Линки доступности

Эксперты призывают не торопиться с оценками перспектив нового курса иранского руководства

МОСКВА – В мировых СМИ можно наблюдать определенный оптимизм в связи с итогами выборов президента Ирана, появились комментарии, выражающие надежду на нормализацию ситуации в регионе при условии отказа Тегерана от ядерных амбиций, идущих вразрез с его международными обязательствами. Однако как российские, так и американские эксперты полагают, что предаваться эйфории пока преждевременно, и выражают сомнение, что новый глава страны способен резко изменить курс.

Напомним, на состоявшихся в пятницу выборах победу, причем в первом же туре, одержал умеренный представитель духовенства Хасан Роухани, получивший немногим более 50 процентов голосов избирателей. Наблюдатели отмечают довольно высокую явку избирателей. В голосовании приняли участие около 37 миллионов человек. На посту президента Роухани сменил Махмуда Ахмадинежада.

Руководитель аппарата Белого дома Денис Макдоноу, выступая в программе телеканала CBS Face the Nation, анализируя триумф Роухани, в частности, сказал: «Если, как он говорил во время своей предвыборной кампании, он действительно заинтересован в том, чтобы восстановить нормальные отношения между Ираном и остальным миром, у него есть хорошая возможность, чтобы сделать это. Если он намерен обеспечить выполнение обязательств, принятых в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН, и отказаться от этой тайной ядерной программы, в нашем лице он найдет партнера».

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты сошлись на том, что победа Роухани была в достаточной степени закономерной.
Директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов заметил, что с учетом анализа, который делался накануне выборов, их итоги вполне соответствуют сделанным прогнозам.

«Многие говорили о том, что в президентской гонке победит умеренный реформатор. Правда, сейчас налицо эффект завышенных ожиданий. Потому что основная реакция экспертов идет скорее на слово «реформатор» или даже «умеренный». Забывая про маленькую деталь: это – иранский «умеренный реформатор», что несколько меняет существо вопроса», –считает он.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин согласен, что победа Роухани, была предсказуема.
«Большинство иранских, российских и зарубежных политологов считали, что у него высокие шансы стать президентом, хотя и при наличии серьезных конкурентов», – констатировал он.

Сенсационным Сажин назвал победу Роухани в том смысле, что тот разгромил своих соперников в первом же туре.
«Я не думал, что делом ограничится одним туром», – признался профессор.
Но как результаты выборов могут сказаться на внешней политике Тегерана, насколько она будет отличаться от курса, поддерживаемого Ахмадинежадом?

Сергей Зацепилов видит главный итог президентской кампании в том, что теперь появилась возможность придать импульс новому этапу переговоров Ирана с Западом.

«Все-таки у Роухани здесь есть определенный позитивный опыт. Именно при нем удавалось добиваться каких-то компромиссных решений. Вместе с тем следует учитывать, что существует мощная консервативная часть руководства (прежде всего, религиозного) Ирана, которое будет оказывать серьезное воздействие (на все политические нюансы)», – резюмировал он, подчеркнув, что если компромиссы между сторонами и будут достигнуты, то они будут носить весьма ограниченный характер.

Тем не менее, директор политических программ Международного центра за справедливую политику не исключил того, что в Тегеране услышат призыв США к изменению иранской ядерной программы в соответствии с требованиями мирового сообщества.

«На самом деле многие вопросы, которые связаны с контролем над ядерной программой Тегерана, носят подчас технический характер, – аргументировал он. – Совсем отказаться от развития ядерной программы Иран, конечно, не захочет. Но, думаю, что и США реалистично смотрит на эту проблему. Однако некоторое усиление контроля над критическими моментами иранской ядерной программы, в принципе, возможно».

В свою очередь, Владимир Сажин напомнил, что инаугурация нового президента еще только должна состояться где-то в августе.
«Затем он официально объявит о сформировании правительства. Поэтому ожидать каких-то изменений следует осенью», – подчеркнул профессор.
Сажин разделяет мнение, что изменения эти не станут резкими.

«Это будут постепенные изменению. Насчет ядерной программы он (Роухани) уже заявлял, что эту проблему надо решить обязательно. Ему нужно сделать все, чтобы международное сообщество сняло экономические санкции с Ирана. Это необходимо для развития экономики, которая сейчас находится в плачевном состоянии», - утверждает он.

По его словам, триумфальная победа Роухани свидетельствует о том, что именно иранцы жаждут насущных перемен.

«В своих предвыборных выступлениях Роухани говорил, что практически во всех областях будет искать компромисса (с Западом). А руководитель его избирательного штаба даже сказал, что политика Ирана изменится на сто процентов по сравнению с политикой Ахмадинежада», – заключил Сажин.
Но тут возникает законный вопрос, а насколько велики реальные полномочия президента в Иране? Так, Сергей Зацепилов убежден, что сам Роухани лично заинтересован в нормализации отношений с Западом, хотя эксперт отмечает при этом огромное влияние духовного руководства страны, которое может этому помешать».

Владимир Сажин также считает, что не стоит чрезмерно верить во все заявления Роухани.

«По той простой причине, что президент в Иране – второе лицо после верховного лидера, который вырабатывает стратегию во всех отношениях. А президент как глава исполнительной власти занимается тактическими вопросами по решению всех проблем», – подытожил он.

Мнение российских экспертов созвучно с оценкой американского ученого Майкла Сингха, (Michael Singh), директора вашингтонского Института по изучению ближневосточной политики (The Washington Institute for Near East policy). В комментарии для Русской службы «Голоса Америки» он затруднился назвать Хасана Роухани реформатором.

«Скорее, он прагматик – но все равно речь идет о человеке, который тесно связан с режимом, – говорит Синг. – Америку интересует, изменится ли курс режима по отношению к ядерной программе, но судя по тому, что он представлял ранее режим в этой сфере и говорил, что Иран может добиться чего угодно в ядерной программе, затягивая время – не думаю, что следует ожидать серьезных перемен. Мы не знаем, является ли результат выборов свидетельством разногласий в правящей элите Ирана, или напротив, Хаменеи была выгодна победа Роухани, которая вернула некую легитимацию теократическому режиму – мол, победили центристы.
Однако мы знаем, что в Иране решения принимает именно Верховный лидер Али Хаменеи – а президент, как правило, занимается больше экономикой и внутренней политикой, нежели ядерной программой. Посмотрим, будет ли Роухани играть какую-то роль на переговорах с «Шестеркой» – или же их главный переговорщик Саид Джалили, который проиграл президентские выборы, останется на своем посту».

По мнению американского эксперта, администрация Барака Обамы выбрала верный курс – осторожно поприветствовав результаты выборов, оставить открытым окно для диалога. «Политика США должна основываться на действиях Ирана, а не она том, кто занимает пост президента, или что Роухани говорит на пресс-конференциях, – подчеркивает Сингх. – Главное – чтобы Запад не пошел на поводу у иллюзии, что действительно победил реформатор, потому что тогда явно будут повторены ошибки времен правления Мохаммеда Хатами, когда на Западе решили, что речь идет о реформаторе, и пошли на неоправданные уступки Ирану».

Пресс-секретарь Госдепартамента Джен Псаки сказала на брифинге в понедельник, что американская администрация не ждала после выборов в Иране изменения отношения по ядерной программе.

«Ядерное портфолио находится в руках Верховного лидера. (Победа Роухани) может предоставить шанс для внутренней "перезагрузки", и Роухани высказался по поводу своих абмиций – посмотрим, выполнит ли он свои обещания через несколько месяцев, по вступлению в должность», – сказала Псаки.

Как отметила представитель Госдепа, администрация Обамы до сих пор ждет серьезного ответа на предложение, которое было сделано Ирану на переговорах в Алматы. «Мы открыты для продолжения переговоров, если они готовы дать ответ. Если это произойдет в течение нескольких недель, замечательно, но мы не будем вести переговоры с Ираном с этой сцены», – подчеркнула Псаки.

По ее словам, админмстрацию США не удивило высказывание Роухани на пресс-конференции о том, что сирийский президент Башар Асад должен остаться на посту до следующих президентских выборов в 2014-м. «У нас всегда были и продолжают оставаться серьезные расхождения с Ираном по поводу ситуации в Сирии и путей выхода из кризиса», – отметила представитель Госдепа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG