Линки доступности

Путешествие на Марс: кто желает в один конец?

  • Юрий Караш

Марс. Снимок получен при помощи телескопа «Хаббл», во время наиболее близкого прохождения Марса относительно Земли, в 2003 году

Марс. Снимок получен при помощи телескопа «Хаббл», во время наиболее близкого прохождения Марса относительно Земли, в 2003 году

Все более активно обсуждаются планы безвозвратной миссии на Красную планету

В конце 1950-х годов из динамиков радиоприемников жителей США, а вскоре практически всего мира полилась песня «One Way Ticket» («Билет в один конец»), почти сразу же ставшая шлягером. Ее написал американский композитор турецкого происхождения Нил Седака. В 1970 году ее впервые исполнил в Советском Союзе ансамбль «Поющие гитары». В русском переводе она, правда, называлась «Синяя песня», а потом – «Синий иней». Затем, уже в 1978 году британский ансамбль «Ирапшн» придал этой песне на Западе «второе дыхание».

«One Way Ticket» стала одним из гимнов поколения 1960-х -1970-х годов. Почему? Наверное, потому, что помимо красивой, ритмичной музыки она, при всей своей эстрадной легкости, невольно несла в себе глубокий философский смысл, отражала те внутренние искания, которые были свойственны поколению «Битлз», «Аполлона» и массовых антивоенных движений. Разве человеческая жизнь, это не «билет в один конец»? И кто может знать, что ждет тебя на «конечной станции», и что придется испытать и пережить по пути к ней?

Но, похоже, что ряд специалистов и ученых из разных стран готовы вполне конкретно ответить на этот философский вопрос, и ответ этот лежит за пределами нашей планеты.

Добрался до Луны и там живи и жди, пока корабль за тобой не прилетит с Земли

Впервые протоидея космического путешествия в один конец в виде экспедиции с отложенным возвращением была выдвинута еще в начале 1960-х годов во времена «лунной гонки» между СССР и США. Тогда президент Джон Кеннеди поставил на победу в этом соревновании престиж не просто космической отрасли и научно-технического потенциала США в целом, но всего американского государства. Несмотря на то, что программа «Аполлон» взяла «хороший старт», на первом этапе ее осуществления у НАСА не было 100-процентной уверенности в способности выиграть данную гонку. Чтобы гарантировать победу была выдвинута идея, позже оформившаяся в так называемый «Проект Пилигрим».

Вот, в чем он заключался: на Луну в автоматическом режиме садится обитаемый модуль. Несколько позже рядом прилуняется космический корабль с астронавтом на борту. Чтобы сэкономить время и средства на создание такого корабля, решено было построить его на базе уже испытанных «Меркуриев». Способности стартовать с Луны и вернуться на Землю, у этого корабля не было. Поэтому астронавт должен был перейти в уже находившееся на Луне пристанище и дожидаться, когда за ним прилетит полноценный, пилотируемый экипажем взлетно-посадочный модуль, создававшийся в рамках программы «Аполлон». Потом, когда в 1965 году стала осуществляться программа «Джемини», рассматривался тот же самый проект, но уже с использованием корабля типа «Джемини» вместо «Меркурия».

В этой связи невольно вспоминаются возражения, которые были у Президента АН СССР Мстислава Келдыша против «минимального» лунного пилотируемого проекта, предложенного Главным конструктором Сергеем Королевым. Согласно плану Королева, на Луну должен был сесть модуль лишь с одним космонавтом на борту, который после «прогулки» по Селене должен был вернуться на окололунную орбиту, где его ожидал космический корабль с напарником, и уже после этого лететь назад на Землю.

Возражения Келдыша носили не технический, а психологический характер. «Вы представляете, – спрашивал он, – вы один… на Луне?! Это же прямая дорога в психиатрическую больницу!». Но поскольку «Проект Пилигрим» так и не был осуществлен, проверить предположение Келдыша на практике не удалось.

Джеймстаун на Марсе?

Напомню: Джеймстаун – это первое постоянное поселение в Америке британских колонистов, основанное в 1607 году в местности, которая теперь входит в штат Виржиния. Именно там и пустила свои первые «ростки» страна, известная теперь, как Соединенные Штаты Америки. И, похоже, что некоторые ученые и предприниматели всерьез намерены перенести американский опыт на другие небесные тела.

Среди них – основатель и руководитель компании SpaceX Элон Маск. SpaceX – серьезное и успешное космическое предприятие, которое уже доказало свою состоятельность собственными силами разработав, построив и запустив к МКС первый частный корабль «Дракон». Но что еще более важно, эту компанию отличает инновационность и амбициозность проектов. Один из них – полет на Марс.

В 2011-2012 годах Маск заговорил о возможности осуществления пилотируемой экспедиции на Красную планету в течение ближайших 10-20 лет, что, по меньшей мере, на 15 лет раньше, чем это в настоящее время планирует сделать НАСА. Первоначально Маск намеревался осуществить это с помощью техники созданной его компанией – тяжелого варианта ракеты-носителя (РН) «Фалькон» и космического корабля «Дракон», модифицированного для посадки на Марс. При этом он полагал, что сможет продавать «билеты» на полет по маршруту Земля-Марс-Земля за сумму, не превышающую 500 000 долларов.

Однако дальнейшая проработка этого проекта внесла в него некоторые коррективы. Маск по-прежнему считает, что может доставить людей на Марс по цене 500 000 долларов за человека, но скорее всего лишь по маршруту Земля-Марс. По его мнению, по крайней мере, в ходе первой фазы колонизации Марса, полеты «туда и обратно» придется исключить, ограничившись полетами лишь «туда». Сделать это придется для того, чтобы удержать цену «билета» в районе полумиллиона долларов.

Как полагает Маск, к тому времени, когда население Земли достигнет численности 8 миллиардов человек (а это по прогнозу ООН случится к 2025 году), как минимум 100 000 из них будут готовы сменить постоянное место жительства с Земли на Красную планету. Но вначале речь будет идти лишь о 10 переселенцах, которые создадут ядро будущей колонии на Марсе. Вот им-то, марсианским «пионерам» и придется выстраивать свою жизнь с расчетом на то, что на Землю им, скорее всего, вернуться не удастся, по крайней мере, в обозримом будущем.

Разумеется, никто не говорит о том, что им придется жить в посадочных модулях типа «аполлоновских», рассчитывая лишь на те запасы воздуха, воды и продовольствия, которые они привезут с Земли. Еще до прилета на Красную планету первых колонистов туда прибудут установки для получения воздуха из марсианской атмосферы, состоящей в основном из углекислого газа, устройства для получения удобрения из грунта Красной планеты и добычи воды из ее подповерхностного льда.

Первопроходцы привезут с собой строительные материалы, из которых будут построены не только обитаемые жилища, но и оранжереи, где они станут выращивать свежие овощи и фрукты. Маск настаивает на том, чтобы «пионеры» были вегетарианцами, но делает это не столько из-за личных гастрономических предпочтений, сколько по вполне рациональной причине: выращивать салат и свеклу на другой планете значительно легче, чем коров и баранов.

«Марс Один»: с Землей навеки распрощаться, на Марсе чтоб обосноваться

Буквально неделю назад в мире произошел небольшой фурор. Его произвела до того мало кому известная голландская компания «Марс Один» (Mars One). Она обнародовала планы отправить в 2023 году первых колонистов на Красную планету в количестве 40 человек, которым суждено остаться там навсегда. Планы эти, по собственному признанию компании, она разрабатывала в «секрете» начиная с января 2011 года, и решилась придать их огласке лишь тогда, когда убедилась в их технической и финансовой осуществимости.

«Марс Один» совсем небольшая: 8 постоянных сотрудников, 15 советников и 6 так называемых «послов», которые доносят идеи «Марса Один» до мирового сообщества. В этих списках специалисты в области исследования космоса, физиологии, психологии, публицистики и культуры, но громких имен среди них нет. Большинство голландцы, но есть также представители США, Канады, Англии, Германии, Японии, Бразилии и Перу.

Что касается технического аспекта колонизации, то вот, что он из себя представляет. В 2013 году начнется отбор кандидатов в переселенцы. В следующем – постройка спутника связи и подготовка «миссии обеспечения». Спутник должен обеспечить связь колонистов с Землей, а «миссия обеспечения» доставить на Марс до прибытия туда людей 2,5 тонны груза, включая разного рода запасные части, солнечные батареи и «тысячу мелочей», необходимые для жизни на Красной планете. Большую надежду «Марс Один» возлагает на 3D принтеры, которые будут у колонистов. С помощью этих устройств они во многом смогут обеспечить себя необходимыми предметами и инструментами.

В 2016 году спутник связи будет выведен на околомарсианскую орбиту и в том же году на поверхность Марса опустится грузовой модуль с «миссией обеспечения». В 2018 году на Красную планету осуществит посадку ровер-разведчик, который должен отыскать на ней наиболее подходящее для высадки колонистов место. А в 2021 году подготовка к основанию первой колонии на Марсе вступит в свою заключительную стадию: планеты коснутся шесть посадочных «грузовиков»: два с жилыми отсеками, два с модулями жизнеобеспечения, один – с очередной «тысячей мелочей» и один – со вторым ровером на борту. Эти два ровера-робота в буквальном смысле слова «надуют» на Марсе «поселок», ибо жилые отсеки представляют собой надувные конструкции.

В 2022 году те же роверы-роботы завершат в поселке все работы по приведению установок для производства воды и воздуха в полную «боевую готовность». В том же году на околоземной орбите начнется сборка пилотируемого комплекса для полета на Марс, а уже в сентябре все того же 2022 года комплекс этот с четырьмя первыми колонистами на борту стартует к Красной планете, чтобы прибыть на нее в 2023 году.

Эта группа первопроходцев получила условное название «Марсианская команда один». Через два года на Красную планету прибудет также состоящая из четырех человек «Марсианская команда два», которая присоединится к первой. Ожидается, что за два года первая команда поработает на Марсе «засучив рукава», так что вторая команда сможет уже не тратить время на обустройство быта, а сразу включиться в работу по исследованию Красной планеты. Еще через два года на Красную планету прибудут еще четыре человека в составе «Марсианской команды три» и так каждые два года до тех пор, пока на Марсе не окажутся 40 землян.

Кто построит «Мэйфлауэр»?

Как и Джеймстаун, корабль «Мэйфлауэр» стал одним из символов колонизации Америки. На нем в 1620 году на побережье, которое теперь относится к штату Массачусетс, высадились 102 пилигрима. В проекте «Марс Один» тоже нужен свой «Мэйфлауэр», не говоря уж о «хижинах» – модулях для первых марсианских колонистов. Кто все это построит?

«Марс Один» приводит список семи компаний, согласившихся сотрудничать с ней. В этом перечне нет «тяжеловесов» типа «Боинга», «Локхида-Мартина», РКК «Энергия», Центра имени Хруничева, или «Ариан». Из наиболее крупных и известных – уже упоминавшаяся SpaceX, канадская MDA (спутники и электронное оборудование), и «Тале Алениа Спэйс» (также спутники и электронное оборудование). Именно эти «три богатыря» плюс еще 4 менее известных компании, занимающихся, в том числе разработкой систем жизнеобеспечения и логистическим обеспечением космических миссий, должны создать «Мэйфлауэр» и дома для колонистов.

Вопрос вопросов: сколько все это будет стоить? «Марс Один» называет сумму 6 миллиардов долларов за доставку на Марс первых четырех человек. Именно к такой цифре пришла компания после обсуждения затрат вместе со своими семью партнерами. В эту сумму входит разработка и постройка корабля и «хижин», включая расходы по полету на Марс и размещение на нем.

Колонизация, или шоу обреченных?

Но даже 6 миллиардов долларов нужно где-то взять. У компании «Марс Один» есть бизнес-план, осуществление которого, как полагают ее сотрудники, гарантированно поможет достать необходимую сумму. В основу этого бизнес-плана положено освещение СМИ Олимпийских игр. Телевидение и пресса тратят огромные средства на то, чтобы в реальном времени информировать зрителей и читателей о ходе соревнований.

Точно так же и с подготовкой колонистов, их полетом на Марс и жизнью там. «Марс Один» намерена освещать этот процесс по принципу 24/7/365, то есть круглосуточно и круглогодично. «Вообразите, – говорят ее представители, – это же все равно, что освещать в реальном времени экспедицию Колумба!». Действительно, какой телеканал, радиостанция, или газета откажутся от такой возможности. В этой связи можно вспомнить, что еще в конце 1990-х годов американский режиссер Джеймс Камерон предлагал вложить 3 миллиарда долларов в марсианскую миссию за право ее эксклюзивного освещения, включая подготовку к старту, полет до Марса и обратно.

Подобное «шоу за стеклом» не означает, что у переселенцев не будет на корабле, а после в модулях на Марсе места, где они могли бы укрыться от объективов телекамер, но как подчеркивают сотрудники «Марс Один», колонисты должны понимать, что за такую возможность, как стать первыми на Красной планете, им придется пожертвовать частью личного пространства.

А кому придется жертвовать? «Марс Один» набирает кандидатов со всего мира. Основные требования: быть в возрасте 18+ лет и иметь хорошее физическое и психическое здоровье. Желательно иметь хотя бы базовые знания английского и конечно быть готовыми пройти восьмилетнюю подготовку к запланированному на 2023 год старту на Марс. Предпочтение отдается тем, кто отличается стойкостью, креативностью, способностью адаптироваться к различным ситуациям, любознательностью и мастерством «на все руки».

А что думает академическая наука?

В 2010 году западными учеными (в основном американскими) был подготовлен и опубликован почти 1000-страничный сборник под названием: «Пилотируемая экспедиция на Марс: колонизируя Красную планету». Не обошли его авторы и возможность отправки на Марс переселенцев без перспективы возвращения на Землю. Вот какие, по мнению ученых, есть «плюсы» у этого варианта:
  1. Снижение риска по сравнения с возвратной миссией. Людям не нужно будет снова подвергать себя риску многомесячного перелета, включая небезопасные старт и приземление.
  2. Снижение на 80% стоимости миссии в один конец по сравнению с возвратной.
  3. Отсутствие необходимости вновь адаптироваться к многомесячной невесомости в условиях полета Марс-Земля, а также к земной гравитации после пребывания на Марсе.
  4. Максимальное стимулирование и использование возможностей колонистов по освоению Марса, ибо им придется рассчитывать лишь на его ресурсы.
  5. Закрепление у человечества приверженности колонизации Марса, а в более широком смысле – космического пространства.
Авторы исследования полагают, что при существующих технологиях обслуживаемая роботами база на Марсе может быть создана в течение ближайших 20 лет, а вскоре после этого – и обитаемая.

«И где же вы этих безумцев сыщете, что сами на смерть пойдут?»

Этот вопрос задал в фильме «Земля Санникова» промышленник Перфильев географу и исследователю Ильину, когда тот убеждал его профинансировать экспедицию на поиски этой земли. О том, что открытие и освоение новых территорий дело опасное говорит и опыт Джеймстауна. Через два года после того, как первые британские переселенцы основали в 1607 году колонию в Америке, численность колонистов достигла 500 человек, но к 1610 году их количество сократилась до 61. Остальные умерли от голода и болезней.

Авторы вышеупомянутого сборника «Пилотируемая экспедиция на Марс» признают, что ожидаемая продолжительность жизни колонистов на Красной планете будет заметно сокращена по сравнению с той, которая у них могла бы быть на Земле, и вряд ли превысит 20 лет. Поэтому отправлять на Марс, полагают они, нужно людей старше репродуктивного возраста.

Но главное даже не это. Основная проблема в планировании первой на Марсе постоянной колонии, члены которой не смогут вернуться на Землю, заключается в психо-эмоциональном аспекте данного предприятия.

Все за «немного зелени»

У этого аспекта есть две стороны. О первой сказал Сэм Гиббс, сотрудник британского научно-технического сайта Gizmodo UK: «Чтобы отправиться на Марс в один конец нужно либо всей душой ненавидеть Землю, либо не иметь на ней ничего такого, что могло бы удержать». Зададим теперь себе вопрос: что это за люди, которые по какой-то причине «всей душой ненавидят» свою родную планету, или у которых нет никакой привязанности к ней? Возьму на себя смелость предположить, что это либо реальные, либо потенциальные клиенты, если не психиатров, то психотерапевтов. И если даже такие люди прилетят на Марс, то какие отношения сложатся у них в тесном и немногочисленном коллективе себе подобных?

Ну а вторая сторона – это «колумбовская». Предположим, что на Красную планету отправятся сильные телом и духом исследователи, готовые встретиться лицом к лицу с любыми трудностями и опасностями ради великого дела расширения среды обитания человечества за пределы Земли. Но при этом они все равно останутся детьми своей планеты. У американского писателя-фантаста Фредерика Брауна есть рассказ «Немного зелени». Он повествует об астронавте по имени Макгэрри, корабль которого потерпел аварию на планете Крюгер-3.

На этой планете, чем-то весьма похожей на Марс, есть все условия для жизни. Нет только одного – зеленого цвета. Вокруг все красное – почва, растительность, огромное темно-красное солнце, пылающее в фиолетовом небе. Мечта астронавта – увидеть хоть немного зелени, которая ассоциируется у него с Землей. Эта мечта в течение тридцати лет (хотя ему казалось, что прошло только пять), дает ему силы искать в джунглях Крюгера-3 обломки другого корабля, когда-то тоже потерпевшего крушение на этой планете. Макгэрри надеялся, что сможет найти какие-нибудь сохранившиеся приборы, которые сможет установить на своем изрядно поврежденном корабле и улететь назад, на Землю.

На плече у астронавта сидит созданное его воображением существо по имени Дороти. Он периодически с ней разговаривает, чтобы не сойти с ума от одиночества. «Да, Дороти, Земля – единственная планета, на которой стоит жить! Зеленые поля, зеленые луга, зеленые леса... Знаешь, Дороти, если мне удастся вернуться на Землю, я больше никогда не покину ее. Построю себе хижину в дремучем лесу. Но нужно будет выбрать полянку, где почти нет деревьев, и где бы могла расти трава. Зеленая трава! И хижину я тоже покрашу в зеленый цвет».

Неожиданно в небе Крюгера-3 появляется корабль. Макгэрри подает ему сигнал из лучевого пистолета и о чудо! – тот его замечает и совершает посадку рядом с ним. Из него выходит астронавт в звании лейтенанта. Его зовут Арчер. Разумеется, он тут же соглашается увезти Макгэрри. Пока двигатель корабля остывает, Арчер рассказывает ему, что тот другой корабль, обломки которого искал Макгэрри, разбился на самом деле не на Крюгере-3, а на Крюгере-4. Но это не самые плохие новости. Хуже всего то, что Земля погибла в результате космической катастрофы. Правда, все земляне успели переселиться на Марс. Туда же он предлагает отвезти и Макгэрри.

Макгэрри отказывается поверить в услышанное. Он распыляет своим лучевым пистолетом сначала Арчера, потом ракету, предпочитая, чтоб все этого оказалось лишь дурным видением. На его плече снова сидит Дороти и он продолжает вместе с ней искать в джунглях Крюгера-3 обломки другого корабля, чтобы починить свой и улететь на нем на Землю…

В песне «Билет в один конец» есть такой куплет:

Где-то город стоит удаленный
Там отель есть разбитых сердец
Сам за глупость собой непрощенный
В нем слезами зальюсь наконец…

И именно это – слезы за непростительную глупость навсегда покинуть родную планету могут стать главным препятствием, которое помешает «безвозвратным» колонистам прижиться на Марсе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG