Линки доступности

Женщинам нелегко добиться признания в мире науки

  • Анна Кинг

В нынешнем году Нобелевской премии в области науки были удостоены три женщины – Элизабет Блэкберн и Кэрол Грайдер – по физиологии и медицине и Ада Йонат – по химии. Впервые в истории вручения этой престижнейшей награды в области науки лауреаток оказалось несколько – и этот факт демонстрирует более заметную роль и успех женщин в науке. Однако в некоторых научных отраслях – например, в ядерной физике, женщины-ученые практически не встречаются.

На минувшей неделе в городе Кенневик, штат Вашингтон, проходила всемирная конференция ученых, занимающихся исследованиями радиоактивных веществ. В ее работе участвовало более двухсот пятидесяти человек, большинство из которых были кандидатами и докторами наук. Практически все они были мужчины.

Одним из главных докладчиков конференции была геохимик Деб Столикер, вызвавшая высокий интерес коллег. Но в то же время, как утверждают другие участницы встречи, женщинам до сих пор нелегко добиться признания в мире науки, где доминируют мужчины. Столикер является всего лишь исключением из правил.

Например, в Тихоокеанской северо-западной национальной лаборатории в городе Ричланд, штат Вашингтон, женщины составляют менее четверти от общего числа сотрудников, и очень немногие заняты в сфере изучения радиоактивных элементов.

Профессор социологии в Университете Florida Gulf Coast Крис ДеВелде изучает причины столь незначительного присутствия женщин в науке. Именно такие области знаний, как математика, инженерия и наука, дают базу для принятия в наше время глобальных социальных решений, отмечает она, и в этих отраслях явно недостает женщин-ученых.

Профессор ДеВелде указывает на то, что перед женщинами на пути в науку стоит множество препятствий. ДеВелде провела десятки бесед с женщинами до тридцати лет, завершающими учебу в аспирантуре, которые рассказали ей, что их желание сделать научную карьеру противоречит желанию создать семью.

Иными словами, тот возраст, когда они могут многого добиться в научной деятельности, совпадает с идеальным возрастом для деторождения. Кроме того, система поддержки женщин-ученых на рабочем месте находится на низком уровне. Редко при научно-исследовательских институтах или лабораториях можно найти недорогие детские ясли. Да и устроиться обратно на работу после нескольких лет, проведенных дома с детьми, весьма нелегко.

Существуют, правда, и другие обстоятельства, мешающие женщинам-ученым в устройстве личной жизни. Возьмем, к примеру, Джен Фишер, привлекательную женщину тридцати с небольшим. Джен охотно делится подробностями своих исследований с коллегами – о том, как радиоактивные частицы прикрепляются к бактериям и перемещаются в пространстве. Однако трудно найти мужчину, которого не устрашат ее познания в науке. «Если мне кто-то нравится, – говорит Фишер, – на вопрос: чем я занимаюсь, я отвечаю – наукой и немного рассказываю о своей работе. Если же мужчина пьян или надоедлив, я говорю, что я – микробиолог-специалист по радионуклидам и занимаюсь транспортно-сорбционными исследованиями. Это обычно срабатывает, и поклонник исчезает сам».

Вдохновляющий ее идеал женщины-ученой Фишер нашла в образе Марии Кюри, которой в начале прошлого столетия первой удалось успешно выделить чистый радий, за что ей была присуждена одна из первых Нобелевских премий по физике.

И тем не менее, надо отметить, что число женщин-ученых, добивающихся успеха и признания, в наше время неумолимо растет. Растет и количество Нобелевских наград, присуждаемых им за научную работу. Университеты, научные ассоциации и правительства многих стран мира прилагают усилия к тому, чтобы число это продолжало расти и далее.

XS
SM
MD
LG