Линки доступности

«Снимать на поражение»: вторых дублей не будет


Постер к фильму «Снимать на поражение»

Постер к фильму «Снимать на поражение»

Молодой кинорежиссер из Минска снял художественный фильм с бюджетом в 2 700 долларов

Кирилл Нонг – коренной минчанин с вьетнамскими корнями. Учился в средней школе с углубленным изучением английского языка. Увлекся кино с девятого класса. Именно тогда он купил себе первый фотоаппарат, который мог снимать видео. К окончанию школы Кирилл был уже известным – в масштабах школы – режиссером: его игровые ролики пользовались успехом.

Но окончив среднюю школу, Кирилл не чувствовал в себе готовности к фундаментальному образованию. Раздумав поступать в Белоруссукю академию искусств, он полгода проучился в частном вузе, по специальности «продюсирование», и уехал в США.

Учеба в Нью-Йоркской киноакадемии (New York Film Academy) серьезно повлияла на Кирилла. Вернувшись в Минск, он решился на невероятное предприятие – самостоятельно снять полнометражный художественный фильм.

Собрав круг единомышленников, Кирилл приступил к работе. Трейлер, который молодой режиссер выложил в Интернет после нескольких месяцев съемок, стал небольшой сенсацией. Мало кто верил, что автору ролика всего 22 года, что кино снято на фотокамеру и что съемки проходили исключительно в Минске. Высокое качество HD-картинки, вертолетные съемки, перестрелки, автомобильные погони, драки и лихо закрученный сюжет.

Кадр из фильма «Снимать на поражение»

Кадр из фильма «Снимать на поражение»



Фильм «Снимать на поражение» хронометражем в 48 минут, который автор выложил на своем персональном сайте для открытого просмотра, породил еще больше вопросов, которые корреспондент Русской службы «Голоса Америки» решил задать режиссеру.

Андрей Васильев: По сюжету «Снимать на поражение», трое молодых людей захотели снять остросюжетный шпионский триллер. Сюжет автобиографичен?

Кирилл Нонг: Как только фильм начал вырисовываться, когда мы его уже сняли, я понял, что многие элементы в фильме, совпали с настоящей жизнью, с тем, что происходило с нами в реальности. И это не удивительно, потому что в процессе написания сценария, я опирался на собственные переживания. И получается, в какой-то степени мы сняли фильм про самих себя.

А.В.: Бюджет фильма составил 2700 долларов. Как удалось снять полноценный фильм на такую небольшую сумму?

К.Н.: Вышло вообще изначально 2500, но еще двести долларов пришлось доплатить за элементы монтажа и озвучку. Вообще, мне иногда обидно, что эту сумму все обсуждают даже больше, чем сам фильм…

А.В.: Но согласитесь, что сопоставление бюджета и результата – один из критериев оценки продукта…

Все заведомо знали, что этот фильм снимают студенты. И все понимали, что эти студенты не будут располагать большими деньгами. Так как в этом фильме задействованы только я и мои друзья, стояла задача: имея минимум, получить максимум
К.Н.: Да, это так. Вот вы спрашивали, где я взял деньги? После возвращения из США, два с половиной года я снимал рекламные ролики. Накопил три тысячи долларов…

А.В.: То есть, триста долларов у вас еще остались?

К.Н.: Да, но я уже их потратил, к сожалению! (Смеется). Однако, как продюсер, я должен заметить, что у этого фильма, по сути, не было бюджета. Фильм снимался не на тех условиях, на которых работают профессиональные киностудии. Все заведомо знали, что этот фильм снимают студенты. И все понимали, что эти студенты не будут располагать большими деньгами. Так как в этом фильме задействованы только я и мои друзья, стояла задача: имея минимум, получить максимум. И многие люди пошли мне навстречу – им было интересно мне помочь, интересно было увидеть, что из этого получится.

Например, мне помогла белорусская компания, которая бесплатно предоставила мне профессиональное осветительное оборудование и за символическую плату, операторский кран. Их поддержка была очень важна для меня. Они видели мои предыдущие работы, и видели сценарий фильма. И это сыграло ключевую роль.

Рабочий момент на съемках фильма

Рабочий момент на съемках фильма



Половина всех средств ушла на озвучку. Еще в процессе фильма я понял, что я не могу позволить себе специального человека, который бы записывал звук прямо на съемочной площадке. Да и хотелось проконтролировать качество звучания исключительно на монтаже. На одной из студий мне дали очень приличную скидку. И в течении трех месяцев, мы «с нуля» переозвучили весь фильм.

А вот относительно «полноценности» фильма – я все-таки считаю, что он не совсем полноценный. Он хотя и является полнометражным с технической точки зрения, но с художественной… Зритель привык уже, что полнометражный фильм длится полтора часа. И конечно я понимал, что эта картина не дотягивает до того, каким мы привыкли видеть полноценный фильм. Но так как фильм был предназначен для свободного распространения в интернете, меня такой формат устраивал.

А.В.: А не было соблазна добавить еще полчаса к фильму и сделать его полноформатным?

На вертолете мы полетали буквально 20 минут. Я потратил очень много времени на подготовку – у меня было конкретное видение этой сцены и мы успели все снять буквально с трех заходов. Это нам стоило как оплата «прогулки на вертолете» – 150 долларов.
К.Н.: Конечно, было огромное количество предложений, но я понял, что это не совсем правильно, потому что я уже изначально придумал этот фильм, как сценарист. И я уже снял его, как режиссер. То есть это уже рассказанная история, и любые добавления будут уже лишними элементами.

А.В.: Многих зрителей впечатлили сцены с работой спецназа и вертолетные съемки…

К.Н.: На вертолете мы полетали буквально 20 минут. Я потратил очень много времени на подготовку – у меня было конкретное видение этой сцены и мы успели все снять буквально с трех заходов. Это нам стоило как оплата «прогулки на вертолете» – 150 долларов. Конечно, мы долго прикрепляли камеру, да и пилот пошел нам навстречу – потому что весь процесс должен был пройти с соблюдением требований безопасности полетов.

Кирилл Нонг во время съемочного процесса

Кирилл Нонг во время съемочного процесса



А то, что касается «спецназа», то это белорусская страйкбольная команда, которую я нашел на специализированных форумах в Интернете. Я оставил там сообщение, где подробно описал, что мне нужно. И уже через пару недель со мной связались ребята-страйкболисты, у которых была вся необходимая амуниция. Им было интересно поучаствовать в этом проекте.

А.В.: Как вы умудрились все снять на обычную фотокамеру?

К.Н.: Лет пять назад произошла настоящая революция. С появлением зеркальных фотокамер, способных снимать видео, люди поняли, что за относительно небольшую сумму, они могут себе позволить аппарат, который может выдавать качественную картинку. Я видел большое количество работ, которые просто восхитительны по своему качеству. Да и потом, 80% качества картинки это, конечно же, оператор.

А.В.: Фильм доступен для открытого просмотра. Он с самого начала задумывался, как некоммерческий проект?

К.Н.: Изначально я и задумывал его для общего просмотра. И успех трейлера убедил меня в правильности моих действий. Все равно, этот фильм не дотягивает до прокатного стандарта, хотя бы по хронометражу. Конечно, интернет-аудитория всегда была прогрессивной – я на это и рассчитывал. Самое главное для меня, это оценка зрителей: что получилось, а что нет? Этот фильм был сделан исключительно ради портфолио. Я не исключаю, что мой будущий проект будет сделан по таким же принципам.

А.В.: Вы учились в New York Film Academy, в фильме «Снимать на поражение» заметен ряд приемов, характерных для так называемой «американской школы» кино. Как учеба в США повлияла на то, что вы делаете?

К.Н.: Программа, по которой я учился, называлась One Year Filmmaking Program. Основное направление – режиссура, но при всем при этом, нас параллельно обучали всем остальным отраслям видеопроизводства. Нас обучали монтажу, операторской работе, звукозаписи, сценарию, работе с актерами – то есть, самым необходимым вещам. И это очень важно для любого режиссера, потому что он должен понимать, как работают остальные люди.

Было очень интересно! Потому что учеба проходила на практике – такова основная идеология киноакадемии. На самом деле, учеба происходит именно в работе именно тогда, когда человек работает, что-то снимает, когда он совершает ошибки и на них учится.



Очень трудно выразить словами, какую роль сыграли для меня учеба, жизнь и работа в США. Я с нуля начал выстраивать для себя понятия о том, как должно делаться кино, какие должны быть мысли в голове. Буквально в первое полугодие я купил себе камеру, пришлось потратиться, конечно. И решил нарабатывать себе портфолио. К окончанию моей годичной программы, вместо десяти фильмов, которые я должен снять как режиссер, я снял около тридцати.

Главное, что я получил от этой учебы – знакомства с ребятами со всего мира. Я понял, что у каждого из них свое видение и свой подход к фильмам.

В процессе учебы, а впоследствии и в процессе работы – по предложению киноакадемии я остался еще на полгода поработать по специальности – у меня появилась идея поработать в Беларуси. Мне было интересно, что же у меня, в конечном итоге, выйдет. И в августе 2010 года я вернулся в Минск.

А.В.: Как ваши американские преподаватели отзываются о вашей работе?

К.Н.: Буквально день назад я закончил работу над английскими субтитрами фильма, и теперь, наконец, смогу показать мою работу своим преподавателям. Да и всей англоязычной публике. Но многие мои друзья по академии уже видели этот фильм, он всем очень понравился. Для меня очень важно – что мне скажут ребята. Фильм у меня не очень-то разговорный, поэтому многие поняли идею, не вдаваясь в смысл диалогов. Прежде всего, оценивали качество съемки, монтажа, операторской работы и режиссерский подход.

А.В.: Что подверглось наибольшей критике?

К.Н.: Подверглось критике самое главное – режиссура и сценарий. Это такие вещи, которые нужно очень долго развивать. Тратить очень много времени и сил.

Отзывы были разные. Я ведь делал развлекательный фильм. Этой продукции сейчас очень мало на белорусском рынке. Поэтому многим показалось, что фильм несодержателен с точки зрения посыла к зрителю. Я учитываю все мнения, они для меня очень важны.

А.В.: Связываете ли вы свою будущую деятельность с США?

К.Н.: Конечно, я хочу еще поучиться. Я не решил еще, где именно, но не исключаю, что могу вернуться обратно в Нью-Йоркскую киноакадемию. Пока я молодой, пока еще у меня нет высшего образования, и конечно, хочется учиться, пока есть возможность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG