Линки доступности

Про успехи ПРО и заботы политиков

  • Виктор Васильев

Старт ракеты-перехватчика наземной системы ПРО США. Калифорния. 22 июня 2014 г.

Старт ракеты-перехватчика наземной системы ПРО США. Калифорния. 22 июня 2014 г.

В США осуществлен успешный запуск ракеты-перехватчика ПРО

Американская система наземной ПРО, управляемая компании Boeing, в воскресенье поразила ракету условного противника над Тихим океаном в ходе первого успешного испытания по перехвату в рамках программы, начиная с 2008 года, сообщили в министерстве обороны США.

Перехват должен помочь подтвердить работоспособность системы ПРО, которая является единственным средством защиты США от баллистических ракет дальнего радиуса действия, на маршевом участке полета ракеты. Успешно сработал также и поражающий механизм производства компании Raytheon, который отделился от ракеты и поразил приближающуюся боеголовку.

«Это очень важный шаг в наших неустанных усилиях по улучшению и повышению надежности нашей национальной противоракетной системы», – заявил директор Агентства противоракетной обороны вице-адмирал Джеймс Сиринж.

По его словам, агентство продолжит прикладывать усилия, чтобы гарантировать эффективность и надежность наземных ракет-перехватчиков и системы противоракетной обороны страны в целом.

Как сообщает Reuter, высоко оценил успешное испытание основатель некоммерческого Альянса в защиту противоракетной обороны (Missile Defense Advocacy Alliance) Рики Эллисон. Он назвал это событие большим шагом вперед для программы, которую преследовали проблемы. По его словам, это позволит сократить число ракет-перехватчиков, которые запускались бы для поражения приближающейся баллистической ракеты.

«Этот успех является знаменательной вехой, которая демонстрирует надежность системы и повышает уверенность руководителя Североамериканского боевого командования, отвечающего за оборону страны», – считает Эллисон.

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты разошлись в оценках пришедшей из-за океана новости.

На взгляд заведующего Отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрия Данилова, она означает, что в военно-техническом плане ПРО «имеет определенные перспективы».

«Значит, существует и политическая перспектива (в отношении дальнейшего продвижения идеи ПРО», – добавил он. – Думаю, что в контексте событий, происходящих в отношениях между Россией и США, Россией и НАТО, демонстрация подобных успехов означает также, что процесс пересмотра военной стратеги в направлении взаимного сдерживания идет и, несомненно, развитие ПРО здесь имеет ключевое значение».

Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН профессор Владимир Дворкин призвал не торопиться с выводами.

«Да, мы услышали об успешном испытании, – сказал он. – Но нужно провести еще несколько успешных испытаний, прежде чем сделать заключение, что эта система работоспособна».

Испытание стало первым успешным перехватом поражающего механизма, разработанного компанией Raytheon. Два предыдущих испытания, проведенные в 2010 году, закончились неудачно.

Дворкин предположил, что распространение системы на сегодня может носить исключительно локальный характер.

«Скорее всего, она будет стоять в верхнеступенчатом варианте только в США – на Аляске и в Калифорнии, – считает он. – Ее задача – обеспечить защиту от одиночных и большого количества групповых ракет, если они последуют».

Чем может ответить Россия?

Дмитрий Данилов полагает, что реакция Москва «не будет истеричной». По его словам, речь идет о реальном военно-техническом и военно-политическом планировании.

«Исходя из политической целесообразности, РФ вряд ли продемонстрирует чрезмерно эмоциональную реакцию на событие, чтобы не расшатывать ситуацию и не драматизировать ее, – продолжил он. – По-моему, ни США, ни Россия не хотят сейчас войти в колею взаимной конфронтации, из которой будет достаточно сложно выйти, поэтому стороны постараются проявить сдержанность».

Вместе с тем эксперт считает, что у Москвы есть наготове глубоко проработанные схемы ответов на различные сценарии.

«Среди них как традиционно симметричные, так и ассиметричные, – уточнил он. – В первом случае, речь может идти о противоракетном сценарии, когда имеются ввиду возможности поражать цели ПРО – радары, пусковые установки, не говоря уж непосредственно о перехватчиках. А нестандартных ответов можно придумать много, но их в деталях знают, вероятно, только специалисты».

На взгляд независимого аналитика Вадима Макаренко, России придется искать адекватные ответы на действия США.

«В России ракетно-ядерная составляющая – самая сохранившаяся из всего ВПК, и было бы вполне логично, если именно здесь Москва станет наращивать мощь, – подчеркнул он. – Жаль, что в любом случае это приведет к ускорению гонки вооружений».

Как ему представляется, у России найдутся аргументы и для ответа.
«Правда, насколько автономно она сможет работать в ракетно-ядерной сфере без Украины, остается под вопросом», – резюмировал аналитик.

Владимир Дворкин, напротив, считает, что никаких особых ответных мер России готовить не нужно.

«Потому что комплексы преодоления ПРО российских ракет достаточно эффективны, – пояснил он. – Никакая американская ПРО не способна отразить массированный запуск ракет. Так же, как и российская ВКО (военно-космическая оборона – В.В.) не в состоянии сделать этого. Это специалисты давно знают.
Проблема носит только политический характер и лежит вне сферы военной безопасности».

Система ПРО была развернута в 2004 году администрацией Джорджа Буша-младшего для противодействия нарастающим угрозам со стороны Северной Кореи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG