Линки доступности

Эксперты комментируют последние подвижки в деле экс-сотрудника АНБ


Ситуация со Сноуденом становится все более запутанной. Если поначалу российские СМИ дружно сообщали, что в понедельник 24 июня он намерен вылететь из Москвы, взяв курс на Кубу, то теперь «Интерфакс» со ссылкой на источник в столичных силовых структурах передает, что на борту самолета бывшего сотрудника АНБ не оказалось. «Эдварда Сноудена на борту нет, он не полетел этим рейсом», – приводит агентство слова источника, говорившего на условиях анонимности.

Напомним, что в США Сноудена обвиняют в государственной измене; паспорт его аннулирован. Ранее российские СМИ утверждали, что из Гаваны Сноуден намерен отправиться в Каракас, а оттуда, возможно, – в Эквадор. Как сообщается, бывший сотрудник АНБ обратился к правительству этой страны с просьбой о предоставлении ему политического убежища. Эквадорские власти согласились рассмотреть этот вопрос.

Накануне представитель Совета национальной безопасности США Кейтлин Хайден заявила, что Вашингтон ждет от Москвы выдачи Сноудена Соединенным Штатам.

«Мы ожидаем, что российские власти рассмотрят все возможные варианты выслать мистера Сноудена обратно в США, с тем, чтобы он предстал перед судом», – цитирует слова Хайден агентство Reuters.

Почему же российская сторона не пошла навстречу американской? Официального ответа на этот вопрос пока нет. По мнению ведущего научного сотрудника Института проблем международной безопасности РАН Алексея Фененко, эпизод со Сноуденом вписывается в рамки обмена колкостями, в последнее время имеющего место в отношениях между двумя странами.

«Сначала закон Магнитского, затем ответный закон Димы Яковлева и весьма странный шпионский скандал в Москве, теперь вот это», – так охарактеризовал ситуацию московский эксперт.

По словам Фененко, Москва стремится продемонстрировать американцам: если что-то позволено США, то позволено и остальным – включая Россию.

«Это, на первый взгляд, смешные моменты, – считает Алексей Фененко, – но за ними стоит серьезная вещь: отрицание американского мирового лидерства и исключительных прав американцев на какой-то особый статус в международных отношениях. Мол, если вы говорите на языке санкций, то и мы будем отвечать тем же».

Сходного мнения придерживается директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев.

«Составной частью – не продекларированной, но фактической – российской линии является занятие позиций, противоположных американским», – констатирует Ознобищев.

По мнению Ознобищева, если бы Сноуден обратился с заявлением о предоставлении ему российского гражданства, то в Госдуме почти единогласно проголосовали бы за это решение.

«Особенно, – подчеркивает политолог, – если бы это соответствовало решению нашего первого лица».

«Такие отношения друг с другом очень сложно менять, – констатирует Ознобищев. – Вот если бы сверху в России был послан однозначный сигнал, что мы с Америкой партнеры, то российская элита очень быстро переориентировалась бы».

Чем же обусловлены посылаемые элите сигналы? По мнению Алексея Фененко, причина нынешнего обострения двусторонних отношений – в том, что в российском руководстве закон Магнитского был воспринят как «попытка отказать части российской элиты в легитимности». «Отсюда, – полагает аналитик, – и пошли все остальные контрходы с российской стороны».

Американский эксперт: Сноуден – не проблема России?

А вот как прокомментировал происходящее в Москве Мэтью Рожански (Matthew Rojansky), заместитель директора программы России и Евразии при Фонде Карнеги за международный мир:
«Разумеется, россияне были в курсе того, что он был на борту самолета "Аэрофлота", и вне сомнений, использовали возможность его пребывания в Москве, чтобы получить от него информацию и копии файлов, которые были на его компьютерах. Несмотря на угрозы госсекретаря Керри, США практически ничего не могут с этим сделать – мы нуждаемся в сотрудничестве с россиянами в сфере безопасности больше, чем они. Кроме того, ответственность за то, что Сноуден ушел от ответственности, больше лежит на Китае, чем на России. В конце концов, он был на территории Китая, оставался в дорогих отелях, больше недели был в контакте с китайскими представителями органов безопасности – и они не предприняли никаких действий, даже когда стало ясно, что США реально хотят этого парня назад. В России же пока он считается транзитным пассажиром, который не покидал здания аэропорта. Российская сторона уже утверждает, что США ведут себя двулично по отношению к Китаю и России во всем, что касается прав человека, так что этот эпизод только сыграет им на руку. Не стоит также забывать о том, что Россия попросила партнеров по Интерполу арестовать Билла Браудера – а мы назвали это политически мотивированным делом и отказались это трогать. Так что у россиян более чем достаточно причин заявить, что Сноуден – это не их проблема».

Freedom House: Правоту надо доказывать в американском суде

Арч Паддингтон (Arch Puddington), вице-президент по исследованиям правозащитной организации Freedom House, cчитает, что действия, совершенные Эдвардом Сноуденом с тех пор, как слитая им информация была обнародована, подрывают его утверждения, что он действовал в интересах американского общества.

«США – это страна с верховенством закона, в которой считается незаконным для людей, которые работают на правительственные организации, делать публичной секретную информацию, – сказал Паддингтон в интервью Русской службе «Голоса Америки». – И если ты идешь на этот шаг, ты должен быть готов к последствиям. Дэниэлу Элсбергу, слившему в 1971-м году документы Пентагона о войне во Вьетнаме, были предъявлены обвинения – но он выиграл по суду. Сноуден был обвинен в определенном преступлении, и мне хотелось бы надеяться, что если он является настоящим «разоблачителем» – у него должно было быть достаточно веры в судебную систему США, чтобы попытаться доказать свою правоту в американском суде. Но все его поступки с тех пор идут ему только во вред – его маршрут через Китай, Россию, и, как утверждается, Кубу и Эквадор – демонстрирует, что он готов использовать гостеприимство режимов, входящих в список худших врагов свободы слова, и не исключено, что при этом и они используют его.

Если он действительно осядет в Эквадоре – его трудно будет считать легитимным разоблачителем нарушений прав американских граждан. Не думаю, что Россия, Куба или Эквадор будут сотрудничать с США в этой истории – из-за этого он их и выбрал. Но я считаю, что Сноуден все еще имеет шанс, и должен им воспользоваться – вернуться в США и предстать перед судом, хотя понятно, что его последние действия нанесли удар по его репутации в суде общественного мнения в Америке».

По словам Паддингтона, его не удивляет реакция администрации Обамы: – «Это серьезная история, и к ней отнеслись серьезно». Вместе с тем, нельзя считать, что в США «автоматически сажают в тюрьму на 20 лет» за любое разглашение секретной информации. «Как в администрации Буша, так и в администрации Обамы были суды против чиновников, сливавших прессе классифицированную информацию – и результаты были самыми разными. Иногда все приходило к заключению сделки со следствием, иногда – к отставке чиновника, к оправданию, или небольшим тюремным срокам. В случае Брэдли Мэннинга, который слил сотни тысяч документов Викиликс – это уже дело военного суда».

По поводу того, где проходит граница между свободой слова и национальной безопасностью, эксперт говорит, что в данном случае критерием является ущерб, нанесенный Сноуденом безопасности его страны. «Мы слышали о том, что часть материалов, которые он пытался слить американским СМИ, не были опубликованы – предположительно из-за того, что эти материалы вызывали определенные вопросы и дискомфорт. Что касается вопроса, оказал ли Сноуден услугу гражданскому обществу США, рассекретив программы сбора информации – я не думаю, что сами программы существенно изменятся вследствие этого скандала. Возможно, Конгресс будет получать больше информации о них, или процесс утверждения слежки судом будет жестче».

Эксперт Freedom House убежден, что скандал негативно отразится на эффективности работы государственного аппарата – из-за ужесточения проверок работников по контракту, которые могут иметь доступ к секретной информации. «Утверждение кандидатов в должности будет занимать больше времени, и этот дорогостоящий процесс проверок будет отвлекать сотрудников от задач, для выполнения которых их нанимают».

«Москва явно испытывает удовольствие, ставя Вашингтон в неловкое положение и вызывая разочарование американской стороны в вязи с делом Сноудена», – сказал в комментарии для «голоса Америки» профессор политологии из Университета Джорджа Мейсона Марк Катц (Marc Katz). По словам аналитика, «давая Сноудену возможность лететь через Москву к пункту назначения, Москва откровенно препятствует усилиям Соединенных Штатов, стремящихся его задержать. Одновременно российская сторона дает понять, что Сноуден не представляет собой проблемы для двусторонних отношений – где бы ему ни было предоставлено убежище».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG