Линки доступности

Запад ждет реальных действий от России


Запад ждет реальных действий от России по деэскалации ситуации в Украине. Ситуацию обсуждаем с политологом Дмитрием Орешкиным.

Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил: «Мы пока воздерживаемся от оценок и объясняем, что для понимания позиции Путина необходимо внимательно следить за действиями российской армии. Мы поддерживаем позитивные заявления, но сейчас крайне важно, какие действия предпримет российское правительство для деэскалации ситуации».

Ведущий Алексей Березин: Здравствуйте. В эфире интерактивная программа Русской службы «Голоса Америки» «Поделись!». Мы обсуждаем последние события общественно-политической жизни, которые попали в ваше поле зрения – в поле зрения пользователей социальных сетей. С вами в студии на Индепенденс-авеню в Вашингтоне Алексей Березин.

Верхняя палата российского парламента в среду проголосовала за отмену предоставленного президенту Владимиру Путину права на использование армии для вторжения в Украину. Против был только один законодатель, и Валентина Мотвиенко, которая вела заседание, даже усомнилась в том, не ошибка ли это. Законодатели считают, что этот шаг и голосование следует рассматривать как акт доброй воли, призванный способствовать процессу мирного урегулирования в Украине.

Впрочем, сразу после акта доброй воли со стороны некоторых законодателей прозвучали угрозы. Так, сенатор от Крыма Ольга Ковитиди процитировала песню о Каховке из кинофильма 1935 года «Три товарища». «Мы мирные люди, и наш бронепоезд стоит на запасном пути», – сказала политик, немного переврав цитату. При этом она подчеркнула, что «властям Украины следует это не забывать».

Кроме этого, законодатели выразили готовность в любой момент, если это понадобится, вновь предоставить президенту Путину право на ввод войск в Украину. Как отмечают некоторые эксперты, законодателям не стоит себя утруждать. Если президенту России и понадобится вводить войска куда-либо, он может это сделать и без их решения.

Таким правом Совфед сам наделил президента России еще в 2009 году, когда президентом был Дмитрий Медведев, и это право досталось Владимиру Путину по наследству. Называлось это бессрочным разрешением на оперативное использование вооруженных сил за границей.

Сам же Путин, находясь в Вене, заявил, что отмена постановления «совсем не значит», что власти России не будут обращать внимание на происходящее в Украине. «Отмена этого постановления о праве применения сил совсем не значит, что мы не намерены обращать внимание на то, что там происходит, – сказал он. – Конечно, мы всегда будем защищать и этнических русских на Украине, и ту часть украинского населения, украинского народа, которая чувствует свою неразрывную не только этническую, но и культурную, языковую связь с Россией, чувствует себя частью широкого русского мира. И мы, конечно, не только внимательно будем следить, но и соответствующим образом реагировать. Надеюсь, что вооруженные силы для этого не потребуются».

И еще один интересный момент с этой же пресс-конференции – его отмечает в блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» экономист Андрей Илларионов. Сначала он цитирует Путина: «Да, я не буду скрывать, я уже об этом говорил, мы использовали наши вооруженные формирования для того, чтобы обеспечить свободу волеизъявления крымчан, использовали блокирование некоторых вооруженных формирований украинской армии».

А потом Илларионов отмечает, что указанные действия Вооруженных сил Российской Федерации, в том числе «блокирование некоторых вооруженных формирований украинской армии», а также последующая аннексия принадлежащих Украине Крыма и Севастополя подпадают под критерии агрессии согласно определению агрессии, утвержденному Резолюцией 3314 Генассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года.

Заявления Путина мы обсудим с российским политологом Дмитрием Орешкиным. Здравствуйте, Дмитрий, и сразу вот какой вопрос. После заявлений Владимира Путина международное сообщество ждет действий. Какие действия могут последовать, или заявления так и останутся пустыми словами? Как вы считаете?

Дмитрий Орешкин: Я думаю так: Путин – хозяин своего слова: он его дал, он его забрал. И именно поэтому, скажем так, условный Запад намерен следить за тем, что Путин будет делать, а не то, о чем он будет говорить. Мы же помним слова о том, что Крым Путин не собирался присоединять и российских войск в Крыму опять же не было, а потом он так же легко сказал, что они там были. Ну и сейчас тоже понятно, что на самом деле те слова, которые произнесены, и те решения, которые приняты, не значат ровным счетом ничего. Надо следить за реальными поступками. Если хотите, я могу объяснить, почему я считаю, что эти слова не значат ничего.

Ведущий Алексей Березин: Да, конечно, было бы замечательно.

Дмитрий Орешкин: Ну тут очень простые резоны. Во-первых, сам Совет Федерации чрезвычайно легок на поклоны. Ему скажут – он сделает. Ему сказали ввести эту норму – он ввел. Ему сказали вывести эту норму – он вывел. Ему скажут еще раз ввести – он введет опять. Во-вторых, это вообще чисто формальная процедура. Потому что, несмотря на то, что в Конституции Российской Федерации была прямо написана норма о том, что использование вооруженных сил за пределами России разрешается только после одобрения Совета Федерации, в 2008 году были введены регулярные войска на территорию суверенной Грузии. Почему они были введены – это вопрос другой. Кто там прав, кто виноват, кто первый начал – дело не в этом. Дело в том, что был формальный запрет на введение войск без согласия Совета Федерации. Совет Федерации дать такого согласия не успел, таким образом, войска были введены.

Таким образом, Медведев и Путин в ту пору как лидеры страны совершили прямое нарушение Конституции, и Медведеву это грозило бы импичментом, если бы это была не Россия. А поскольку это была Россия, то через год задним числом, чтобы не было так неудобно, Совет Федерации дал вот это разрешение для оперативного использование вооруженных сил за рубежом, как бы оправдав то, что произошло в 2008 году.

Ну и наконец, третье, самое главное. Что бы там ни говорили, вводят войска, не вводят войска, можно их вводить, нельзя их вводить, Путин ни секунды не собирался вводить регулярные части на территорию Украины и таким образом переходить в состояние войны. Ему это не надо. Это бы означало третий раунд санкций, это означало бы полнейшую изоляцию России. Его вполне устраивает то, что происходит сейчас, когда формальной войны нет, а оружие – причем российское – просачивается через российскую границу в Украину с удивительной легкостью. Равно как и волонтеры, добровольцы, наемники, назовите их как угодно, террористы, которые из Ставропольской, из Ростовской, из любых других областей России с удивительной легкостью проникают на территорию Украины и там с удивительной легкостью приобретают российское оружие в сельмаге, как нам объясняет Путин, или в «Военторге».

Пророссийские сепаратисты в городе Сиверск (Донецкая область)

Пророссийские сепаратисты в городе Сиверск (Донецкая область)

Разнообразия ради попробуйте нагрузить арбузами КамАЗ и проехать на территорию Украины мимо российских пограничных постов. Вряд ли вас пустят. А вот КамАЗ с оружием почему-то пускают. При этом никаких формальных разрешений для этого, естественно, не требуется, потому что нет никакой конвенциальной войны.

Это просто какие-то, нам незнакомые, совершенно непонятные люди какими-то незнакомыми партизанскими тропами протаскивают туда танки и КамАЗы с пулеметами. Ну что делать – такая жизнь.

Ведущий Алексей Березин: Как раз о российских танках Т-64, об установке «Град» и переносных зенитно-ракетных комплексах, которые поставлялись в восточные части Украины из России, говорила вчера, выступая перед Совбезом ООН, постоянный представитель США при ООН Саманта Пауэр. Она заявила, что США поддерживают заявления Путина о плане мирного урегулирования Порошенко, но задалась таким риторическим вопросом, который я бы хотел обратить к вам. Тогда к чему возвращение войск к границам и внезапные учения? С одной стороны, Россия поддерживает мирное урегулирование, принимает законодательные акты о невведении войск. Но тем не менее, несколько дней назад от лидеров государства, в частности, от господина Лаврова, прозвучали достаточно резкие слова в адрес того, что происходит в Украине, что накаляет ситуацию. Коротко скажите, к чему все это.

Дмитрий Орешкин: Мне кажется, вообще не стоит слишком сильно переоценивать перемещения регулярных войск. Это угрожающие акции, чтобы жизнь медом не казалась с другой стороны границы. Проблема не в регулярных войсках, конечно. Проблема в том, что действуют части, в том числе с гражданами Российской Федерации, в том числе и из Чечни. Все, что происходит у нас на границе, это в рамках нашего игрового законодательства и практики: мало ли где и кто размещает свои войска. Вот кто и где размещает свое оружие – вот эта проблема более серьезная.

Ведущий Алексей Березин: Спасибо. С вами был интерактивный проект Русской службы «Голоса Америки» «Поделись!» и я, Алексей Березин. Всего доброго, до свидания.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG