марин ЛеПен или ее отца – М.Г.). Алексей – верующий человек, соблюдает пост, но он не мракобес».

Яшин признал, что он «никогда не договорится» с лидером «Левого фронта» Сергеем Удальцовым по экономике или с Навальным по вопросам иммиграции. Из его слов можно заключить, что единство оппозиции возможно лишь до тех пор, пока идет разработка правил политической игры. На данном этапе попытки жестко структурировать протестное движение будут контрпродуктивны, считает оппозиционер.

«Большинство участников протестов выходили на улицы за свободу и демократию, а не за конкретного лидера или политическую повестку дня», – констатировал Яшин. По его словам, рядовые демонстранты руководствовались принципом «делай, что должен, а дальше – будь что будет».

Яшин отказался делать какие-либо прогнозы, заметив, что «политика – это не математика, и нет какой-либо формулы, которая позволила бы предсказать взлеты и падения протестного движения». Задачу оппозиции на данном этапе он определил как «способствовать накоплению критической массы» протестных настроений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG