Линки доступности

Эдвард Сноуден, национальная безопасность и свобода слова

  • Виктор Васильев

Утечка информации в политическом контексте

МОСКВА - Британские и американские издания назвали имя сотрудника Агентства национальной безопасности США (АНБ), ставшего источником утечки информации о том, что агентство прослушивает телефонные звонки граждан и следит за сайтами крупнейших интернет-компаний и социальными сетями. Московские эксперты полагают, что скандальнгая тема весьма актуальна и для России.

29-летний Эдвард Сноуден заявил, что разрешил газетам Guardian и Washington Post назвать его источником утечки, уточнив в беседе с журналистами, что даже настаивает на этом, поскольку, по его мнению, он не сделал ничего предосудительного.

«Я не намерен скрывать, кто я такой, поскольку знаю, что не совершил ничего плохого», — приводит слова Сноудена Washington Post.
По оценке Guardian, речь идет о крупнейшей утечке разведывательных данных в истории США».

«Тонизирующие скандалы»

Эксперты, с которыми побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки», по-разному восприняли историю со Сноуденом. Игорь Яковенко – глава общественного телевидения (СОТВ), а в прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, – охарактеризовал случившееся как «хорошую новость».

«Такие скандалы, – считает Яковенко, – тонизирующе воздействуют на страны, в которых происходят. Потому что любое государство, любая власть имеют тенденцию к «закукливанию», сползанию в авторитаризм, а если этому не противостоять, то и в тоталитаризм».

«Понимаю, что здесь, скорее всего, есть некий конфликт между корпоративными нормами и правом, а возможно, даже между законом и правом», – признал в то же время Игорь Яковенко.
Тем не менее, убежден эксперт, «контроль общества над спецслужбами укрепляет страну и государство, а не ослабляет их».

Клубок противоречий

По мнению директора Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрия Рогулева, дело обстоит сложнее. И в частности – потому, что речь идет о деятельности секретных служб и об их доступе к социальным сетям, которыми пользуются миллионы людей.

«Этот доступ, – считает Рогулев, – имеет почти бесконтрольный характер. Поэтому, конечно, здесь возникает масса вопросов. С одной стороны, понятно, что информация собирается с учетом безопасности США, в первую очередь, от террористической угрозы. Но, с другой стороны, кто может гарантировать, что здесь исключены злоупотребления? Кто знает, какого рода собирается информация?»

Подобная практика станет со временем предметом обсуждения на международном уровне, полагает Юрий Рогулев.

Напомним, что в связи с нынешней утечкой информации АНБ потребовало провести уголовное расследование.
Аналитики, однако, задаются вопросом: как соотносятся в подобных случаях интересы национальной безопасности государств и свобода слова?

«В ходе публичной дискуссии, – считает Игорь Яковенко, – общество должно делегировать в спецслужбу именно те права и полномочия, которые оно готово делегировать. Безусловно, спецслужбам необходимо обладать определенным уровнем секретности. Но вот, каким именно уровнем, это должно быть обсуждено публично».

Прецеденты, считает российский журналист, существуют: «Что может остановить военных в бессмысленной или преступной войне? Только контроль общества. В тех странах, где этот контроль есть, в конечном итоге все выравнивается. Так, США ушли из Вьетнама. Потому что общественного контроля над властью в США достаточно. Он обеспечивается прежде всего свободой прессы и разделением властей. А в тоталитарных странах такого контроля нет, поэтому власть там получает безграничные права».

Прокомментировал Игорь Яковенко и ситуацию в России.
«Истории, когда представители спецслужб пытались что-то рассказать о закулисной, порою преступной деятельности своих ведомств были, – констатирует Яковенко. – Но известно, чем они заканчиваются. Полония в России еще довольно много. Что происходит с такими «перебежчиками», мы хорошо знаем на примере Литвиненко и других».

«То, что происходит сейчас вокруг АНБ, – заявил 10 июня на семинаре Московской школы политических исследований посол США в России Майкл Макфол, – это споры между теми, кто выступает за защиту прав человека, и теми, кто считает необходимым иметь сильную систему национальной безопасности. Это их типичные дебаты».

«Многие в Америке сейчас хотят узнать, соблюдала ли администрация Обамы законы, – продолжал Макфол. – В Америке 1,5 миллиона НКО, и большинство из них настаивает на соблюдении прав человека. Но более важный момент состоит в том, что у нас есть гражданское общество, которое позволяет следить за этой (государственной) системой. Все это – предмет обсуждения. Да, мы делаем ошибки, но главное, что идет дискуссия».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG