Линки доступности

74-летний Уэйви-Грэйви – знаменитый клоун и пожизненный хиппи. А также легендарный ведущий рок-фестивалей в Вудстоке. А также пацифист, активист, организатор благотворительных караванов по всему миру. А также сорт мороженого, названного в его честь. 8 декабря в Нью-Йорке начинает демонстрироваться полнометражный документальный фильм «Святой шалун: фильм о Уэйви-Грэйви» (Saint Misbehavin’: The Wavy Gravy Movie). С героем фильма и режиссером Мишель Эзрик побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Я родился не в этой стране. Но вы, Вэйви-Грейви, и такие люди, как вы, стали во многом причиной, почему я полюбил Америку и переехал сюда жить.

Уэйви-Грэйви: Ага, из России с любовью! Кстати, я только что посмотрел фильм о «Битлз» в России. Потрясающе!

О.С.: Вы были «мастером церемоний», главным ведущим легендарного фестиваля в Вудстоке в 1969 году. Этот фестиваль стал для многих поворотным пунктом в жизни.

У.Г.: Он стал поворотным и для меня. Первый фестиваль сделал меня знаменитым, а два последующих принесли деньги.

О.С.: Если предположить, чисто теоретически, возможно ли повторение Вудстока в наши дни?

У.Г.: Нет. Но можно сделать нечто другое, не менее полезное. Не надо повторять прошлое, оно неповторяемо. Курт Воннегут хорошо сказал: история – это список сюрпризов.

О.С.: А вас самого продолжает удивлять история, в том числе ваша собственная история?

У.Г.: Абсолютно! Я удивлен, что нашел счастье в семейной жизни. Как вам это для разминки? (Смеется). Или вот фильм, о котором мы говорим. Я езжу с Мишель по колледжам, встречаюсь со студентами. Может, удастся заронить в их души искорку, чтобы они смогли в будущем переделать мир.

О.С.: Вы раньше становились объектом внимания документального кино?

У.Г.: Роберт Франк снимал меня, потом, конечно, был «Вудсток». Меня наверняка вовлекали и в другие документальные проекты, но я всего не упомню, память слегка отшибло. Конечно, меня снимали во время нашей чудесной экспедиции из Лондона в Гималаи.

О.С.: Новый фильм, если не ошибаюсь, впервые сделал вас главный героем повествования. Вы в этом качестве чувствовали себя комфортабельно?

У.Г.: Мишель работала со мной десять лет. После первых трех мы оба должны были почувствовать себя комфортабельно. Иначе возник бы вопрос: мы что, идиоты?

О.С.: Мишель, каково вам работалось с такой экстраординарной личностью?

Мишель Эзрик: Я знаю Уэйви-Грэйви много лет. Очень трудно выбирать фрагменты его жизни, не пропустив яркой краски. Нужно же упомянуть, что Би-Би-Кинг дал Хью Ромни это прозвище, которое к нему сразу приклеилось? Как не рассказать о Вудстоке? О коммуне «Свиная ферма»? О его дружбе с Бобом Диланом, группами Merry Pranksters и Grateful Dead? И как не упомянуть о сорте мороженого Ben & Jerry, получившем его имя? И, наверное, главное – как правильно показать человека, который мечтает улучшить жизнь всего человечества?

О.С.: Сложно упаковать такую богатую биографию в полуторачасовой формат?

М.Э.: Я поняла: нельзя просто нанизывать факты: родился, учился, сделал то-то и то-то... Тогда надо делать 10 серий для телевидения. В обычном формате образ такой личности может лучше всего передать поэзия. Я хотела сделать поэтический фильм. Надеюсь, мое послание дойдет до зрителей.

О.С.: Мишель, говоря о послании фильма, как бы вы его коротко сформулировали?

М.Э.: Делать что-то важное для людей и при этом получать удовольствие (fun).

О.С.: Согласны, Уэйви?

У.Г.: Да, слово на f необычайно важно. На Вудстоке мы кричали: дайте мне f, дайте мне u, ну и так далее (смеется).

М.Э.: Я убедилась, что оптимизм и юмор Уэйви очень важен для людей. Без юмора нельзя выжить в современном мире.

У.Г.: На наших сходках если кто-то скажет что-нибудь серьезное, мы тут же останавливаем дискуссию и водружаем этому человеку на нос дурацкие круглые очки, как у Гручо (Гручо Маркс – американский комик-эксцентрик. – О.С.) Такова миссия клоуна – прицеплять воздушные шарики к колючей проволоке.

О.С.: Мишель, какой вклад в проект внес знаменитый продюсер Д.А. Пеннебейкер?

М.Э.: Мне не верилось, что он согласится работать со мной. Но через общую знакомую я вышла на него, мы проговорили два часа, и он стал моим ментором. Его поддержка, его школа синема-верите, чувство стиля чрезвычайно важны для меня.

О.С.: Уэйви, вы себе понравились на экране?

У.Г.: Я был в полном шоке от своих ноздрей во весь экран! Но очень радостно вспомнить путешествие на автобусе по Азии. Тогда началась война между Индией и Пакистаном, Тадж-Махал покрыли защитным камуфляжем, мы изменили маршрут и, приехав в Тибет, стали раздавать медикаменты и продовольствие в лагерях беженцев.

О.С.: Несмотря на усилия таких людей, как вы, мир по-прежнему полон страданий, насилия, войн, религиозной и расовой нетерпимости. Есть ли выход?

У.Г.: Нужно руководствоваться древней мудростью и стремиться увидеть в каждом человеке хорошее. Если же ничего не делать, жизнь превратится в ад. Скажем, мы хотим, чтобы песню Basic Human Needs можно было бы скачивать за один доллар. И собранные деньги направлять на операции по лечению катаракты для неимущих. Какое счастье родным увидеть прозревшего, а ему увидеть мир! Моя религия универсальна, мне нравятся все религии, и я беру из них всего понемножку.

О.С.: В 80-е годы на выборах вы выступали под лозунгом «Никого – в президенты!». А сейчас?

У.Г.: Я поддержал и поддерживаю Обаму. Он дал нам всем надежду. И я ее сохраняю.

Другие новости читайте здесь

XS
SM
MD
LG