Линки доступности

И начнет ли его разработку Южная Корея?

У каждой страны, обзаведшейся ядерным оружием, или вовремя от него отказавшейся, – сложная история отношений с атомом. Ядерные программы разрабатывали даже в Бразилии (в 1990-м секретная программа была официально остановлена) и в Швеции (на конференции по ядерной политике фонда Карнеги в Вашингтоне министр иностранных дел Карл Билдт сказал, что «в Швеции нет ядерного оружия, потому что военные сказали, что они принесут больше головной боли, нежели пользы»).

На Ближнем Востоке уже с десяток лет основной головной болью считается ядерная программа Ирана. Ядерная программа Израиля, который, как и Индия, не подписал договор о нераспространении ядерного оружия, как правило, не обсуждается американцами открыто – в Вашингтоне, по крайней мере публично, принимают израильскую концепцию «ядерной амбивалентности» . Однако на конференции фонда Карнеги был поднят вопрос об ядерной программе Израиля – и вероятности того, что ее наличие стимулирует развитие иранской программы.

Модератор дискуссии Дейвид Игнейшс из газеты «Вашингтон пост» спросил бывшего посла Израиля в ООН Дори Голда в чем смысл амбивалентности – она не принесла Израилю безопасности, так почему бы стране не стать хотя бы частью режима нераспространения ядерного оружия?

Голд напомнил, что даже пресс-секретарь Госдепартамента Виктория Нуланд, когда ей задали в свое время этот вопрос, ответила, что нынешняя обстановка на Ближнем Востоке не располагает к обсуждению этой темы.

«Нет смысла выдвигать инициативы, не имеющие связи с реальностью, – заметил Голд, возглавляющий в эти дни Иерусалимский Центр по общественным связям. – В регионе хаос, правительства сыплются – сейчас не время подписывать новые договоры. Даже если посмотреть на Египет, с которым у нас мирный договор, и замечательные отношения между армиями – чего не скажешь о том, что пишут об Израиле на арабоязычных сайтах “Братьев-мусульман”. Правительство Ливии с трудом удерживает страну под контролем, и после падения режима Башара Асада в Сирии я предвижу, что некоторые территории там будут неподконтрольны никому. Израиль – единственная страна, соседка которой в регионе угрожает уничтожить ее. И иранская военная ядерная программа – это не какая-то абстрация – в отчете МАГАТЭ говорилось о том, что они пытались разработать ядерную боеголовку. Так что позиция нашей страны уникальна – и Израиль сделает все, от него зависящее, чтобы эта угроза Ирана не была реализована. В каком мире вы требуете ядерного разоружения – в котором Северная Корея, подписав договор о нераспространении ядерного оружия, выкидывает инспекторов МАГАТЭ, а Сирия тайно строит реактор? Эту тему нужно будет обсуждать – но только после заключения мира с арабскими странами».

И это, добавил Голд, еще не учитывает угрозу «Аль-Кайды» на Ближнем Востоке, которая будут пытаться достать именно то оружие, которое международная общественность пытается запретить.

Что касается Ирана – израильский эксперт заявил, что его ядерная программа не имеет никакого отношения к его стране, но имеет прямое отношение к региональным амбициям Тегерана – именно поэтому столько арабских соседей выражают озабоченность прогрессом его ядерной программы.

Махмуд Карем, бывший посол Египта в Бельгии и Люксембурге, ныне – член Египетского совета по Внешним связям, заявил, что сегодня Израиль в гораздо лучшей ситуации в регионе, нежели в прошлом, что он является частью региона – и пришло время принимать серьезные решения.

«Ядерная амбивалентность Израиля не способствует укреплению безопасности в регионе, – заметил Карем. – О каком сдерживании может идти речь, против кого? Если ядерное оружие будет применено, куда ветер подует, тот и будет жертвой. Димона (где расположен один из израильских ядерных реакторов) стареет, и нам всем было бы гораздо спокойнее, если бы реактор находился под контролем инспекторов МАГАТЭ».

Египтянин заметил, что несмотря на неспокойную обстановку в регионе, конференция по обсуждению вопроса Ближнего Востока без ядерного оружия могла бы собрать представителей арабских стран, Израиля и Ирана – и принести немало пользы в процессе стабилизации региона.

На этом этапе Шахрам Чубин, эксперт из фонда Карнеги, заметил, что Иран вовсе не обязательно хочет присоединиться к подобным инициативам. Иранцы хотят, чтобы их приглашали на конференции, заметил он, но они рассматривают ядерное разоружение как ловушку.

«Ядерное разоружение кажется им нечестным, а соблюдение договора – крайне выборочным. Для них это вроде "разоружения безоружных"», – заметил политолог. – При этом Иран совершенно не стремится к прозрачности – они видят в амбивалентности усилителя своей позиции. Им совершенно не нужны новые обязательства – им хотелось бы сохранить статус-кво на грани ядерного прорыва – при этом так, чтобы их не атаковали».

Так что Ближнего Востока без ядерного оружия в обозримом будущем не предвидится. Впрочем, на корейском полуострове ситуация не намного лучше. Пхеньян рекомендовал иностранцам покинуть Южную Корею, а Госдепартамент США призывал воспринимать этот призыв без паники – Чунг Монг-Джун, парламентарий из Сеула (к тому же представитель династии основателей «Хендая»), заявил, что, вероятно, пришло время для Южной Кореи обзавестись своим собственным ядерным оружием.

Единственное, что оставило “холодную войну” холодной – было сдерживание, обеспечиваемое ядерным оружием, – заявил политик. – Дипломатия потерпела поражение. Мы не хотим выиграть эту войну – мы хотим предотвратить ее
«Единственное, что оставило “холодную войну” холодной – было сдерживание, обеспечиваемое ядерным оружием, – заявил политик. – Дипломатия потерпела поражение. Мы не хотим выиграть эту войну – мы хотим предотвратить ее».

По его словам, Южная Корея должна догнать агрессивную соседку – обязуясь остановить прогресс ядерной программы, если это сделает и Пхеньян. Правда, представители правительства Южной Кореи пока не делали подобных заявлений – США, главный союзник, явно отреагировали бы на это крайне негативно.

Монг-Джун высказал еще одно предложение: чтобы в качестве сдерживающего фактора военные силы США доставили на Корейский полуостров тактическое ядерное оружие – идея, которая тоже явно не найдет поддержки в Вашингтоне.

При этом эскалация воинственной риторики Северной Кореи не может не заставлять руководство в Сеуле задуматься, насколько надежной защитой сегодня являются американские гарантии.

Уверенность союзников США в распространяемом на них сдерживании также стала темой для обсуждения на конференции.

Брэдли Робертс, бывший заместитель помощника министра обороны США, заметил, что уверенность союзников в американской поддержке измеряется не ядерной политикой, а интенсивностью политического диалога с ними – как в Азии, так и в Европе и на Ближнем Востоке.

«Администрация Обамы много работает над укреплением политических связей с союзниками», – подчеркнул он.

Эксперт Польского института международных проблем Лукаш Кулеса сказал, что в центральной Европе по-прежнему рассматривают США как ключевого игрока в расширенном сдерживании.

«Когда мы говорим о сдерживании, мы не подразумеваем атаку России на территорию НАТО, – сказал он. – Но не исключено, что Россия решит проверить Запад, угрожая маленьким членам альянса. Нам следует сосредоточиться на предупреждении кризиса, чтобы было время применить меры по укреплению доверия».

Жири Шедиви, представитель Чехии в НАТО, поспешил нейтрализовать упоминание России: «Мы определяем сдерживание в обстановке непредсказуемости, и наше планирование обороны не основано на конкретном враге». К сожалению, заметил он, покуда в мире остается ядерное оружие – НАТО останется ядерным союзом.

Коджи Томита, заместитель главы японской дипломатической миссии в США, сделал комплимент американцам. Конфликты в его регионе не являются новыми, но сдерживание, обеспечиваемое США, не позволяет им вылиться в масштабный конфликт, сказал он, добавив, впрочем, что концепция стратегической стабильности не является данностью, и новые угрозы Северной Кореи и их растущие возможности в сфере запуска ракет и ядерного оружия требуют от соседей по региону адаптироваться к новой реальности – в том числе рассматривать, каким образом можно сохранить баланс при помощи конвенционального оружия.

«По моему ощущению, Северная Корея сейчас пытается добиться легитимации своего ядерного оружия», – сказал японский дипломат.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG