Линки доступности

Константин Ярошенко приговорен в США к 20 годам тюрьмы


Любовь Ярошенко - мать Константина Ярошенко.

Любовь Ярошенко - мать Константина Ярошенко.

Адвокат намерен обжаловать решение суда и добиваться возвращения пилота в Россию

В среду вечером федеральный суд в Нью-Йорке приговорил российского летчика Константина Ярошенко, признанного виновным в сговоре с целью контрабанды крупной партии кокаина, часть которого предназначалась для доставки в США, к 20 годам лишения свободы.

Прокуратура Южного округа Нью-Йорка требовала для Ярошенко лишения свободы сроком на 30 лет. Такой срок получил ранее проходивший по тому же делу нигериец Чигбо Питер Уме, но тот был признан организатором преступного сговора и к тому же был ранее судим в США за торговлю наркотиками.

Адвокат Ярошенко Стив Зиссу просил судью Джеда Рейкоффа вынести минимальный приговор, предусмотренный федеральным уложением по вмененному россиянину составу преступления – 10 лет заключения.

При этом адвокат сослался на «ограниченную роль» в Ярошенко в преступном сговоре, отсутствие судимостей в прошлом и добропорядочную репутацию обвиняемого, свидетельством которой стали приобщенные к делу письма не только родственников обвиняемого, но и депутатов Государственной Думы, генерального консула РФ в Нью-Йорке Андрея Юшманова, и других общественных деятелей.

Однако судья Рейкофф с самого начала дал понять, что эти письма, будучи «трогательными свидетельствами любви и уважения, которые снискал обвиняемый», смогут сыграть лишь ограниченную роль в его решении. «К сожалению, я должне сказать тем добрым людям, которые написали эти письма, что они не понимают американскую юридическую систему», – заявил он.

Судья пояснил, что авторы многих из этих писем утверждают, что Ярошенко не виновен, в то время, как его вина была «установлена вне всякого сомнения жюри присяжных заседателей, состоявшем из 12 американских граждан». При этом судья Рэйкофф подчеркнул, что Ярошенко – что бы он ни говорил сейчас – пользовался услугами отличного адвоката. (После того, как суд признал его виновным,

Ярошенко отказался от услуг адвоката Ли Гинсберга. При этом родственники летчика в России стали обвинять Гинсберга в недобросовестности). Судья также отметил, что жюри присяжных в данном случае доказало свою объективность, оправдав двух из четырех обвиняемых, проходивших по этому делу, африканцев Натаниэля Френча и Кудуфиа Мавуко.

«Результат исторических усилий»

Константин Ярошенко был арестован в конце мая 2010 года в Либерии и вскоре доставлен оттуда в США. По данным американской прокуратуры, россиянин согласился на предложение подельников-африканцев, в ряды которых были тайно внедрены агенты Управления по борьбе с наркотиками США (DEA), перевезти из Южной Америки в Либерию четыре тонны кокаина. Оттуда наркотики предполагалось перевезти в Гану с последующей доставкой части из них в Нью-Йорк.

Адвокат Зиссу не стал опровергать тот факт, что его подзащитный согласился перевозить наркотики, однако утверждал, что Ярошенко играл в преступном сговоре «незначительную роль».Судья отверг этот аргумент, ссылаясь на материалы дела.

Федеральный прокурор Прит Бхарара в заявлении, выпущенном после вынесения приговора, подчеркнул, что «Константин Ярошенко согласился играть ключевую роль в обширном международном заговоре с целью превращения Либерии в перевалочный пункт для распространения тонн кокаина».

«Однако, – продолжил федеральный прокурор, – его подельники не знали, что либерийские официальные лица, которых они пытались подкупить, работали рука об руку с Управлением по борьбе с наркотиками США. Сегодняшний приговор является результатом этих исторических усилий».

Среди официальных лиц, которых пытались подкупить подельники Ярошенко, был Фомба Сирлиф, сын президента Либерии, возглавляющий Национальное агентство безопасности страны.

Судья также отверг заявления адвоката о том, что Ярошенко не мог самостоятельно пилотировать самолет, и потому не обладал «особыми навыками», необходимыми для совершения вменяемого ему преступления. Судья Рейкофф подчеркнул, что «особые навыки» обвиняемого заключались в его знании того, как обойти таможенный контроль при организации авиаперевозок.

Прокуратура просила суд накинуть несколько лет Ярошенко за его попытки помешать «отправлению правосудия». Именно так охарактеризовало обвинение заявления россиянина о том, что он был жестоко избит после ареста в столице Либерии Монровии, на основании чего Ярошенко требовал закрыть дело против него.

Судья Рейкофф отверг это требование прокуратуры, заметив при этом, что заявления обвиняемого не подкреплены доказательствами – сделанные после ареста и его доставки в Нью-Йорк фотографии и медицинские свидетельства не зафиксировали каких-либо следов побоев.

«Если избиение имело место, то это было удивительное медицинское чудо, не оставившее никаких следов», – саркастически заявил судья.

Речь Ярошенко

Сам Константин Ярошенко, молчавший в течение всего судебного процесса по совету своего прежнего адвоката, взял слово в среду вечером и заявил, что «очень хотел обратиться к суду».

В сбивчивой, эмоциональной речи, длившейся около 45 минут, россиянин выразил сожаление в том, что «позволил втянуть себя в эту ситуацию» и заявил, что не знал, что американские законы распространяются на третьи страны. «Если бы я знал, что так получиться, я не стал бы даже играть в эти игры», – сказал Ярошенко.

Он повторил свое утверждение о том, что был избит после ареста в Монровии и попросил судью «детально разобраться в том, что происходило 28 – 30 мая», то есть сразу после его ареста и вообще после его прибытия в Либерию. По словам Ярошенко, там он 24 часа в сутки находился под охраной агентов DEA (хотя в то время он не знал, что те являются агентами), а когда пытался им жаловаться, те говорили, что «так надо».

Ярошенко сказал, что хорошо знаком с африканскими нравами и что пережил на этом континенте «не одну революцию» и знает, что там «каждое слово может стоить жизни». Поэтому, по его словам, он не проявлял героизма и делал то, что ему говорили. К тому же, по словам Ярошенко, выступавшего в суде по-русски с помощью переводчика, он плохо знает английский и часто не понимал, о чем шла речь в его разговорах с подельниками, записи которых стали уликами против него.

По словам Ярошенко, иногда, слушая эти записи в суде, он «сам себя слышал и не понимал, какую мысль я хотел выразить на английском языке».
Ярошенко подчеркнул, что всегда уважал законы тех стран, где ему довелось побывать. Он просил судью проявить милосердие «ради его семьи», которая, по его словам, «лишилась единственного кормильца». «Хотя правительство США заявляло, что я планировал перевести тонны кокаина, у меня нет денег», – заявил россиянин.

Указав на свою дочь, жену и мать, находившихся в зале суда, Ярошенко сказал, что близкие потратили все семейные сбережения на его адвокатов и поездки в Нью-Йорк, ради чего его престарелая мать продала квартиру-«хрущевку» в Ростове и теперь вынуждена ютиться на даче, где нет нормальных условий для проживания. По словам россиянина, сейчас в семье нет денег для того, чтобы отправить ребенка в школу, и на лечение, в котором нуждается его супруга Виктория.

«Господин судья, я прошу у вас милосердия. Не для себя, а для своей семьи», – завершил свое выступление Константин Ярошенко.

Слово матери

После выступления Ярошенко адвокат Стив Зиссу попросил судью предоставить слово матери обвиняемого. Однако судья отклонил эту просьбу, сославшись на то, что формат судебного заседания этого не предусматривает.

Не получив слово в зале суда, Любовь Ярошенко, мать обвиняемого, заявила русскоязычным журналистам на улице, что «спецагенты (дававшие показания против ее сына – М.Г.) обманули прокуратуру, судью, присяжных и народ Америки». «Мой сын в руках не держал ни грамма (кокаина – М.Г.)», – заявила она.

«Мне очень обидно и больно, – продолжила Любовь Ярошенко, – что там у нас (в России – М.Г.) – тишина и спокойствие. Я год и три месяца пытаюсь докричаться до наших чиновников: помогите, спасите моего сына. Но там глухая стена. Я надеюсь только единственно на (министра иностранных дел РФ – М. Г.) Лаврова Сергея Викторовича».

Любовь Ярошенко с горечью отметила, что сотни подписей в поддержку ее сына, собранные ею, не произвели впечатления на судью. «Я думала, что здесь демократия, – воскликнула семидесятилетняя женщина, – но здесь нет демократии. Я ничего не боюсь. Мне просто жалко моего сына. Он – гражданин России, золотой парень, который никогда ничего не совершал, а все эти (представленные в суде – М.Г.) пленки – это все ложь и провокации».

Позиция России

Адвокат Стив Зиссу заявил, что намерен добиваться нового процесса с тем, чтобы «доказать, что Константин не виновен». Однако супруга обвиняемого, Виктория Ярошенко, сказала после оглашения приговора, что у нее мало надежд на успех.

«Я сегодня убедилась, что нам бесполезно на что-то рассчитывать и верить, – заявила она. – Если у меня была хоть какая-то надежда на судью, на разум, на справедливость, на человеческое сострадание, то сегодня он просто заявил, что, может быть, вам это покажется жестоким, но я вам даю 20 лет. Мне кажется, что тут уже никакая аппеляция не поможет. Здесь поможет только Россия, если она его заберет отсюда – а потом уже будем разбираться, кто прав, а кто виноват».

Адвокат Зиссу подтвердил, что будет сотрудничать с российскими властями на предмет возвращения Константина Ярошенко на родину. Однако вице-консул РФ в Нью-Йорке Александр Отчайнов, следивший за ходом процесса, в своем заявлении для прессы не упомянул такой возможности.

Он сказал, что российская сторона «не ожидала столь жесткого приговора». Отчайнов также напомнил, что российский гражданин Ярошенко «был фактически похищен с территории Либерии и что, вопреки международным правовым нормам, российские власти не были своевременно и должным образом оповещены о его задержании».

По словам российского дипломата, процесс по делу Ярошенко «требует дополнительного анализа». «В дальнейшем генконсульство в частности, и Россия в целом, продолжат оказывать содействие в этой непростой ситуации нашему российскому гражданину, а также контролировать соблюдение всех его прав и законных интересов», – пообещал Отчайнов.

Адвокат: у россиян «есть основания возмущаться»

Стив Зиссу, беседуя с журналистами, подчеркнул, что вынесенный приговор – значительно ниже максимального, предусмотренного федеральным «Уложением о наказаниях», и с точки зрения судьи «вероятно, является справедливым». Однако, по его словам, у россиян «есть основания возмущаться тем, как обошлись с их соотечественником в данном случае».

Зиссу подчеркнул, что Ярошенко – «российский гражданин, который был задержан в Либерии, не имеяя никакого отношения к Соединенным Штатам, и отдан под суд в Нью-Йорке».

«Представьте себе, если бы по ордеру, выписанному российской прокуратурой, американский гражданин был бы арестован в третьей стране и отдан под суд в Ростове, – сказал адвокат. – Представьте, как бы возмущались американцы и как бы они требовали справедливости. Вот в чем дело. Америка не имела права арестовывать уроженца Ростова в третьей стране и судить его здесь».

Адвокат при этом отметил, что судья принял во внимание хорошие характеристики подсудимого и ходатайства россиян.

Судья Рейкофф, вынося приговор, отметил, что эти ходатайства «являются немаловажными», и что Россия заслуживает уважения за попытки сменить «советскую правовую систему более современной, обеспечивающей верховенство закона».

Однако, подчеркнул он, практика показывает, что для того, что бы защитить себя от «яда глобальной наркоторговли», Соединенные Штаты должны прибегать к суровым наказаниям, предусмотренными американскими законами.

Реакция российского МИДа

Между тем в четверг 8 сентября Министерство иностранных дел России заявило, что приговор суда Константину Ярошенко вызывает у него вопросы.

«Вердикт американского судьи, который приговорил российского летчика к 20 годам лишения свободы по обвинению в попытке контрабанды наркотиков в США, вызывает у нас самые серьезные вопросы», – заявил официальный представитель МИДа Александр Лукашевич.

Лукашевич сообщил, что Россия будет добиваться возвращения Ярошенко на родину.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG