Линки доступности

Вернер Херцог: не все литературные шедевры стоит экранизировать


Вернер Херцог

Вернер Херцог

Создатель триллеров об актерской профессии и чтении книг

В американский прокат вышел триллер Кристофера Мак-Куорри «Выстрел», снятый по бестселлеру Ли Чайлда. (Среди других работ режиссера – фильмы «Операция “Валькирия”», «Турист» и «Джек Ричер». 10 января «Джек Ричер» выходит в российский прокат.) Джек Ричер – бывший американский полицейский, ставший героем серии популярных книг Ли Чайлда. В «Выстреле” его сыграл Том Круз.

А известному кинематографисту Вернеру Херцогу, который сам снял более сорока фильмов, досталась роль персонажа, говорящего по-русски. (Примечательно, что и женат Херцог на русской.)

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Вернером Херцогом в Беверли Хиллс – в отеле Four Seasons.

Вопрос: Что вас привлекло в фильме «Джек Ричер» до такой степени, что вы захотели сыграть в нем?

Вернер Херцог: Когда меня пригласили сниматься в этом фильме, я попросил дать мне прочитать сценарий, и он мне очень понравился. А Крис Мак-Куорри произвел на меня очень благоприятное впечатление.

Меня совершенно не волновало, что он начинающий режиссер, – раз у него очень ясное видение этой истории, которую он собрался снять в стиле нуар. И у меня было время, чтобы сделать свою работу, так что все очень просто.

Вопрос: Как вашему Зеку удалось вписаться в нуар? Сразу видно, что он очень скрытный – из тех, о ком говорят: «В тихом омуте…»

В.Х.: В этом фильме очень много плохих парней, и не каждый из них буйный. А у меня очень маленькая роль, поэтому о ней вы можете не волноваться. Речь не о том, впишусь я в нуар или нет. Я просто знал, что должен сыграть по-настоящему плохого парня, как говорят американцы, bad ass. И я должен был выглядеть очень опасным – вот что от меня требовалось прежде всего.

Вопрос: Вы играли русского?

В.Х.: Да, мой персонаж – несомненно, русский, который сидел в ГУЛАГЕ. А как вам понравился мой русский язык в фильме?

Вопрос: Очень даже на уровне. Кто вам помогал освоить правильное произношение?

В.Х.: Моя жена – Елена Херцог. Она родом из Сибири. А в Сибири было много сталинских лагерей, поэтому у меня не было сомнений, что она научит меня правильному для этой роли произношению.

Вопрос: Где вы познакомились, и давно ли вы женаты?

В.Х.: Мы познакомились в Америке и живем вместе уже семнадцать лет. Мы были готовы пожениться на второй день после встречи, однако нам пришлось ждать до тех пор, пока она получит американское гражданство. В то время у нее был советский паспорт, хотя СССР уже не существовал. Таким образом, она фактически оказалась человеком без гражданства.

Если бы мы поженились раньше, то она автоматически стала бы гражданкой Германии, а она этого не хотела, как, впрочем, и я. На второй день после того, как она получила американское гражданство в 1999, мы поженились. А я остался со своим немецким паспортом...

Вопрос: Что вы думаете о главном герое – Джеке Ричере? Что им движет?

В.Х.: Я этого не знаю, и меня это не волнует. Мы и так все поняли, и мы глупостей о подноготной персонажей: подобные детали меня пугают.

Вопрос: Очевидно, что вы не поклонник Метода (системы Станиславского – Г.А.)?

В.Х.: Я должен сказать, что Метод и родословная персонажа – лишь малая и незначительная часть актерской профессии.

Я никогда не читал романов Ли Чайлда о Джеке Ричере, и мне кажется, что в этом не было необходимости. Возможно, если бы я прочел их, то создал бы себе лишнее препятствие на пути вхождения в роль. Актерам надо быть осторожным с дозировкой информации: порой лучше играть на свежую голову.

Вопрос: У вас не так много совместных сцен с Томом Крузом, но зато они очень значимые. И я уверена, что вы пересекались за камерой. Что вы можете сказать о нем?

В.Х.: Вы имеете в виду – охарактеризовать его как человека? Но я понятия не имею, какой он человек. Мы с ним несколько раз разговаривали – правда, вещах, не имеющих ничего общего с кино. Что же касается кино, то в глаза бросаются его профессионализм и абсолютная подготовленность к роли.

Том проявил себя на съемках как очень добрый человек, с уважением относящийся к окружающим. Я сделал этот вывод, увидев, как Том общается с массовкой. Однажды актеры из массовки чуть не сбили его с ног, но он и виду не подал, что это его как-то покоробило. И все-таки главное, что я хотел бы отметить, это его профессионализм.

Вопрос: Многие сцены фильма сопровождаются не столько музыкой, сколько «сырым звуком». А что вы думаете по поводу звукового сопровождения?

В.Х.: Звуковое сопровождение фильма соответствует его стилю. Студия постаралась, чтобы оно было органичным и не напоминало аккомпанемента на красной дорожке. Когда Хэмфри Богарт снимался в пятидесятых годах в фильмах-нуар, или Джеймс Кэгни, а также Эдвард Дж.Робинсон – который, кстати, является одним из моих любимых актеров, то звук был совершенно другой. Это был откровенно студийный звук. Да и голоса актеров в пятидесятых тоже звучали очень странно.

Я думаю, что звук и речь – это лакмусовая бумажка, позволяющая понять, чего мы, кинематографисты, достигли и в каком направлении мы движемся.

Вопрос: Соответствуют ли диалоги, которые мы слышим в фильме, сценарию, или вы отступали от него?

В.Х.: Это очень интересный вопрос, который вообще интересует меня как режиссера. Если у вас есть один великий актер, и у вас есть другой великий актер, то порой сценарий для них – это просто болванка, которой они пользуются. И Мак-Куорри хорошо это понимает.

В фильме была сцена, где я пытаюсь заставить плохого парня, наломавшего дров в одном деле, съесть свой палец. И то, как я смотрю на него, а он следит за мной, зависит от того, как мы себя ощущаем друг с другом в это время. И я вижу, что он очень старается это сделать, а у меня есть возможность ободрить его, что я и делаю.

Это, конечно, ужасно… Но это не значит, что мне нужно было просто произнести свои слова: я должен был смотреть, как далеко он зашел в том, что я велел ему сделать. И когда я увидел, что он надкусил свой палец, и пошла кровь, то я поощрил его.

При этом он должен был чувствовать угрозу с моей стороны. Все это невозможно передать в сценарии, поскольку очень многое зависит от актеров и их пресловутой «химии» (эмоциональных симпатий и антипатий – Г.А.)

Но актеров подбирает режиссер, вот и получается, что очень многое зависит от него. Мне кажется, что я понимаю актеров, поэтому они очень хорошо вписываются в мои картины и замечательно в них работают.

Вопрос: Много ли вам самому предложили ролей в последние годы?

В.Х.: Я даже не знаю, но это, как и обычно, очень маленькие роли – к примеру, в «Осленке Джулиэн» Хармони Корина. Все почему-то уверены в том, что я буду хорош в роли злодея или подлеца.

Вопрос: Вам удается расслабиться, когда вы играете, и не беспокоиться о том, о чем обычно беспокоится режиссер?

В.Х.: Да, я получаю большое удовольствие от игры, и действительно ни о чем не волнуюсь на съемках, кроме того, что мне надо проникнуть на более глубокий уровень моего персонажа, чтобы слиться с ним. Но я люблю все, что связано с кино.

Вопрос: А гибель вашего персонажа…

В.Х.: Ну, мне самому хотелось его убить. Это было очень сдержанно, очень просто и совершенно незаметно. Никаких пятен крови. Очевидно, что это насилие, но не гламурное.

Вопрос: Вы часто смотрите голливудские фильмы?

В.Х.: Нет, я вообще не смотрю фильмов – в том числе и голливудских. Ну, может быть, два-три фильма в год, иногда четыре. Бывают, конечно, исключения – например, когда я был в жюри Берлинского кинофестиваля, то в мои обязанности входило просмотреть все фильмы, входящие в конкурсную программу. Но обычно я читаю книги, а не хожу в кино.

Вопрос: Что вы сейчас читаете?

В.Х.: Давайте не будем сейчас входить в подробности моего чтения. Вы – русская, и поэтому понимаете меня, наверное, лучше других – ведь русские очень много читают.

Вопрос: Или читали?

В.Х.: Да, это правда, теперь молодежь читает меньше, чем раньше. Этот процесс затронул и Россию – но не так сильно, как другие страны. Я бы с удовольствием убедился в этом сам. Но никак не доеду до России.

Вопрос: Можете ли вы прокомментировать процесс превращения хороших книг в хорошие фильмы?

В.Х.: Есть очень много прекрасных книг, по которым так и не были сняты фильмы, и это хорошо. Оставьте их в покое – сохраните их как литературу. Роман «Выстрел» Ли Чайлда было довольно легко трансформировать в фильм «Джек Ричер».

Но я знаю немало книг, которые я совсем не хочу увидеть на экране, потому что они – квинтэссенция литературы и должны оставаться литературой. Все попытки превратить их в фильмы будут неудачными.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG