Линки доступности

Дэвиду Саттеру отказали во въезде в Россию

  • Виктор Васильев

 Дэвид Саттер

Дэвид Саттер

Комментарии Госдепартамента США и российских экспертов

МОСКВА – Российские власти запретили въезд в страну известному американскому журналисту Дэвиду Саттеру, отказав ему в продлении визы.

Саттер с сентября 2013 года работал советником президента «Радио Свобода/Свободная Европа» в Москве. В декабре он уехал в Украину, откуда опубликовал на сайте РС цикл материалов под названием «Киевский дневник американского журналиста».

Репортер планировал продлить российскую визу в местном консульстве. Но, когда он обратился в дипмиссию, ему было заявлено, что «компетентные органы» считают его присутствие на территории Российской Федерации нежелательным.

Департамент информации и печати МИД РФ опубликовал следующее заявление: «Д. А.Саттер въехал в Россию 21 ноября 2013 г. Получив в Пресс-центре МИД России аккредитационное удостоверение корреспондента радиостанции “Свобода”/”Свободная Европа” сроком на один год, он по действующим миграционным правилам незамедлительно должен был явиться в Управление Федеральной миграционной службы (УФМС) по г. Москве и получить многократную визу для пребывания на территории России, о чем был уведомлен московский корпункт радиостанции. Несмотря на это, Д. А. Саттер обратился в УФМС по г. Москве лишь 26 ноября 2013 г., где ему было отказано в многократной визе на основании грубого нарушения российского миграционного законодательства. Фактически с 22 по 26 ноября 2013 г. этот гражданин США находился на территории России незаконно. 29 ноября 2013 г. прошло заседание Таганского районного суда г. Москвы, на котором Д. А. Саттер был признан виновным в административном нарушении. Свою вину он признал.

Судом было назначено наказание в виде штрафа с административным выдворением за пределы Российской Федерации. 4 декабря 2013 г. Д. А. Саттер покинул территорию России. На основании статьи 27 пункта 2 Федерального закона “О выезде из Российской Федерации и въезде в Российскую Федерацию” миграционными властями ему был закрыт въезд на территорию нашей страны на 5 лет со дня выдворения».

В распространенном ранее заявлении главы радиостанции Кевина Клоуза подчеркивалось, что о решении российских властей было сообщено посольству США в Москве, которое обратилось за соответствующими разъяснениями в российское внешнеполитическое ведомство, однако реакции МИДа не последовало. Клоуз также заметил, что заявление о том, что российские власти считают пребывание Саттера в России «нежелательным», равнозначно объявлению его персоной «нон грата».

Политический аналитик и публицист Андрей Пионтковский, хорошо знакомый с Саттером, назвал нынешнюю историю «типичным дежавю».

«Дэвид был корреспондентом, которого пытались выслать из Советского Союза еще в 70-х годах (тогда журналист представлял Financial Times – В.В.), – напомнил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – Лучшего примера, подтверждающего возвращение в прежние времена, просто трудно придумать – просто “назад в СССР”. Остается только поблагодарить наши власти за то, что они так явно обозначили свою позицию».

Ведущая рубрики в газете Moscow Times Мишель Берди считает, что этот инцидент не приведет к аналогичной реакции США в худших традициях «холодной войны»: «Такого не должно произойти. Иначе это может иметь непредсказуемые последствия».

По словам Мишель Берди, регистрация в ФМС распространяется на всех иностранных журналистов, и это правило нужно соблюсти в течение cеми дней после приезда в страну: «Меня, например, регистрировала моя фирма. Но ты можешь и сам направить какую-то бумажку в течение указанного срока. Мы всегда получаем напоминание, что в противном случае дело чревато очень большим штрафом».

Берди сообщила также и о других «правилах игры» для зарубежных корреспондентов в России: «Если у тебя два административных нарушения, то тебе могут не дать визу в течении трех лет. А административное нарушение включает в себе, в том числе, неправильную парковку. Так что в Москве его легко заработать и по ошибке. Тем не менее, были случаи, когда иностранцам отказывали в визе именно на этом основании. Но мы знаем, что в других случаях иностранные корреспонденты многократно превышали скорость, совершали десятки административных нарушений, однако у них не возникало никаких проблем. В общем, правила есть, но они применяются, что называется, на усмотрение властей».

Заместитель заведующего кафедрой конституционного и муниципального права ВШЭ профессор Илья Шаблинский заметил, что Саттер вплоть до прошлого года спокойно работал в России, и считает, что столь серьезные меры по отношению к журналисту вызваны все-таки была его профессиональной деятельностью: «Он, безусловно, раздражал российские спецслужбы. В своей книге он допускал, что взрывы домов в 1999 году причастно ФСБ. А формальные основания для отказа ему в визе найти нетрудно. Не знаю точно, какими подзаконными актами руководствовалась ФМС. Но вообще в большинстве государств существуют нормы, согласно которым может быть отказано во въездной визе без объяснения причин».

По мнению руководителя межрегиональной общественной организации «Правозащитная организация «Восход», члена СПЧ Евгения Боброва, насчет многократной визы человек, находясь легально в стране, может обратиться в ФМС в любой промежуток времени, а правомерность решения суда по делу Саттера он подверг сомнению: «Решение суда ни о чем не говорит. Они в определенных случаях штампуют все, что им напишут. Тут как раз может быть все, что угодно. Суд наверняка был без переводчика, как обычно. Но конкретных обстоятельств дела я не знаю».

Председатель ассоциации «Агора», член комиссии Совета по правам человека при президенте РФ по свободе информации Павел Чиков заметил, что обычно контрмеры в международном праве используются, когда речь идет об объявлении персонами «нон-грата» представителей власти.

«Дипломатических работников, сотрудников посольств, разведчиков и так далее, – уточнил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – Когда же дело касается гражданских лиц, власти к таким методам не прибегают».

Опрошенные эксперты затруднились объяснить мотивы, которыми могла руководствоваться Москва.

«С чем связано обострение отношения к Дэвиду, точно не могу сказать. Но, в общем, он всегда был “на карандаше” у российской власти», – резюмировал Пионтковский. Он не исключил, что это вызвано неудовольствием Москвы деятельностью «Радио Свобода».

Мишель Берди не отрицает, что Саттер критически относился к тому, что происходит в России.

«Да, это всегда сильно раздражает власти, – продолжила она. – Но помимо Дэвида у России полно и других критиков. Так что я не понимаю, почему выбор пал именно на него. Скорее всего, это связано не с его журналисткой деятельностью, а с “Радио Свобода”, где он работал в последнее время».

В любом случае, это печальная новость, уверена журналист.

«Когда я с утра читала об этом, меня охватила жуткая грусть, – призналась она. – Потому что такого, когда западным журналистам отказывали в визе, кажется, не было за весь постсоветский период. Хотя, впрочем, был еще случай, связанный с журналистом, писавшим про Чечню».

По данным Павла Чикова, это не первый отказ во въезде иностранным журналистам в Россию: «В последние годы это случилось, как минимум, еще и с французской журналисткой. При этом нужно понимать, что есть довольно большой перечень людей, которым на систематической основе отказывается во въезде. Так, очень много лет не может получить российскую визу руководитель норвежской правозащитной организации “Норвежский хельсинский комитет”. Очевидно, что это тенденция, и не очень хорошая».

С точки зрения самого Саттера, высказанной им в беседе с корреспондентом британской газеты Guardian, российские спецслужбы мог обеспокоить его интерес к взрывам домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске в 1999 году.

Во вторник, заместитель пресс-секретаря Госдепартамента США Мари Харф заявила: «Мы разочарованы тем, что российские власти отказали ему в визе. Посольство США в Москве выразило российским властям нашу озабоченность этим решением».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG