Линки доступности

Что сулят России новые ограничительные меры, вводимые ЕС?

МОСКВА – Евросоюз может уже в пятницу 5 сентября объявить о расширении секторальных ограничений для России в рамках подготовленных Еврокомиссией предложений, дополняющих принятые ранее.

В итоге это сулит закрытие доступа к финансированию в Европе всем российским госкомпаниям, включая «Газпром» и «Роснефть», и полным запретом поставок в Россию технологий двойного назначения. Новые европейские санкции могут быть скоординированы с американскими, канадскими и японскими ограничительными мерами.

По разным оценкам, в нынешнем и следующем годах российским компаниям предстоит погасить долгов на сумму около 160 млрд долларов, из которых на госсектор приходится примерно 65 млрд.

По просьбе Русской службы «Голоса Америки» ситуацию комментирует директор Института стратегического анализа ФБК, профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев.

Виктор Васильев: Чем чреваты для России очередные западные санкции в совокупности с предыдущими, отличаются ли они чем-то принципиально от принятых до этого?

Игорь Николаев: Я бы не сказал, что там есть какие-то отличия. Просто новые меры идут как бы в развитии старых. В первую очередь, по всей видимости, они коснутся финансового сектора. Как известно, ужесточаются условия кредитования для тех компаний, которые уже были в «черном списке». Теперь сроки кредитования сокращаются с 90 дней до одного месяца. Но самое главное – расширяется список подпадающих под санкции компаний. Прежде он был не таким большим, хотя и значимым. Плюс, если введут запрет на покупку российских госбумаг, это тоже будет очень серьезно. А в условиях, когда в стране стагнация переходит в рецессию, любые санкции, даже незначительные, конечно, плохо отразятся на экономике. Поэтому негативный эффект будет, это очевидно.

В.В.: Насколько неотвратимы подобные санкции впредь с учетом последних предложений Путина по стабилизации украинского кризиса?

И.Н.: Я не считаю, что они неизбежны. План Путина, если действительно в результате него наступит перемирие, способен предотвратить введение новых санкций, и одно это было бы очень хорошо. Но действие старых, принятых ранее санкций, естественно, продолжится. Ведь три пакета мер пока никто не отменял.

В.В.: Осознают ли россияне истинное экономическое положение страны?

И.Н.: Большинство простых граждан, конечно, не осознают. Недаром у нас, как свидетельствуют социологические опросы, более 80 процентов населения одобряют «антисанкции». Хотя, очевидно, что с точки зрения стимулирования инфляции это было очень не хорошая мера. Понятно, что граждан здесь трудно в чем-то обвинять. Просто по большому счету их пока мало коснулись последствия произошедшего. При том, что инфляция, которая и без того ускоряется, по отдельным продуктам уже явная. Общая инфляция тоже повысилась, но не столь значительно. Вообще, многим кажется, что это долго не продлится, да и зарплату по-прежнему выплачивают... Истинную картину осознают даже далеко не все аналитики и экономисты, кто по долгу службы обязан прогнозировать развитие ситуации. Чего же тогда ждать от простых граждан?

В.В.: Надолго ли хватит России накопленных ресурсов в случае, если санкции продолжатся и будут наращиваться?

И.Н.: Проблема экономики России даже не столько в санкциях. Были бы они или нет, наша экономика все равно вошла бы в рецессию. На самом деле мы такой прогноз давали еще год назад, в конце 2013-го. Вот в чем беда. В российской экономике есть фундаментальные проблемы, которые загоняют ее в рецессию: растущая налоговая нагрузка, недостаточность внутреннего спроса, высокая неопределенность экономической ситуации... Санкции лишь усугубляют положение. Потому что доступность капитала, например, становится все хуже. Однако положение не будет ухудшаться резко, обвально. В этом смысле есть определенные резервы – по три триллиона рублей в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния. Но судя по опыту 2008-2009 годов, когда была первая волна кризиса, этих денег может и не хватить. Тогда за год с небольшим из Резервного фонда израсходовали более четырех триллионов рублей. Поэтому не обвальное ухудшение может продлиться года полтора-два, будут тянуть до 2018-го (год выборов президента России – В.В.). А потом может наступить и более резкое ухудшение. Тенденция именно к ухудшению социально-экономической ситуации.

В.В.: А что произойдет с крупными проектами вроде моста в Крым и космодрома в Плесецке?

И.Н.: Это уже больше чем проекты… На мост через Керченский пролив ресурсов хватит. Другое дело, какая цена будет. С космодромом я не уверен. Потому что, когда встанет вопрос, выплачивать ли пенсии или достраивать космодром, то, конечно, выберут в качестве приоритета выплату пенсий. Тем более, что будут приближаться президентские выборы 2018 года. С другими проектами тоже возникнут большие проблемы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG