Линки доступности

Россия и «ИГ»: почему провалился «план Путина»?

  • Виктор Васильев

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (архивное фото)

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (архивное фото)

Эксперты – о разногласиях Москвы и Вашингтона по созданию коалиции по борьбе с исламистскими террористами

МОСКВА – США и России не удалось сблизить позиции по формированию совместных действий в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». Об этом, как сообщает Reuters, заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров после переговоров с госсекретарем США Джоном Керри.

Встреча глав дипломатии двух стран состоялась в столице Малайзии Куала-Лумпуре, куда Керри и Лавров прибыли для участия в форуме Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), и это уже их второе рандеву за последние три дня.

«Мы согласны, что «Исламское государство» – наша общая угроза, общее зло, – приводит Reuters слова Сергея Лаврова. – Мы согласны, что нам необходимо объединить усилия в борьбе с этим явлением, как можно эффективнее и как можно скорее. Однако сейчас у нас нет общего подхода к тому, как именно мы можем это сделать, исходя из продолжающегося противостояния различных игроков на месте».

В российских медиа предложения Лаврова, привезенные в Куала-Лумпур,называют «планом Путина». Суть его, если коротко, в создании новой широкой международной коалиции с привлечением сирийской и иракской армий, курдских военных формирований и стран региона.

Сейчас, напомним, против группировки «Исламское государство» как в Сирии, так и в Ираке борется международная коалиция во главе с США, а Россия в основном занимает позицию стороннего наблюдателя.

Зачем Лавров привез «безнадежный» план?

Эксперт Московского центра Карнеги профессор Алексей Малашенко полагает, что путинский план «изначально был провальным».

«Потому что после того, как Вашингтон принял решение бомбить войска режима Асада, если те предпримут попытки напасть на лагеря подготовки умеренной сирийской оппозиции, стало окончательно ясно: американцы на российские предложения ни за что не согласятся», – пояснил он в интервью Русской службе «Голоса Америки».

По его мнению, Москва предприняла подобный шаг, отдавая себе полный отчет в его бесперспективности.

«Россия долго молчала (по вопросу своего участия в противостоянии с «ИГ»), но ей же надо было что-то предложить, вот и был придуман такой план, – добавил Малашенко. – Лавров, думаю, все прекрасно понимал, когда ехал на встречу в Куала-Лумпур. Это был просто глобальный популистский акт».

По оценке профессора, в том, что стороны ни о чем не договорились, ничего удивительного нет, поскольку российский план был нереальным.

С ним солидарен директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин.

«Разумеется, план был не реальным, а декларативным, – заметил он в комментарии «Голосу Америки». – А заявление Лаврова преследует несколько неоднозначных целей, в том числе – посеять раскол в существующей коалиции, переводя стрелки на то, что надо бороться в первую очередь не с Асадом, а с «ИГ».

Шумилин предположил, что расчет Москвы строился на том, что среди стран, входящих в коалицию, действительно найдутся те, кто сочтет «ИГ» наибольшим злом по сравнению с Асадом.

«Это раз, – продолжил он. – А, кроме того, это сделано, чтобы продемонстрировать готовность России участвовать вместе с мировым сообществом в борьбе с терроризмом. Ведь Москву раньше приглашали в коалицию, но она всячески упиралась, так как Путин не видел для себя здесь никаких перспектив».

С точки зрения эксперта, Кремль своим жестом надеялся избежать упреков в бездеятельности.

Откажется ли Путин от Асада?

Тем временем, президент Турции Реджеп Эрдоган высказал предположение, что Россия готова отказаться от поддержки Башара Асада.

«Путин больше не считает, что Россия будет поддерживать Асада до конца. Думаю, он может оставить Асада», - цитирует американский канал NBC News выдержки из турецких СМИ.

Алексей Малашенко по этому поводу заметил, что идея об отказе России от безоговорочной поддержки Асада существует уже несколько месяцев.

«Почему она возникла? – рассуждает он. – Это своего рода форма нажима на Москву, что, в общем, довольно бессмысленно. Но есть еще одно обстоятельство: когда Россия начинала поддерживать Асада в самом начале междоусобных событий, с точки зрения Москвы, это было достаточно обоснованно. Альтернативы Асаду вроде как бы и не существовало».

Но, как ему видится, надежды Москвы на то, что Асад сумеет подавить или ограничить действия оппозиции, не оправдались.

«Поэтому разговоры о том, что Россию можно уговорить отказаться от Асада, имеют под собой основания: он не справился с возложенной на него задачей», – резюмировал эксперт Московского центра Карнеги.

Александр Шумилин также считает, что в заявлении турецкого президента есть определенная логика.

«Если предположить, что Эрдоган прав, то это означает попытку России адаптировать свою политику к новой ситуации, когда Асад утрачивает свое влияние и подвластные ему территории, – подчеркнул он. – Вот отсюда и протягивание руки региональным грандам – Саудовской Аравии, Катару – и попытка взаимодействия с США на этой почве».

Как ему кажется, основной причиной возможного сдвига политики Москвы в этом направлении может стать дальнейшее заметное ослабление позиций режима Башара Асада.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG