Линки доступности

Медведев и Путин – реакция на теракт

  • Виктор Васильев

Президент РФ Дмитрий Медведев (второй справа) и премьер-министр РФ Владимир Путин (третий справа). Москва. Россия. 29 декабря 2010 года

Президент РФ Дмитрий Медведев (второй справа) и премьер-министр РФ Владимир Путин (третий справа). Москва. Россия. 29 декабря 2010 года

Четверг, 26 января, объявлен Днем траура в Москве и Подмосковье в память о жертвах теракта в аэропорту «Домодедово», в столичном регионе отменена большая часть развлекательных мероприятий.

Некоторые российские эксперты обращают внимание, что «две головы» российской власти по-разному повели себя после теракта. С основными заявлениями по поводу трагедии выступил Дмитрий Медведев. Он отложил поездку в Давос на Международный экономический форум и пообещал, что те, кто стоят за этим терактом, будут пойманы и наказаны.

«Тряхните вообще всю транспортную милицию. Если люди не понимают, как надо работать, мы найдем других людей. Контроль должен быть ежедневным, он должен быть, к сожалению, навязчивым, иначе мы просто не добьемся тех целей, которые ставим», – сказал в среду, 25 января, президент Медведев на совещании по безопасности на транспорте, комментируя доклад главы МВД об увольнениях милицейского руководства в аэропорту «Домодедово».

Владимир Путин в этом контексте остался как бы на втором плане, что не очень привычно для него. Он говорил в основном об экономической помощи жертвам теракта. Случайна ли такая расстановка лиц, есть ли здесь место предвыборной тактике? Об этом корреспондент Русской службы «Голоса Америки» расспросил российских экспертов и политиков.

«Пиар-реакция» во время чумы

Эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров отмечает, что оба – и премьер, и президент – вопреки обыкновению моментально и публично стали реагировать на события в «Домодедово». При этом, по его мнению, это была, скорее, пиар-реакция. «Медведев отправил туда (на место трагедии) двух глав регионов, а Путин направил министра здравоохранения в больницы. Медведев практически сразу после теракта собрал совещание, на котором, однако, не было основных задействованных персонажей, а были председатель СКП, генпрокурор и министр транспорта», – заметил эксперт Московского центра Карнеги.

Он полагает, что Путин тем временем решал проблему с директором ФСБ и министром внутренних дел – теми, кто реально занимался расследованием и ликвидаций последствий теракта, но это делалось не публично. Николай Петров убежден, что проблема с терактом заключается в том, что он прямо или косвенно бьет и по тому, и по другому участнику властного тандема. По Медведеву – поскольку тот ставит во главу угла проблемы безопасности. «Проблемы-то жесткие, а Медведев мягкий и занимается не безопасностью, а модернизацией. То, что мы видели в связи с терактом, тоже не меняло его образ», – комментирует политолог.

Что касается Путина – продолжает Николай Петров – он 11 лет назад пришел к власти с идей обеспечить безопасность страны и сказал, что знает, как это делать. «За это время много что было сделано, в том числе были резко расширены возможности, финансовое и ресурсное обеспечение всех спецслужб, а теракты как бы демонстрируют: что-то было сделано неправильно. Стратегия оказалась не эффективной. И вот политической реакции на это, реакции политического лидера, который поставил бы вопрос о том, что именно надо пересматривать, какие именно вопросы надо обсуждать, этого мы пока не увидели – ни с той, ни с другой стороны», – подчеркнул эксперт.

Очевидно, что по крайней мере, часть действий руководителей государства связана с пиаром, но здесь они постарались минимизировать ущерб, а не получили какие-то дополнительные очки в преддверии президентской гонки 2012 года, считает Николай Петров.

Борьба за имидж

На взгляд члена Федерального политического совета Объединенного демократического движения «Солидарность» Ильи Яшина, Путин был бы совершенно не против того, чтобы за ним остался имидж борца с терроризмом. «Но тут возникает одна проблема, – говорит он, – Постепенно к нему приклеивается имидж человека, который провалил антитеррористическую политику в стране, имидж человека, не способного обеспечить безопасность граждан России».

Илья Яшин напомнил, что Владимир Путин с 1999 года обещает «мочить террористов в сортире», но за эти годы мало что изменилось: в России по-прежнему гремят взрывы в метро, в крупнейшем аэропорту террористы совершенно беспрепятственно проносят взрывчатку. В этом смысле, думает политик, ситуация для Путина за 11 лет сильно изменилась. «Каждый новый теракт сильно бьет по его авторитету. Если в момент прихода к власти он ассоциировался с сильной жесткой рукой, способной навести порядок, то сегодня Путин все больше ассоциируется с провалом антитеррористической борьбы», – резюмирует он.

Лидер «Солидарности» не думает, что Путин стремится прикрыться Дмитрием Медведевым, сознательно уступая ему центральное место на телевизионной авансцене. Он считает, что Путину просто нечего сказать в свою защиту. «Повторять одни и те же заученные мантры про то, что спецслужбы будут вести борьбу с терроризмом, конечно, можно. Только доверия к нему все меньше и меньше», – сказал Илья Яшин.

На его взгляд, Медведев не выглядел в эти дни убедительным. «Убедительными в этой ситуации стали бы решения по отставкам руководителей силовых структур. Вот если бы Медведев имел хотя бы каплю политической воли, то он обязан был бы отправить на пенсию руководителей МВД и ФСБ, которые проспали теракт. Да и председателя правительства тоже по большому счету пора бы отправить в отставку. Однако президент переложил значительную часть ответственности за теракт на работников аэропорта, что говорит о его слабости как политика», – заявил Илья Яшин.

Яшин отмечает, что, как гражданин, он не услышал ответы на волнующие его вопросы. «С другой стороны, я и не надеялся на это. Наши власти не любят давать ответы на неудобные вопросы. Они предпочитают простые и малодушные решения, которые позволяют лично им избежать ответственности», – подытожил политик.

Действия в соответствии с договоренностями

Руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий Александр Ивахник согласен с тем, что Путин в данном случае нарочито уступил инициативу Медведеву. «Он сознательно предоставляет возможность Медведеву делать заявления как главе государства, а сам как фигура – по крайней мере, формально – более функциональная, старался избегать широковещательных заявлений. При этом Путин, естественно, выразил поддержку жертвам теракта, посетив больницы», – утверждает аналитик.

Он думает, что такое положение вещей вполне естественно в рамках договоренности о разделении функций между двумя участниками тандема, и не увязывает это напрямую с приближением предвыборной кампании. Ему кажется, что Медведев более рельефно представил свою позицию. «В какой-то степени, возможно, более сдержанная позиция Путина по поводу каких-либо публичных заявлений связана еще и с тем, что он в России считается лидером силовиков. А теракт – очередное свидетельство недоработок, слабости в направлении борьбы с терроризмом. Поэтому ему, может быть, сложнее делать убедительные заявления», – аргументирует Александр Ивахник.

«Органчики Салтыкова-Щедрина»

Сопредседатель Партии народной свободы Владимир Рыжков так характеризует реакцию Медведева и Путина на ужасную трагедию в «Домодедово»: «Они, как органчики Салтыкова-Щедрина, повторяют одну и ту же песню после каждого теракта. Их роли здесь так же четко распределены. …Медведев изображает активное руководство силовыми структурами. А так как Путин во главе правительства отвечает за экономические вопросы, он изображает заботу о людях и делает акцент на выплате денежных компенсаций семьям погибших и раненых», – умозаключает представитель оппозиции.

Самое неприятное в этой истории заключается именно в том, что она эта повторяется: «После каждого громкого теракты мы слышим ритуальные заявления, что террористы будут найдены и уничтожены, что в систему безопасности аэропортов, железных дорог, общественного транспорта будут внесены необходимые корректировки. Проходит несколько месяцев, и происходит новый теракт», – отмечает Владимир Рыжков.

При этом он обратил внимание, что руководство страны не привлекает к ответственности лиц, непосредственно ответственных за неэффективность антитеррористических действий. «При Патрушеве, бывшем главе ФСБ, было огромное количество терактов с массовыми жертвами. Он «успешно» руководил ФСБ, сейчас руководит Советом безопасности. Нынешний руководитель ФСБ Бортников также остался на своей должности после мартовских взрывов в метро», – констатирует Владимир Рыжков. Такая ситуация, в его представлении, немыслима ни в одном современном государстве.

Сопредседатель Партии народной свободы совершенно не удовлетворен реакцией двух первых лиц страны на трагическое событие. «Все опять сводится к техническим вопросам. Это говорит нам о том, что, скорее всего, ничего не изменится, и уже вскоре мы можем столкнуться с очередным кровавым терактом», – с горечью прогнозирует Владимир Рыжков.

Взрыв в международном терминале аэропорта «Домодедово» произошел в понедельник, 24 января. По предварительным данным, сработавшее взрывное устройство имело мощность от 5 до 7 килограммов в тротиловом эквиваленте. По последним данным, погибли 35 человек, госпитализированы 116 пострадавших.

Русская служба "Голоса Америки" сообщает:

Владимир Путин заявил, что теракт в аэропорту Домодедово, как показывает расследование, не связан с действиями чеченских экстремистов. Он также подчеркнул, что ни одно уважающее себя государство не ведет переговоров с террористами. Такие переговоры, по словам Путина, приводят к распространению агрессии и кровопролития. Он добавил, что именно попытки вести такие переговоры привели к двум войнам в Чечне.

Другие материалы о событиях в России читайте здесь

Спецрепортаж о событиях в «Домодедово» читайте здесь»

XS
SM
MD
LG