Линки доступности

Восток Украины: мир или перемирие?


Пресс-секретарь Национального Совета обороны и безопасности Андрей Лысенко

Пресс-секретарь Национального Совета обороны и безопасности Андрей Лысенко

Экспертные оценки из Киева и Москвы

На востоке Украине начинает сдвигаться с мертвой точки процесс отвода военной техники и артиллерии в соответствии с достигнутыми ранее в Минске соглашениями, сообщают во вторник СМИ. В этом направлении предпринимают усилия обе стороны конфликта, хотя и не без упреков в адрес друг друга.

Первым о подвижках в данном деле проинформировал Киев. В понедельник пресс-секретарь Национального Совета обороны и безопасности Андрей Лысенко заявил, что согласно мирному плану президента Порошенко украинская армия отводит тяжелое вооружение от фронтовой линии за пределы буферной зоны. Во вторник о своих шагах в этой сфере сообщил представитель самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР).

«Точно не мир»

Так что же происходит на территории Луганской и Донецкой областей – воцаряется долгожданный мир, или наступает вынужденное затишье? Заместитель главного редактора российского веб-ресурса Полит.ру Борис Долгин уверен, что «точно не мир».

«Хотя бы потому, что из текущего состояния весьма легко выйти, – пояснил он в интервью «Голосу Америки». – Для этого вполне достаточно какого-нибудь серьезного инцидента».

Журналист оценил происходящее как наступление перемирия.

«Нельзя сказать, что оно соблюдается идеально, – продолжил он. – Но пятничные переговоры в Минске и впрямь помогли решить часть вопросов, которые оставались до этого мешали, скажем так – более полному прекращению огня».

Как ему представляется, один из принципиальных вопросов в этом контексте – фиксация «линии разграничения» сторон.

«До этого наблюдалось очень большое искушение выйти за пределы этой линии, – заметил Долгин. – Причем попытки такого рода предпринимались с обеих сторон».

Одновременно эксперт допустил, что, возможно, еще более принципиально здесь – осуществление мониторинга ОБСЕ.

«Потому что без третьей стороны, которая постоянно фиксировала бы все случаи нарушения, и которой оба переговорщика доверили связанные с этим процедуры, ничего работать не может, – резюмировал он. – Перемирия, условно говоря, хватает для обмена пленными, а на что-то большое – нет».

Как ему кажется, бывшее ранее чрезвычайно хрупким перемирие стало чуть прочнее.

«Но все равно искушение прервать его и продолжить решать свои вопросы силовым путем велико», – уточнил Долгин.

Патовая ситуация

Российский политический аналитик Андрей Пионтковский назвал сложившуюся ситуацию патовой.

«Она объясняется тем, что украинцы убедились: вышибить так называемых повстанцев с территории Донецкой и Луганской областей они не могут, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – Потому что Путин будет посылать туда столько войск, сколько необходимо, что нанести поражение армии Украины. А с другой стороны, он понимает, что развить успех ему крайне сложно, и к тому же весьма чревато последствиями».

По его словам, в Кремле явно побаиваются новых санкций, неизбежных при возобновлении боевых действий в регионе.

«Ведь все эти псевдо-мирные переговоры с Порошенко накануне саммита НАТО и ЕС проводились исключительно с целью сбить нараставшие, как снежный ком, негативные настроения в отношении России, – полагает Пионтковский. – Кроме того, сказываются и понесенные страной потери. Там уже сотни наших солдат погибли, и это стало невозможно отрицать».

С его точки зрения, идея новоявленной «Новороссии» и «Русского мира» потерпела сокрушительный крах.

«Путин вместо большой романтической Новороссии останется лишь с бандитскими Луганском и Донецком на руках, – подчеркнул он. – Продвижение кремлевских идей дальше исключено. Во всех остальных областях (на юго-востоке Украины), подавляющее число населения поддерживает Киев».

При этом Пионтковский убежден, что Путину совершенно не нужно аннексировать территории Луганской и Донецкой областей.

«Ему нужно, чтобы они остались частью Украины. С целью создания раковой опухоли внутри страны – наподобие Приднестровья в Молдавии и Абхазии с Южной Осетией в Грузии. Вокруг этого сейчас и продолжается вяло текущая военная и политическая борьба», – заключил он.

«Субъективный фактор» перемирия

По мнению исполнительного директора Центра прикладных политических исследований «Пента» Александра Леонова, перемирие на востоке Украины всецело зависит от «субъективного фактора» участников вооруженного конфликта.

Это при том, говорит Александр Леонов Русской службе «Голоса Америки», что на политическом уровне достигнут ряд договоренностей о прекращении огня и деэскалации противостояния.

«Многое зависит от поведения противоборствующих сторон, а также от тех, кто противостоит украинским вооруженным силам. Если последует какое-то наступление со стороны боевиков или России – конечно, перемирию придет конец, поскольку последует ответная реакция, а договоренности, которые худо-бедно выполняются, будут сорваны», – подчеркивает эксперт.

Он считает, что у мирного плана президента Петра Порошенко хватает противников, которые попытались бы вывести конфликт в Донецкой и Луганской областях на новый уровень напряженности.

«Поводов для того, чтобы субъективно сказать, что у украинской стороны ничего не получается и не получится – достаточно. Мы видим, что, несмотря на перемирие, обстрелы не просто продолжаются, они являются следствием политического давления со стороны России, пророссийских сил. В условиях украинской избирательной кампании в Верховную Раду для Петра Порошенко очень важно не отступать от намеченного мирного плана. Тем более, что лидер Украины неоднократно заявлял о том, что мир не может быть достигнут любой ценой», – констатирует Александр Леонов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG