Линки доступности

Родственные и дружеские связи – главное, на что опираются исламисты при вербовке молодых людей

БРЮССЕЛЬ–Политики часто отмечают крупномасштабные политические события и социальные факторы – от интервенций западных стран на Ближнем Востоке до высокой безработицы среди молодежи, – пытаясь объяснить, из-за чего молодые мусульмане в странах Запада вступают в ряды «Исламского государства» и Аль-Кайды, однако, как отмечают эксперты, изучающие явление радикализации, решающую роль здесь играют родственные связи и дружеские отношения.

Эти связи и отношения существенно осложняют как задачу служб безопасности, старающихся внедрить своих людей в террористические группировки, так и общую стратегию дерадикализации.

Родственные и дружеские связи объединяли сеть убийц, в прошлом месяце совершивших теракты в Париже, в результате которых погибли 130 человек, и 350 человек получили ранения.

Двое из этих террористов, Брахим Абдеслам и Салах Абдеслам были братьями. С самого детства они дружили с Абдельхамидом Абаудом, руководившим парижской группой террористов и убитым вместе со своей 26-летней двоюродной сестрой во время штурма полицейскими его квартиры в парижском пригороде Сен-Дени через несколько дней после терактов.

«Большинство франкоязычных боевиков, отправившихся в Сирию, из Брюсселя и его окрестностей, завербованы на основе уже существовавшей сети родственных отношений, в которой Абдельхамид Абауд был одной из ключевых фигур, объединявших друзей и родственников», — говорит Рик Кулсэт, старший научный сотрудник Egmont Institute, независимого аналитического центра, расположенного в бельгийской столице.

Именно в Моленбееке, в этом запущенном пригороде Брюсселя, прошло детство выходцев из Марокко братьев Абдеслама и Абауда. Там они подружились, и дружба эта крепла. Вместе они совершали мелкие преступления, а затем решили заняться терроризмом. Абауд и Салах Абдеслам, за которым начата масштабная охота по всей Европе и который в настоящее время уже может находиться в Сирии, были арестованы в декабре 2010 года при попытке незаконно проникнуть в парковочный гараж. Вместе они отбывали тюремный срок.

«Родственные отношения играют важную роль», — говорит Питер Остайен, изучающий исламский экстремизм и ведущий базу данных о бельгийских и голландских джихадистах. «Мы видим самое радикальное проявление этого — Абделхамид Абауд завербовал своего 13-летнего брата Юнеса», — рассказывает Остайен.

В 2014 году организатор парижских терактов вместе со своим братом Юнесом выехал из страны якобы в Марокко, чтобы навестить там своего деда, однако поехал он в Турцию, откуда попал в Сирию. В январе их отец Омар Абауд сообщил бельгийской газете Het Laatste Nieuws, что «никогда не простит» своего старшего сына за то, что он «промыл мозги» своему младшему брату, и «опозорил нашу семью».

Через социальные сети Юнес пообещал вернуться в Европу из Сирии и отомстить за смерть своего брата, убитого французскими спецназовцами из антитеррористического подразделения.

Группа, совершившая теракты в Париже, — не единственная террористическая группа, основанная на родственных и дружеских связях. Люди объединяются в такие мелкие группы в своих бедных районах или в тюрьмах.

На таких же связях была основана сеть, известная во Франции под названием «Группа Бютт-Шомон». Создал ее Фарид Беньетту, самозванец, решивший стать проповедником экстремизма. В свое время он вовлек в эту преступную деятельность Шерифа и Саида Куаши, французов алжирского происхождения, в январе этого года совершивших нападение на редакцию французского журнала Charlie Hebdo.

По мнению социального антрополога Скотта Эйтрана из парижского Национального центра научных исследований (Centre National de la Recherche Scientifique), дружба и семейные связи являются главными факторами при вербовке. В апреле он сообщил, выступая на брифинге в Совете Безопасности ООН, что в Европе «примерно трое из четырех членов Аль-Кайды или ИГ вступили в эти группировки через своих друзей, а большинство других – под влиянием родственников или попутчиков».

«Однако лишь в редких случаях родители ничего не знают о намерениях своих детей вступить в ту или иную группировку», — сказал Эйтран.

Эйтран отметил, что «большинство вербуемых – это молодые люди на переходной стадии своей жизни: студенты, иммигранты, люди, ищущие работу, или те, кто ушел из семьи, чтобы начать самостоятельную жизнь, и ищет новых друзей. У большинства из них нет традиционного религиозного образования, и многие одержимы ограниченными в социальном и идеологическом отношениях понятиями о религиозном предназначении».

Сотрудникам правоохранительных органов и антитеррористических спецслужб трудно внедряться в сплоченные сети, объединяющие друзей и родственников. Практически невозможно переубедить члена такой группы или заставить его стать осведомителем.

Остайен рассказывает, что в Бельгии он наблюдал за двумя стадиями вербовки на основе дружеских и семейных связей. Сначала это была ныне объявленная вне закона исламистская группа Sharia4Belgium, организованная в Антверпене Фуадом Белькасемом, мелким преступником, решившим стать радикальным проповедником и завлекавшим людей прямо на улицах. Особые усилия он прилагал к тому, чтобы завербовать объединенных в банды несовершеннолетних правонарушителей марокканского происхождения.

Попав в Сирию, члены этой группировки начали через интернет связываться со своими друзьями и родственниками, призывая их присоединиться к ним. «А теперь началась следующая стадия. Следующая волна завербованных активно старается привлечь к этому своих друзей и родственников. Все это продолжается», — говорит Остайен.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG