Линки доступности

Наиболее коррумпированными россияне считают чиновников и полицейских

Международная организация Transparency International опубликовала 9 июля результаты исследования «Барометр мировой коррупции за 2013 год». Исследование глобальное – как сообщает организация, в рамках его проведения было опрошено 114 270 человек в 107 странах, и подобный документ готовится этой общественной организацией по борьбе с коррупцией уже в восьмой раз.

Кто тут самый коррумпированный?

Исследователи Transparency подготовили данные опросов по многим странам, включая Соединенные Штаты и Россию. Любопытно, что и в США, и в России люди примерного одинакового мнения о том, насколько коррумпированы представители политических партий (в США считают партии коррумпированными 76 % опрошенных, в России – 77%) и представители масс-медиа (58% – США, 59% – Россия).

Однако выводы о коррумпированности основных государственных и социальных институтов, без которых нормальное функционирование страны невозможно, в двух странах кардинально расходятся. В США в коррумпированности полиции уверены 42% опрошенных, в России – 89%. Хуже, чем в полиции, по мнению россиян, обстоят дела только в сфере госслужбы – ее считают коррумпированной 92%, в Штатах – 55%.

Жители России полагают, что недалеко от полиции ушли суды (84%) и избираемые органы власти (83%). В США результаты по этим позициям – 42 и 61 процентов соответственно. Самыми некоррумпированными россияне считают религиозные (40%) и неправительственные (45%) организации. В Соединенных Штатах наиболее «чистые» – это НПО (30%), военные (30%), а также система образования (34%).

Может ли общество побороть коррупцию?

Драматическое различие состоит и в том, насколько граждане России и США считают себя способными противостоять коррупции и побеждать ее. В России 56% опрошенных говорят, что граждане не способны повлиять на уровень коррупции в стране, 44% – думают, что способны (при этом, лишь 7% в этом твердо уверены). В Соединенных Штатах в способности граждан влиять на уровень коррупции уверены 76%, из них 26% уверены в этом твердо.

При этом в России, как говорят представители Transparency International, характерна, несмотря на удручающие показатели, весьма позитивная динамика. По данным последнего исследования, 86% россиян готовы сообщить о факте коррупции, тогда как три года назад об этом говорили только 52% респондентов. Кроме того, как сообщается в докладе, россияне практически разуверились в возможности того, что сама власть способна побороть коррупцию. Опрос, как рассказывают представители Transparency International, проводился с сентября 2012 по март 2013 года, то есть в то самое время, когда в России было возбуждено несколько громких уголовных дел, в частности, связанных с коррупционным скандалом в Министерстве обороны. Несмотря на эти дела, уровень оценки мер власти по борьбе с коррупцией как «эффективных» в России упал с 18% в 2010 году до 5% в нынешнем.

Из-за коррупции дорожает еда

На пресс-конференции в Москве, знакомя журналистов с содержанием исследования, заместитель директора центра «Трансперенси Интернешнл – Россия» Антон Поминов сообщил, что коррупция существенным образом влияет на ценообразование, в том числе в сфере продовольствия. «До трети стоимости пакета молока, которую мы платим в магазине, может уйти в карман людям, которые не имеют отношения к производству молока», – сказал Поминов. По его словам, исследования рынка продуктов показали, что «производители вынуждены идти на какие-то неформальные сделки с местными властями, регулирующими органами или еще с кем-то». «Производитель не может работать себе в убыток, он вынужден перекладывать издержки на потребителя», – отметил один из руководителей «Трансперенси Интернешнл – Россия».

О том, что означают для российского общества результаты опроса, в интервью Русской службе Голоса Америки член правления «Трансперенси Интернешнл – Россия», профессор Высшей школы экономики Юлий Нисевич.

Данила Гальперович: Как меняется в российском обществе уровень терпимости к проявлениям коррупции?

Юлий Нисневич: Негатив накапливается, это видно по многим показателям и по оценкам, которые ухудшились за последние три года. Пока граждане готовы к опосредованным действиям: подписать петицию, сообщить о чем-то публично – да, а к более решительным действиям – пока нет. Но, как я уже сказал, негатив накапливается.

Д.Г.: В чем разнится российская картина коррупции с общемировыми тенденциями?

Ю.Н.: Это достаточно наглядно: например, в России более всего коррумпированными считают госслужащих, а по общемировым оценкам наиболее коррумпированными называются политические партии. Это различие объяснимо и очень интересно: во всех, если можно так сказать, нормальных странах люди считают, что власть является производной от политических партий и, соответственно, больше всего претензий предъявляют им. У нас, в России, люди считают власть производной от госслужащих и полиции, и они у нас на первых двух местах по коррумпированности.

Д.Г.: То, что в России люди гораздо меньше, чем в США, уверены в том, что коррупция поддается общественному воздействию – что это означает?

Ю.Н.: Есть страны, где основой функционирования всего является конкуренция, в самом широком смысле – общественная, деловая, политическая. А есть страны, в которым основным двигателем всех процессов является коррупция. Россия относится ко второй группе. Но при этом, если власть в России будет игнорировать тот рост, о котором я сказал вначале, то возможен взрыв недовольства по отношению к власти, и лозунгом этого взрыва будет борьба с коррупцией. Ведь это общественное зло воспринимается людьми как наиболее яркое проявление социальной несправедливости.

Д.Г.: А разве сами граждане не участвуют в коррупции?

Ю.Н.: Вот это, как раз, то направление, в котором сейчас работает российская пропагандистская машина – распространение мнения о том, что сами граждане виноваты в коррупции, и что она как явление возникает там, где эти граждане общаются с милиционерами, кем-то еще, в общем, пытаются решить что-то для себя лично. Низовая коррупция существует, но это система заставляет людей играть в эти игры. Как только какая-то услуга в дефиците, всегда найдется тот, кто захочет заплатить, чтобы ее получить. Но кто виноват – тот, кто платит, или тот, кто создает дефицит оказания услуг?

По просьбе Русской службы «Голоса Америки», полученные социологами данные прокомментировал директор Института европейских, российских и евразийских исследований при университете Джорджа Вашингтона Роберт Орттунг:

«Из этой информации можно сделать два вывода, – сказал он. – С одной стороны, 79% россиян считают, что коррупция – серьезная проблема. В то же время, 45% жителей России уверены, что они могут повлиять на сложившуюся ситуацию.

Судя по этим цифрам, можно предположить, что все те усилия, которые на протяжении 13 лет Путин прилагал, чтобы построить государство, не показали больших результатов: все, что он построил, – общественные институты-пустышки, пронизанные коррупцией. Новые данные соотносятся с исследованием Левады-Центра двухлетней давности, которое показало схожие цифры тех, кто считает, что коррупция – главная проблема. Получается, что ничего не изменилось, несмотря на различные госпрограммы по борьбе с коррупцией.

Данные показывают, что люди думают, что они могут повлиять на масштабы коррупции, что, в свою очередь, говорит о том, что гражданское общество стало более активным, не привлекая к себе внимания. Например, в 2008 году, по результатам опроса общественного мнения, проведенного Левада-Центром, 87% населения России считали, что они никак не могут повлиять на политические процессы в стране. Очевидно, что политический процесс и коррупция – разные области гражданской активности. Но я думаю, что большинство считают, что они тесно связаны. Относительно больший оптимизм среди населения говорит о том, что эта проблема может стать центральной в политической борьбе в будущем».
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG