Линки доступности

Украинские беженцы и «российская информационная машина»

  • Виктор Васильев

Украинские беженцы в палаточном лагере у поселка Новошахтинск в Ростовской области России. 9 июля 2014 г.

Украинские беженцы в палаточном лагере у поселка Новошахтинск в Ростовской области России. 9 июля 2014 г.

Зачем России нужны граждане Украины?

МОСКВА – Члены российского президентского Совета по правам человека (СПЧ) внесли предложение значительно облегчить процедуру получения беженцами с Украины разрешения на работу и вида на жительство, переводя это практически на автоматические рельсы. Об этом в четверг сообщила газета «Коммерсантъ».

Кроме того, по данным издания, правозащитники хотят, чтобы россиянам, приютившим у себя вынужденных переселенцев, ежемесячно выплачивать значительную сумму денег – вплоть до 9 тысяч рублей. Эти деньги предполагается выделить из тех 3,5 млрд рублей, которые правительство в июле передало Министерству региону на помощь беженцам.

Тема украинских беженцев вообще вот уже долгое время не сходит с экранов российского телевидения. Все ведущие каналы изо дня в день включают в свои новостные сюжеты репортажи о том, как украинцев радушно принимают в различных регионах РФ, предоставляя им все условия для нормальной жизни.

Чем вызвана повышенная забота Москвы об украинских беженцах?

По мнению директору Института гуманитарно-политических исследований (ИГПИ) Вячеслава Игрунова, ответ здесь очевиден.

«Россия остро нуждается в притоке рабочей силы, а сегодня этот приток обеспечивается главным образом либо за счет жителей Центральной Азии, либо за счет Украины», – сказал он в интервью «Голосу Америки».

Игрунов считает, что создавшееся положение выгодно для РФ: «На российскую территорию пришло множество людей с восточных регионов Украины, которые ориентируются на Россию и которые будут благодарны ей, если она решит их проблемы. И в этом смысле, решая проблемы со своими трудовыми ресурсами, Россия рискует гораздо меньше, чем, если бы она в таком же количестве принимала мигрантов из Азии».

Кроме того, эксперт отметил, что жители Донбасса достаточно квалифицированные работники.

«Чего нельзя сказать о большинстве других мигрантов, – добавил он. – И в этом смысле Россия косвенным образом, конечно, решает собственные трудности».

Игрунов думает, что это еще и политический ход.

«Это попытка показать, что Россия заботится о тех людях, которые ориентируются на нее, – пояснил он. – Поэтому в некотором смысле здесь просматривается желание реализовать на деле слова Путина “Россия своих не бросает”».

Директор ИГПИ убежден, что это целенаправленная политика.

«Свои (в Украине) бомбят гражданское население, а мы стараемся им помочь. И было бы странно, если бы правительство (России) не поступало так», – констатирует он.

Насколько этична такая политика? Ведь именно Россию на Западе обвиняют в разжигании конфликта на востоке Украины.

«Но ведь и Россия тоже обвиняет Запад, что он способствовал разжиганию конфликта, – возражает Игрунов. – Майдан вызвал цепную реакцию, которая обернулась тем, что мы видим сейчас, и породила взаимные обвинения».

Что касается этики, заметил он, то она в политике стоит едва ли не на последнем месте.

«Везде действуют прагматики, лично я не наблюдаю этических моментов ни с той, ни с другой стороны», – заключил он.

Политический аналитик Андрей Пионтковский также допускает, что Москва при помощи украинских беженцев решает свои проблемы с дешевой рабочей силой, но не считает это основным мотивом российских властей.

«Главное тут – служебное сопровождение мифа о захвате власти “фашисткой хунтой” Украины и всеобщего возмущения и бегство населения в связи с этим», – подчеркнул он в комментарии «Голосу Америки».

Пионтковский напомнил, что первая волна мифов об украинских беженцах поднялась в России еще в начале марта нынешнего года.

«Когда российский Совет Федерации принял решение об использовании военной силы в Украине, – уточнил он.– И основным аргументом той же Валентины Матвиенко (главы СФ), которая выступала на заседании, стало количество украинских беженцев, с чем дружно согласились все губернаторы».

По его словам, потом выяснилось, что в реальности не было вообще ни одного беженца.

«А те сцены, которые нам показывали по телевидению, на якобы российско-украинской границе, были взяты совсем из других мест и из другого времени», – резюмировал аналитик.

Он думает, что и сейчас количество украинских беженцев значительно преувеличено.

«Однако, естественно, что в Донецкой и Луганской областях есть доведенные до отчаяния по вине сепаратистов люди, которые бегут оттуда, – продолжил эксперт. – Причем, намного большая часть бежит в другие регионы Украины. Но какая-то часть, разумеется, попадает и в соседнюю Россию. Тем более, что их туда активно выдавливают те же самые сепаратисты и российская информационная машина».

Пионтковский полагает, что украинские беженцы в большей степени нужны России как «материал для информационной войны против Украины и обоснование любых дальнейших шагов вплоть до прямой военной интервенции».

По данным ООН, в России сейчас находится около 730 тысяч беженцев с Украины. Как сообщил глава европейского бюро Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев Венсан Коштель, 168 тысяч из них обратились в Федеральную миграционную службу России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG