Линки доступности

Мир в Чечне: быть или не быть?

  • Инна Дубинская

Ивар Амундсен – председатель международного «Форума за мир в Чечне» и посредник на переговорах между представителями руководства республики и премьер-министром самопровозглашенной республики Ичкерия. В интервью Русской службе «Голоса Америки» Ивар Амундсен прокомментировал ситуацию, сложившуюся в Чеченской республике через десять лет после того, как 23 сентября 1999 года российские войска начали массированные бомбардировки Грозного и его окрестностей, а 30 сентября – вошли на территорию Чечни.

Инна Дубинская: К чему пришла Чечня через 10 лет после начала второй чеченской войны?

Ивар Амундсен: Ситуация такова, что в регионе наблюдается разгул преступности, рост терроризма. Преступления остаются безнаказанными и вся система абсолютно вышла из-под контроля.

И.Д.: В начале сентября президент Медведев обещал сделать все возможное для нормализации жизни людей на российском Кавказе. А вскоре после этого заместитель председателя правительства РФ заявил, что финансовая помощь республикам Северного Кавказа в связи с кризисом будет уменьшена. Что вы думаете по этому поводу?

И.А.: Полагаю, президент Медведев понимает, что полностью потерял контроль не только над Чечней, но и над соседними республиками: Дагестаном, Ингушетией, Кабардино-Балкарией и Черкесской республикой. В апреле он объявил, что война с терроризмом в Чечне завершена. С тех пор мы наблюдаем безудержную эскалацию преступности, убийств, похищений и терактов в регионе. Ситуация безвыходная, и она останется такой до тех пор, пока президент Медведев не начнет прислушиваться к тому, что ему говорят в самом регионе, и не проведет честные и справедливые выборы в республиках Северного Кавказа.

И.Д.: Выборы были частью вашего пакета предложений по стабилизации обстановки в регионе, представленного в марте нынешнего года на конференции по Чечне, проведенной в Брюсселе Европарламентом. Считаете ли вы конструктивными шаги, которые в последние месяцы сделала Москва в целях нормализации положения на Северном Кавказе?

И.А: К сожалению, нет. Единственный обнадеживающий сигнал – это возможное расхождение между президентом Медведевым и премьером Путиным по вопросу о политике в Чечне. В своем обращении к народу 10 сентября Медведев подверг критике 10 лет правления Путина. Надеюсь, что на этом дело не остановится. Если Медведев готов повернуться лицом к реальности и действовать, то ситуация может в корне измениться – и измениться в конструктивном направлении.

И.Д.: Можно ли расценивать как один из признаков таких изменений то, что МИД России разрешил Рамзану Кадырову открыть представительства Чечни в шести странах Европы: в Германии, Австрии, Бельгии, Польше, Франции и Дании?

А.Д.: Объявление об этом у многих на Западе вызвало недоумение. Вначале было заявлено, что будут открыты дипломатические миссии Чеченской республики. Но моментально после этого было уточнено, что это лишь культурные представительства. Каковы на самом деле планы Кадырова? Какими бы они ни были, эти представительства не будут иметь никакого политического значения, поскольку проводниками внешней политики России и ее регионов являются посольства РФ.

И.Д.: Сыграют ли они роль связующего звена с чеченскими беженцами, проживающими на Западе?

И.А.: Для 130-тысячной чеченской диаспоры в странах Западной Европы представительства Кадырова ничего не будут значить. Не следует забывать, что эти чеченские беженцы вынуждены были покинуть родину, спасаясь от войны и от нынешнего марионеточного режима, контролируемого Кремлем. Так что вряд ли они заходят иметь дело с посланниками этого режима на Западе. По-моему, большинство чеченцев даже близко не подойдут к новым представительствам Чечни, опасаясь, что их цель – заманить чеченских беженцев и убедить их вернуться на родину.

И.Д.: До того, как Северный Кавказ захлестнула нынешняя волна насилия, местные жители говорили, что у них появилась надежда на будущее, что ситуация нормализуется, жизнь становится лучше. Теперь российское руководство обвиняет внешних врагов в том, что они намеренно дестабилизируют обстановку в регионе. Если говорить конкретно – кто эти враги?

И.А.: Я убежден, что внешний мир, по крайней мере, чеченцы за пределами РФ, хотят мира и стабильности для своего народа и своей республики. К сожалению, внутри чеченского общества существует конфликт между разными группами. Разумеется, после травм и трагедий, пережитых чеченским народом в последние 15 лет, произошла радикализация части этого народа – как в культурном, так и в религиозном отношении. Одну из таких групп, выросшую из движения за независимость с Чечни, возглавляет Доку Умаров, который объявил о своей приверженности исламскому фундаментализму и связях с «Аль-Кайдой». Им не нужна политическая стабильность. Им нужна война. Их интересы совпадают с определенными структурами ФСБ и российских секретных служб, потому что нынешний режим держится на такой чрезвычайной обстановке внутри России. В условиях мира и стабильности в Чечне кремлевский стержень просто никому не будет нужен, и усилится стремление к демократизации в стране. Это значит, что Кремль потеряет контроль.

Чеченская группа, которая действительно символизирует стремление к миру и стабильности, – это правительство Ичкерии в изгнании во главе с Ахмедом Закаевым – политиком либерально-демократических взглядов, проживающим в Лондоне. Он участвовал в мирных переговорах по Чечне, но сейчас его мало кто поддерживает. Однако я надеюсь, что его голос – голос разума – будет услышан.

И.Д.: Что вам дает основания надеяться на это?

И.А.: Уже 6 месяцев в Лондоне и Осло ведутся между двумя группами в этом конфликте: Рамзаном Кадыровым с его пророссийским режимом в Грозном и Ахмедом Закаевым, представляющим правительство Ичкерии в изгнании. Если им удастся договориться о принятом месяц назад в Лондоне решении созвать этой осенью Всемирный чеченский конгресс, чтобы обсудить важные проблемы чеченцев, то резолюции и рекомендации, которые будут приняты на этом конгрессе, окажут огромное влияние на политическую обстановку в Чечне. Конгресс также поможет реализовать идеи правительства Ичкерии в изгнании. Это станет первым шагом на пути к единству и созданию широкой политической платформы, что приведет к миру и стабильности в регионе. Я на это надеюсь.

И.Д.: Как вы думаете, западные правительства и правительство России разделяют вашу надежду?

И.А.: Хороший вопрос. После моих десятилетних усилий, направленных на мирное урегулирование в Чечне, мне хотелось бы знать, что думают по этому поводу в США в Евросоюзе. Действительно ли их волнует проблема политической стабильности в Чечне? Пока у меня создается впечатление, что они абсолютно равнодушны к судьбе чеченского народа. Во всяком случае, на сегодняшний день чеченской проблемы нет ни в планах европейских структур, ни НАТО, ни ООН.

XS
SM
MD
LG